“Казак эдебиетi”: “исход русских из Казахстана – это природный процесс…”

Если судить о текущей жизни по страницам официозного “Егемен Казакстан”, то можно сказать, что на прошлой неделе ничего неординарного не случилось. Все идет по заранее заведенному порядку. “ЕК” от 22.11.2000 сообщает, что в Таразе водку марок “БМ”, “Муса”, “БЗ” подделывают прямо на базаре; в Шымкенте ранее принадлежавшие государству садовые массивы спокойно приобретают в частное пользование никому неизвестные личности, как будто закон на частное землевладение уже вступил в свои права. Здесь же — дежурная статья об известном исполнителе народных песен и домбристе Кайрате Байбосынове. Этого деятеля сцены отметила и газета “Жас Казак” (17.11.2000): “Если кто и достоин почета, так это, безусловно, Кайрат!”. Такого рода статьями сейчас, в преддверии отбора претендентов на звание лауреатов Государственной премии РК в области литературы и искусства, полным-полна вся казахскоязычная пресса. В том же номере “Егемен” писатель Камель Жунистеги на документальном материале убедительно доказывает, как извращают в казахской печати названия созвездий. Для примера он берет модные ныне гороскопы. Прямой до деревянности перевод с русскоязычных аналогов, типа “Стрелец” – “Мерген” (хотя Мерген – это всего лишь меткий охотник, а никак не Стрелец! — Прим.), не просто искажает, по мнению Жунистеги, понятийный смысл, он извращает сам казахский язык. Аль-Фараби называл созвездие Стрельца “Хауыс” (Садак – т.е. лук, тот самый, с тетивой.Прим.). А созвездие Девы стали называть “Бикеш”, т.е. “молодка”. Автор замечает: “Хорошо, хоть не назвали “кэрi кыз” (т.е. “старой девой”!)”. Жусуп Баласагунский, прославленный в веках тюркский летописец, называет данное созвездие “Бугдайбашы”, а степняки называли – Уркер. В теоретическом плане трудно спорить с писателем, но, с другой стороны, он сам же признает, что именно казахскоязычные газеты, передирая те же гороскопы из русской прессы, внедряют в сознание людей “неверные знания”. Поэтому этому автору, да и всей неисчислимой армии казахских писателей, поэтов и филологов давно пришла пора задуматься по данному поводу: почему нынешний казахский язык на уровне общественного коммуникативного средства превратился в компиляцию русского языка? Ведь эту тенденцию не свалишь на русскоязычных асфальтных казахов, не они же портят язык предков. Но он портится, что называется, на глазах. И почему этот процесс углубляется, увы, никакой Камель Жунистеги не в силах объяснить…


В другом номере “ЕК”, вышедшем в середине недели (от 24.11.200), журналист Шарафаддин Амир поднимает проблему рабочих с месторождения Кумколь, сокращенных в массовом порядке иностранной компанией “Харрикейн Кумколь Мунай”, и это несмотря на то, что в свое время один из руководителей компании, взявшей в управление Кумкольское месторождение, Кит Макккрей, обещал, что до 2004 года никаких сокращений не будет. Автор с горечью пишет: “С тех пор как казахи стали казахами (видимо, имеется в виду эпоха независимости. — Прим.), у самих казахов и болит голова. Казах казаха так и не погладил по голове. Как и прежде, казах рад подставить своего же казаха, пнуть своего соплеменника, выполнить волю чужого, отстаивать мнение чужого. Когда необходимо восстановить законную справедливость в отношении казаха, слуги закона становятся слепыми. А действие закона становится затянутым как жевательная резинка. Об этом свидетельствует и наша история”. Вся надежда 164 человек, многие из которых отдали лучшие годы жизни нетфепромыслу, теперь только на Верховный суд РК. В этом же номере опубликована статья “Вызовам времени правильные ответы” председателя Совбеза РК Марата Тажина, посвященная анализу последнего Послания главы государства казахстанцам. Учитывая, что все государственное делопроизводство, равно как и 99% всех важных государственных заявлений и газетных материалов, у нас делается сначала на русском языке, а затем переводится на казахский, гораздо полезнее этот материал прочитать в “Казахстанской правде”. По крайней мере, это будет оригинал, а не копия, в которой вряд ли все гладко в плане адекватности русскоязычному тексту.


Центральным материалом третьего номера “ЕК” (от 25.11.2000) за прошлую неделю стал фотоснимок Назарбаева (до “Егемена” уже протиражированный в русскоязычных крупноформатных газетах. — Прим.), держащего на руках шестимесячного отпрыска премьер-министра Великобритании Тони Блэра, и присовокупленный к нему стих члена Союза писателей РК, кызылординца Шахизады Абдикаримова, который отметил этот теплый момент в шести куплетах. Основной смысл данного творения сводится к тому, что исконно казахский обычай “бата беру” (напутственное благословение малышу от лица какой-нибудь уважаемой персоны. – Прим.) проник и в Европу.


“Просветительское” (как оно само себя называет) издание “Жас казак” на неделе, как всегда, немало места уделило проблемам образования и воспитания молодежи. Акарыс Смагул пошел в своей статье “Высшие учебные заведения готовят безработных?” еще дальше. Он ставит проблему востребованности выпускников вузов. Нет рабочих мест – это одна проблема. Другая заключается в том, что некоторые учатся не ради получения знаний как таковых, а ради получения престижной корочки, ради диплома.


