Как постановление № 100 поссорило министерства

Или кто выступил в защиту Александра Машкевича

Наше издание первым подняло тему предоставления незаконных налоговых льгот предприятиям Евразийского банка и посвятило ей целую серию материалов, вызывавших у некоторых наших читателей недоумение и даже подозрение: непонятно, мол, чего добивается газета. Наконец в этом году на проблему обратили внимание не только общественность, но и соответствующие государственные органы, и процесс восстановления «равных для всех условий» сдвинулся с мертвой точки.


Официально этот документ (известный в народе как «сотое» постановление) называется: «О мерах по обеспечению роста объемов выпуска продукции предприятиями сырьевой базы черной металлургии и алюминиевой подотрасли РК». Принятый 24 января 1997 года за № 100, он установил для двух предприятий группы Евразийского банка специальный порядок начисления НДС. Если прочие хозяйствующие субъекты Обязаны включать в цену продукции, поставляемой в Россию, налог по ставке 20%, то «ССГПО» и «Алюминий Казахстана» освобождены от этого, так как их экспорт в Российскую Федерацию приравнивается к экспорту в дальнее зарубежье.


История началась с того, что налоговые органы Павлодарской области провели проверку и доначислили ОАО «Алюминий Казахстана» многомиллионную задолженность по НДС, плюс штраф и пени. «Обиженное» предприятие подало в областной суд и выиграло дело. В свою очередь, Мингосдоходов обратилось в Верховный суд страны. Его решение еще впереди.


Когда в товарищах согласья нет


Проблема усугубляется тем, что у правительства нет единой позиции по отношению к незаконным налоговым льготам предприятий Евразийского банка. 10 октября этого года состоялось специальное совещание по этому вопросу с участием заинтересованных ведомств. Обсуждался вопрос легитимности постановления правительства за № 100 в связи с протестом Генеральной прокуратуры от 3 августа 2000 года № 7-6-2000. По мнению последней, вышеупомянутое постановление, во-первых, противоречит статье 58 Закона о налогах. Там предусмотрено начисление НДС на товары, вывозимые в государства — участники СНГ, с которыми Казахстаном не заключены соответствующие международные договоры об обложении экспорта по нулевой ставке. Во-вторых, Генеральная прокуратура считает, что нарушается порядок предоставления документов, подтверждающих факт экспорта товаров. И, в-третьих, согласно п. 4 ст. 2 Закона о налогах запрещается предоставление налоговых льгот другими актами (например, постановлениями), в том числе льгот, носящих индивидуальный характер. Кроме того, главный надзорный орган страны указал еще на одну немаловажную деталь: подпунктом 3 пункта 1 Закона «О государственных секретах» предусмотрено, что сведения о привилегиях, компенсациях и льготах, предоставляемых государством каким-либо организациям, не подлежат засекречиванию.


Основываясь на этих трех аргументах и руководствуясь статьей 19 Указа Президента РК «О прокуратуре Республики Казахстан», Генеральная прокуратура предложила правительству отменить постановления № 100 от 24 января 1997 года и № 705-54с от 25 июля 1998 года «О внесении изменения в постановление Правительства Республики Казахстан от 13 мая 1998 года №431».


Казалось бы, о чем тут разговоры разговаривать: отменяй, и дело с концом. Но нет, история получает неожиданное продолжение. Против Генеральной прокуратуры выступило Министерство юстиции РК. По мнению министерских чинов, изложенном в письме от 18 августа 2000 года, «сотое» постановление не противоречит статье 58 Закона о налогах (на эту же статью ссылалась и Генпрокуратура). Так как оно только детализирует положения данной нормы в части вывоза сырьевых товаров для переработки в страны СНГ, с последующим вывозом в составе иных товаров за их внешние границы. Что же касается присвоения грифа «секретно», то и это не является нарушением Закона, поскольку постановление не предусматривает налоговых льгот, а лишь конкретизирует применение Закона о налогах. В то же время Минюст признает, что сведений, которые в соответствии с Законом «О государственных секретах» подлежат засекречиванию, в спорном документе нет, поэтому оно может быть открыто для общественности.


А вот Министерство энергетики, индустрии и торговли заняло в этой истории позицию буриданова осла. Сначала оно согласилось с мнением Генерального прокурора (письмо от 8 августа 2000 года). Однако спустя всего две недели коренным образом изменило свою позицию и предложило сохранить действие «сотого» постановления (письмо от 25 августа 2000 года). По мнению министерства, производимый на ОАО «Алюминий Казахстана» глинозем ниже по качеству, и его цена на 25-30% ниже, чем цена импортного «песчаного» из Гвинеи и Австралии. В случае отмены злополучного постановления цена казахстанских сырьевых товаров (с учетом железнодорожного тарифа) существенно возрастет, указанные товары станут неконкурентоспособными. Так, по данным МЭИТ, цена тонны глинозема возрастет с 185-190 до 215 долларов, железорудного сырья с 18 до 20,3 долларов, окатышей с 13 до 14, 5 долларов.


