Нам нужна вера

Практически полная победа талибов в Афганистане, вызов Исламского движения Узбекистана (ИДУ) режиму Каримова, баткенские бои в Киргизии не на шутку тревожат политиков СНГ.


«Грядет ли исламская революция в Узбекистане?» — задаются вопросом многие эксперты, в их числе российские и казахстанские. «Насколько серьезна опасность религиозных экстремистов в Центральной Азии», «Не перерастет ли локальный конфликт в региональную войну?» — дискутировали участники международной конференции, прошедшей недавно в Алматы.


И никто не питает иллюзий относительно того, что в случае развязывания в Центральной Азии новой войны театром действий может стать Узбекистан.


Поэтому сегодняшняя наша беседа с ученым-богословом Абдуллой-кажы Жолдасулы не случайна.


Абдулла-кажы долгие годы учился и жил в Узбекистане, преподавая в Исламском институте имени имама Бухари в Ташкенте, редактировал арабский вариант религиозного журнала и пользуется авторитетом среди духовенства Узбекистана. Когда в декабре 1991 года общее собрание мусульман Казахстана при содействии партии «Алаш» сделало попытку устранить неавторитетного в народе муфтия (главу духовного управления) Ратбека кажы Нысанбайулы, первым в списке претендентов на высокую должность был назван Абдулла-кажы, живший тогда в сопредельном государстве. Попытка мирного переворота была подавлена силами ОМОНа. В 1992 году он переезжает на историческую родину и начинает заведовать кафедрами арабского института и Казахско-кувейтского международного университета в Шымкенте. И сразу же становится неофициальным духовным лидером южной области.


А недавно, после отстранения от должности старого и с приходом к власти нового муфтия, он становится ректором Исламского института при духовном управлении мусульман Казахстан.


— Абдулла-кажы, сегодня много пугают якобы надвигающимся с юга исламским фундаментализмом. Насколько это серьезно? Чем это опасно для нашего соседа Узбекистана?


— Конечно, Ислам Каримов в свое время допустил большую ошибку, когда заявил, что Исламское движение Узбекистана является врагом устоев государства. Этим он настроил против себя очень многих. И мне приходилось читать в прессе, что там сейчас чуть ли не 40 тысяч политических заключенных. Если это действительно так, то это вызывает большую тревогу.


Но в последнее время, насколько я знаю, Каримов меняет свое отношение к исламистам, а это означает, что он осознал серьезность положения и хочет исправить его.


В Узбекистане, кроме Жумы Намангани (лидер ИДУ. — Корр.), который открыто противостоит власти Каримова, есть очень много сильных и авторитетных духовных лидеров, и, я думаю, в критический момент они сыграют свою роль и не допустят анархии в стране.


Основная масса верующих понимает, что одно дело требовать от власти уважения к себе, полной свободы вероисповедания, другое — взять рычаги управления политической власти в свои руки. На сегодня ни в одном государстве Центральной Азии — это мое твердое убеждение — духовные лидеры не готовы к политическому управлению государством.


Самый верный путь — это сближение позиций: руководство духовенства и существующая власть должны сделать шаг навстречу друг другу, только так можно избежать противостояния и большого кровопролития и удовлетворить интересы всех граждан.


А что же касается опасности со стороны ислама, то я на это отвечу вот как: так могут говорить только те, кто не знает основ ислама, кто глубоко не изучал Коран, кто не знаком с наставлениями и проповедью пророка Мухаммеда, или откровенные враги истинной религии. Ислам всегда был против насилия. Мусульманская религия допускает военные действия только против иноверцев, и то в случае, если они угрожают им самим.


— А как же быть с ирако-иранской войной, гражданскими войнами в Афганистане, Таджикистане?..


— К великому сожалению это было и есть; да, в этих странах правоверный мусульманин шел с оружием в руках против своего же брата. Убивал своего же единоверца. Но в большинстве своем они оказывались жертвами происков врагов. Разве не Советский Союз виноват в 20-летней войне Афганистана, разве не США приложил и руку к ирано-иракскому конфликту, разве не коммунисты-атеисты преследовали последователей последнего пророка в Таджикистане, разве не вина бывшего безбожного руководства Узбекистана в событиях в стране?


Конечно, бывали случаи, когда отдельные мусульманские правители или богатые амбициозные нефтекороли использовали насилие как аргумент, но это — нарушение всех норм шариата. Учение ислама никогда не одобряет подобные действия. Скажем, в средние века могущественный Арабский халифат распространял учение пророка не всегда мирными способами. А в итоге, когда он распался, верными мусульманами остались жители только тех стран, где ислам брал не крепости, а завоевывал сердца людей. В связи с этим хотел бы привести один маленький пример, который характеризует нашего пророка Мухаммеда, да будут благословенны имя Его и дела Его, как истинного гуманиста и мудреца. Однажды один из его преданных последователей пришел к нему и говорит: разреши мне оказать давление на своих сыновей за то, что они вопреки воле отца приняли христианство. Посланник Аллаха категорически отверг подобный метод убеждения.


— Как вы думаете, что должны сделать руководители нашего государства, чтобы на Казахстан не перекинулись проблемы наших соседей?


— В первую очередь уважать и не притеснять верующих. Слава Аллаху — этого пока у нас нет. Во-вторых, я бы посоветовал нашему Министерству образования ввести отдельный предмет по исламу в наших школах.


— Простите, Абдудлла-кажы, ведь в нашем государстве, кроме мусульман, живут много людей, исповедующие христианство.


— Так оно и есть. Правильно. Но на это отвечу позже.


Так вот, оглянитесь по сторонам. Мы видим много примеров того, что молодежь живет аморальной жизнью: пьянствует, курит, развратничает, бросает старых родителей, детей, теряет человеческое достоинство. А если бы служителям духовенства позволялось хотя бы раз в неделю один час пообщаться с детьми в школе, в вузах, какая была бы от этого огромная польза!