Вот-вот грянет зима, в северных областях Республики Казахстан она уже почти вступила в свои права, а казахское население традиционно начинает сезон забоя (согум) крупного скота на зиму. Собственный корреспондент газеты “Жас Алаш” (23.11.2000) в Кокшетау, административном центре Акмолинской области, Омирзак Мукай, в связи с началом “согума” вновь продолжил свои заметки на стыке “этнографии и рыночной экономики”. Наличие богатых (на наличность) астанайских чиновников всех мастей подняло цену за один “согум” (в данном случае согум надо понимать как одну лошадь или корову) с 20 тысяч тенге до 50 и выше. Такая конъюнктура цен ничего хорошего не сулит жителям столичной области, ибо такой “согум” им не по карману. Среднестатистическая зарплата у имеющих работу в самом Кокшетау равна 10 610 тенге. Среди 19 114 пенсионеров более 9 тысяч получают самую низкую пенсию – 3 500 тенге. Прибавьте сюда безработных, “…и вы получите социальный портрет тех, кто не вкусит сочность “согума”, – резюмирует автор…


Надо сказать, ни “Егемен”, ни “Жас Алаш”, ни тем более “Жас Казак” (последний вообще от номера к номеру – а всего-то вышло 9 номеров! — несмотря на первоначальные заявки, становится все скучнее и скучнее…) ничем примечательным не запомнились. В этом смысле гораздо читабельнее на неделе были “Алтын Орда” (17.11.2000) и “Казак эдебиетi” (24.11.2000). В редакции “Туркicтан” произошел срыв графика, и последний номер еженедельника появился в газетных киосках только 27 ноября — соответственно, он не попал в обзор…


“Алтын Орда”, будучи западноказахстанским изданием, никогда не обходит своим вниманием нефтяную отрасль и все те коллизии, которые происходят вокруг казахстанской нефти. Вот и этот раз первую полосу “украсил” мертвый тюлень и вопрос: “Тюлени продолжают вымирать. Кто следующий на очереди?”. А одна из заметок внутри газеты называется “Проклятый… ОКИОК!”… Редакция “Алтын Орды” начала публикацию выдержек из книги “Улттану” доктора философии депутата Амангельды Айталы (тоже уроженец Западного Казахстана). В ней осмысливается колониальное прошлое казахов, феномен независимости, предлагаются теоретические тезисы сквозь призму актуального во все времена вопроса “Что делать?”.


Перекликается в известной степени с материалом депутата парламента РК А. Айталы и статья обозревателя “Казак эдебиетi” Куанбека Бокая. Журналист, что называется, устроил форменный разнос известному демографу, одному из руководителей Центральноазиатского университета Макашу Татимову. Он поймал его на том, что в исследованиях Татимова некоторые цифры корректируются год от года. Если на заре суверенитета он писал одно, то сегодня — несколько другое. Например, в сравнении с былыми цифрами он занижает показатели потерь казахов во время голода тридцатых годов уходящего столетия. Особенно возмутило Куанбека Бокая интервью Татимова, которое он года два-три тому назад давал еженедельнику “Столичное обозрение”. В нем Макаш Татимов, допустим, говорит: “…70-75% казахов должно стать оптимальным процентом, за который нельзя перешагивать. 20-30% надо оставить для остальных народов”. Если данное интервью депутат Землянов критиковал в стенах парламента РК чуть ли не как проявление казахского национализма и зажим русских, то журналист “Казак эдебиетi” трактует его как пропаганду вредных для казахской нации утверждений: “Исход русских из Казахстана – это природный процесс… Не надо отказывать русским в чувстве патриотизма, у них есть великая родина – Россия /…/ Если мы будем насильно задерживать русских, то это будет самым настоящим ущемлением их прав и свобод /…/ Мы ведь, приглашая казахов из Китая, Монголии, Узбекистана, не кричим, что они покидают место своего рождения из-за того, что их там зажимают. А как бы мы восприняли, если бы Китай или Монголия встали в позу, закрыли границу на том основании, что они хотят оставить у себя сотню-другую тысячу казахов, чтобы они остались и продолжали пасти китайский либо монгольский скот? А как бы восприняли власти Монголии, заяви вдруг монгольские казахи: “Да если мы переселимся в Казахстан, Монголия рухнет как государство, все предприятия и промышленность остановятся!”?!. Журналист уверен, что исход русских органичен, и для казахов это только благо. Он к месту вспоминает начало шестидесятых. Тогда Алжир получил независимость, и президент Франции де Голль способствовал тому, чтобы как можно быстрее и оперативней переселить во Францию целых два миллиона алжирских французов. Тем не менее французская культура и язык не покинули Алжир, и, несмотря на все сложности, эти две страны имеют сегодня достаточно тесные отношения. А в случае с Россией и Казахстаном противоречий, аналогичных “алжирским”, гораздо меньше… Далее журналист Бокай разбивает намеки Макаша Татимова, высказанные им на страницах журнала “Алтын казык”, издаваемого общественным движением женщин-мусульманок. Размышляя над проблемами проституции, в которой погрязли казахские девушки, маститый ученый-демограф, оказывается, прямым текстом намекнул, что раз такое дело, надо открыть что-то вроде домов терпимости под присмотром государства, тогда и овцы будут целы, и волки сыты. На что Бокай резонно замечает, что это безнравственно и вряд ли снимет проблему. По его мнению, настоящий демограф должен был сказать в мусульманском журнале совсем иное. А именно: “Необходимо укреплять ислам и наши народные традиции. Это прежде всего – многоженство; разрешение создавать семьи с 15 лет, как это было у наших предков. Ведь сегодня, согласно тем же исследованиям самого Татимова, женщины рожают первого ребенка в среднем уже не в 25, а в 30 лет. Соответственно, мужчины создают семью не в 25-30, а почти в сорок лет. Вот отсюда и свободное времяпрепровождение, алкоголизм, наркомания и прочие плохие привычки…”.

Новости партнеров

Загрузка...