Железные доводы Мин госдоходов


Чем дальше в лес, тем интереснее разворачиваются события. В «битве» за алюминий появляется новый участник. Против Минюста и Минэнергетики выступило Министерство государственных доходов, чьи специалисты посчитали анализ ситуации, проведенный двумя вышеупомянутыми ведомствами, поверхностным, а выводы — ошибочными (письмо от 17 октября 2000 года). Мингосдоходов в свою очередь проанализировало пункт 2 постановления №100, которым установлено, что сырьевые товары горнообогатительных комбинатов черной металлургии и предприятий алюминиевой подотрасли в случае их вывоза для переработки в страны СНГ с последующим вывозом в составе иных товаров за их внешние границы, подпадают под таможенный режим Республики Казахстан, предусмотренный для экспорта товаров за пределы СНГ, и выяснило, что этот пункт категорически противоречит статье 22 Закона РК от 20 июля 1995 года «О таможенном деле в Республике Казахстан».


В статье 22 ясно определен исчерпывающий перечень видов таможенных режимов, каждый из которых имеет отличительные признаки, указанные в разделе III закона. Поэтому норма, изложенная в пункте 2 постановления № 100, может подпадать только под таможенный режим переработки товаров вне таможенной территории Республики Казахстан либо под таможенный режим экспорта товаров (вне пределов территории стран СНГ). Однако ни под один из них операции группы Евразийского банка по вывозу сырьевых товаров для переработки в странах СНГ не подпадают.


Во-первых, потому, что вывоз одного вида товаров (глинозем) с таможенной территории Республики Казахстан для переработки в страны СНГ с последующим вывозом с их территорий в страны дальнего зарубежья уже другого товара (алюминия), никак не может подпадать под таможенный режим Республики Казахстан, предусмотренный для экспорта первоначального товара (глинозем) в страны дальнего зарубежья. И, следовательно, в соответствии с нормами таможенного законодательства — это экспорт сырьевого товара в страны СНГ.


Во-вторых, согласно статье 83 закона, в случае вывоза товаров в рамках таможенного режима переработки товаров вне таможенной территории республики, в последующем он должен быть в обязательном порядке возвращен в переработанном виде на таможенную территорию Республики Казахстан, что постановлением не устанавливалось. Более того, поставка товаров не подпадает под вышеуказанный режим, так как в соответствии со ст. 85 таможенный режим переработки товаров вне таможенной территории не может быть использован, в случае если товары вывозятся на переработку по контракту купли-продажи. Однако в соответствии с «сотым» постановлением в качестве подтверждающего документа в налоговые органы необходимо предоставить в полном объеме экспортный контракт (купли-продажи). Следовательно, вывоз сырьевых товаров с последующим экспортом переработанных товаров в страны дальнего зарубежья не подпадает под таможенный режим переработки товаров вне таможенной территории РК.


Одним словом, экспорт сырьевых товаров осуществляется предприятиями Евразийского банка в Россию. И на этом основании Министерство государственных доходов делает вполне закономерный вывод, что данный вывоз подпадает под действие пункта 5 статьи 58 Закона о налогах. Вот и получается, что постановление №100 противоречит нормам налогового законодательства, причем не детализирует его, как считает Министерство юстиции, а наоборот, сокращает перечень требований, изложенных в пункте 2 названной статьи. Каких конкретно, мы постараемся объяснить в следующей главе.


Почему таможня вынуждена давать «добро»


Ни один товар не может пересечь таможенную границу страны при отсутствии документов или их неправильном оформлении. Если только не даст свое «добро» правительство. По «сотому» постановлению необходимыми и достаточными условиями подтверждения факта экспорта товара из Казахстана для нужд налогообложения «ССГПО» и «Алюминия Казахстана» являются два.


Во-первых, предоставление налоговым органам по месту нахождения предприятия в полном объеме экспортного контракта, в котором должно быть указано, что приобретаемые последним казахстанские товары предназначены к вывозу за пределы СНГ, в том числе и после их переработки на предприятиях СНГ.


Во-вторых, письменное подтверждение предприятия СНГ о том, что поставленное ему казахстанским предприятием или приобретенное у казахстанского предприятия инопокупателем и поставленное на предприятие СНГ сырье им переработано и вывезено за пределы СНГ в составе готовой продукции, с приложением копии таможенной декларации о вывозимой продукции на экспорт.


Эти два положения вступают в прямое противоречие с пунктом 2 статьи 58 Закона о налогах, который признает подтверждением экспорта товаров три документа. Во-первых, контракт (договор) на поставку экспортируемых товаров. Во-вторых, грузовую таможенную декларацию с отметками таможенного органа, осуществившего выпуск товаров в режиме экспорта, и таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который товар был вывезен за пределы таможенной территории Республики Казахстан. В-третьих, товаросопроводительные документы с отметками пограничных таможенных органов Республики Казахстан и государств транзита, через которые следует товар. В зависимости от вида транспорта, которым осуществляется экспорт товаров, такими документами являются коносамент или его копия, международная товаротранспортная накладная о перевозках международным автотранспортом, международная авиационная накладная или железнодорожная накладная.