В-третьих, мы должны поднять образовательный уровень самих наших имамов. Именно имамы каждую пятницу встречаются в мечети с народом, читают проповеди. Но, к сожалению, многие из них на сегодня не соответствуют той высокой должности, что они занимают. Если они умеют читать на арабском Коран и Хадис, думают, что этого вполне достаточно, чтобы быть главой мечети и называться имамом. А этого мало. Пророк требовал от нас, чтобы мы всегда совершенствовались, жили в ногу со временем, знали и интересовались всеми теми новшествами, что происходят в мире, были в курсе настроения народа, жили его нуждами, прививали им добродетель, веру в могущество Аллаха и патриотизм.


Я подозреваю, что многие наши имамы упорно цепляются за места не оттого, что они сильно любят свою работу, а оттого, что они в жизни больше ничего не умеют делать. В связи с этим мне вспоминается интересный факт. Когда однажды к руководителю духовенства Бухары пришел по направлению выпускник медресе, тот спросил его, что он умеет делать, кроме чтения Корана. Узнав, что молодой человек ничего не умеет, он отказал ему в должности.


Каждый служитель культа должен владеть несколькими гражданскими специальностями. В случае, если он будет заменен на более грамотного, он тут же должен зарабатывать на жизнь токарем, плотником, пекарем или портным. Чтобы сердце всегда было открыто Богу, а руки — работе. Истинный мусульманин должен жить не только с верой в Аллаха и крепко молиться, но и в поте лица зарабатывать свой хлеб насущный.


В-четвертых, акимы всех уровней должны денно и нощно жить и работать во благо своего народа. Быть образцом правдивости, честности и скромности.


Тогда никакие угрозы ни со стороны, ни изнутри нам не будут страшны.


Хорошим признаком сегодняшнего дня считаю то, что, когда я посещаю жума (пятничный) намаз, первое, что бросается в глаза, — это то, что почти 70 процентов паствы составляет молодежь. И желающих получить духовное образование год от года растет. И теперь есть возможность отбирать среди них наиболее талантливых, достойных, которые со временем постепенно будут направляться в регионы на замену старым кадрам.


А что касается христианской религии, которую в Казахстане исповедует почти добрая половина населения, здесь подход должен быть таким же, как и в отношении мусульманской религии. Скажем, в религиозных учебных заведениях Египта давно практикуется такой подход, когда перед студентами выступают наравне с исламистами и христианские лекторы. И никто из них при этом не критикует другую религию.


— Мне тоже вспоминаются слова из интервью «Литературной газеты» десятилетней давности, сказанные верховным муфтием Сирийской Арабской Республики шейхом Ахмедом Кафтаро: «… Помню, когда я встречался в Ватикане с Папой Иоанном Павлом Вторым. Тот мне заявил, что ежедневно читает Коран. А я ответил, что знаю наизусть многие места из Библии. Вот в таком духе искренности и доброжелательности и должны сосуществовать народы всех религий».


— Вот именно. Только путем цивилизованного диалога, глубокими знаниями, вескими аргументами сегодня можно доказывать, что именно твоя религия несет людям истинную правду о Боге и о жизни. А использовать в качестве аргумента только ругательства в адрес другой религии не умно и опасно.


В связи с этим я хотел бы высказать свое пожелание и пишущим братьям: не понимаете сути той или иной религии, лучше не пишите. Поверхностным суждением, а иногда и умышленно искажая, вы можете оскорбить чувства многих верующих и этим посеять раздор.


— Нередко приходится слышать от казахов: страну заполонили множество различных доселе неизвестных религий, сект, сторонники которых проводят с населением весьма активную и не безуспешную работу, а наших мулл и имамов можно встретить только на похоронах.


— Мы знаем. Во многом это, как я уже говорил, связано со слабостью наших кадров на местах. С муфтием Абсаттар-кажы мы обсуждали проблему. Думаю, постепенно создавшееся положение мы выправим.


— Кстати, как бы вы оценили религиозность казахов по 5-балльной шкале?


— (Смеется). Думаю, с некоторой натяжкой можно поставить «4». Все же у нас еще не было противостояний на почве религии ни с кем, а это как раз то, чему учит ислам.


— В случае каких-либо эксцессов, крупных конфликтов хватит ли авторитета и мужества у наших духовных вождей, чтобы остановить народ от кровопролития?


— Если это противостояние произойдет на почве религии, то, думаю, что да, но если это будет социальный взрыв на почве экономического хаоса или политического тупика, то будет посложнее. Хотя в любом случае имамы, муллы, все служители мечети должны быть среди населения и приложить максимум усилий, чтобы удержать их от опасных действий и выступать с разъяснениями как на казахском, так и на русском языках.


— Немало верующих открыто говорят, что ставка главного муфтия Казахстана должна находиться в Туркестане.


— Лично я ничего не имею против. Но это вопрос не одного дня, и решает не один муфтий. В перспективе все возможно. Если народ захочет, куда мы денемся?


— Вы могли бы назвать хотя бы одного крупного чиновника, регулярно посещающего жума-намаз?


— Пока таких не знаю.


— Абдулла-кажы, большое спасибо вам зa интересную беседу. И напоследок буквально несколько слов-пожеланий нашим читателям.


— Закончился священный месяц Рамадан, когда все истинные мусульмане мира держали пост и усердно молились. Вступаем в Новый, 2001 год — год больших ожиданий и надежд. И в этой ситуации цитата из Священного Корана напрашивается сама по себе:


«Все как один придите к вере в Бога, и пусть ничто вас не разделяет!»


Беседу вел Болат Рыскожин

Новости партнеров

Загрузка...