Когда льгота — не льгота, а действенная помощь


Еще один аргумент, который выдвигает в защиту своей позиции Мингосдоходов: постановление № 100 включает в себя вопросы освобождения от налогообложения. Данный факт помимо самого содержания постановления косвенно подтверждается названием другого постановления правительства за № 431, которым «сотое» постановление один раз уже было признано утратившим силу. Оно называется так: «О признании утратившими силу некоторых решений Правительства РК по вопросам предоставления налоговых и таможенных льгот». Поскольку в соответствии с пунктом 4 статьи 2 Закона о налогах запрещается предоставление льгот по налогам и сборам другими актами, кроме как предоставляемых уполномоченным органом по инвестициям в соответствии с Законом РК «О государственной поддержке прямых инвестиций», то злосчастное постановление должно быть отменено автоматически.


Отчего наш бюджет дефицитный


Вот теперь-то можно подсказать озадаченным бюджетными дырами депутатам, где искать возможности дополнительных вливаний в казну. Мингосдоходов не поленилось сосчитать, насколько в 1999 году среднегодовая цена ввоза казахстанской железной руды и глинозема в Россию из Казахстана превысила среднегодовую цену вывоза этого же самого сырья из Казахстана в Россию. Если на казахстанской таможне железная руда не агломерированная стоила 8,6 доллара за тонну, то через несколько сотен метров на российской таможне она уже оценивалась в 17,32 доллара. Соответственно, глинозем вместо 116,4 доллара оценивается уже в 229,6 доллара, а руда «подорожала» с 11,91 до 19,38 долларов. Этот волшебный прирост стоимости (в 1,6-2 раза) можно назвать восьмым чудом света. Если, конечно, не знать схему работы. А она на удивление проста. Вывоз декларирует предприятие Евразийского банка, осуществляющее по поручению покупателя поставку на российский завод. А ввоз декларирует уже сам покупатель — оффшорная компания. Затем глинозем может перепродаваться сколько угодно раз, поэтому проследить, чтобы именно этот глинозем был переработан в алюминий и вывезен за пределы СНГ физически невозможно, это можно сделать только на бумаге, которая все, как говорится, стерпит.


Министерство сделало несложный расчет и выявило, что только в 1999 году сумма сокрытых доходов по трем товарным группам составила 145 миллионов долларов, а потери государственного бюджета — около 43,5 миллиона долларов. Сразу отвечая на возможные вопросы, Мингосдоходов доложило правительству, что до последнего времени сверка цен на вывозимую из Казахстана в Россию продукцию с ценами на аналогичную ввозимую в Россию из Казахстана продукцию таможенными органами страны не проводилась. И сделало вывод, что в содержательном плане постановление № 100 является незаконным и направлено на решение одной задачи — уклонение ОАО «ССГПО» и ОАО «Алюминий Казахстана» от уплаты налога на добавленную стоимость. По всему по этому Мингосдоходов считает, что протест Генеральной прокуратуры нужно удовлетворить и поручить восстановление законности и изъятие незаконно полученных доходов компетентному ведомству, то есть Мингосдоходов.


Кстати, есть во всей этой истории еще один нюанс. Речь идет не только об уплате подоходного налога, но и о восстановлении в бюджет незаконно полученных сумм возмещения по НДС. По словам налоговиков, в результате принятия «сотого» постановления неправомерно была предоставлена льгота по обложению оборотов от реализации сырьевых товаров в страны СНГ налогом на добавленную стоимость по нулевой ставке. Поэтому вышеуказанные предприятия не только не уплачивали НДС от реализации сырья в страны СНГ, но и получили право на возврат из государственного бюджета сумм налога, относимых в зачет согласно статье 69 Закона «О налогах и других обязательных платежах в бюджет». Вот и получается, что общая сумма потерь по двум предприятиям Евразийской группы по НДС оценивается в заставляющую задуматься цифру -13 миллиардов тенге.


Сколько веревочке ни виться


Поскольку предлагается признать постановление № 100 утратившим силу с момента его введения, сумма возможного взыскания с «ССГПО» и «Алюминия Казахстана составит несколько сот миллионов долларов. Очевидно, что взыскать эту сумму с предприятий невозможно, реальные деньги давно «смыты» в оффшорные зоны. Значит, правительство, если, конечно, отменит свое решение, будет вынуждено подать в суд на предприятия.


Не кажется ли вам, что история повторяется? В свое время группа Машкевича — Ибрагимова — Шодиева обвинила «Транс Уорлд Групп» в аналогичных проступках и выиграла дело в Верховном Суде страны. Теперь в роли обвинителя выступает государство в лице Министерства государственных доходов, а ответчиком — победитель предыдущего судебного спора. Обращаясь к народной мудрости, нетрудно сделать вывод: не рой яму другому, сам в нее попадёшь.


Хотя к изложенной выше истории больше подошла бы другая поговорка: сколько веревочке ни виться, а кончику быть. Если, конечно, удастся ухватить за этот кончик.


«Деловое обозрение Республика»,

№ 27 (62), 23.11.2000 г.

Новости партнеров

Загрузка...