Кружение наверху: критической массы нет и не предвидится

Два события, разделенные целым тысячелетием и всего несколькими днями, стоят того, чтобы еще раз оглядеть их с высоты начавшегося года и века.


Это “перетряска” казахстанского правительства под самый Новый Год и Алматинский саммит центральноазиатских президентов сразу после новогодних праздников. То и другое, как бы ни мыслились эти мероприятия самими их творцами, выявляют те главные проблемы и тенденции, на которые нашим верхам” приходится давать или не давать свои ответы.


Чем сложнее и непредсказуемее расставлялись в прошлом году фигуры на шахматной доске по имени “казахстанское правительство”, тем жестче были комментарии и изощреннее прогнозы. Воспаленный ум как доморощенных, так и ангажированных определенными силами аналитиков, отточенный на анализе российских событий (реформ, приходящих к нам спустя 1-1,5 года), был усыплен осенним затишьем. Казалось, “команда” Токаева уже пережила 2000 год и все перестановки перенесены по принципу известных обострений на весну. И вдруг в декабре, в самый канун Нового года, века, столетия, в Астане зацвели магнолии с сильным и чарующим запахом власти. Для одних. Для других он стал запахом “политического небытия”.


Сегодня все ключевые места под новогодним солнцем заняты и кадровые перестановки во имя улучшения работы и активизации деятельности правительства завершены. Как аксиому мы должны впитать в себя растиражированную формулу: команда, где собрались единомышленники, возглавляемые интеллектуалом-премьером, стала квалифицированнее и сильнее. Новые люди, пришедшие в правительство, чисты и не ангажированы. Аксиомы, как известно, не доказываются, но и не подвергаются сомнению. А их, сомнений, как говорится, — море. Горе от ума, двойное горе – от сомнений.


Первое из них – насколько прочно “сидит” в своем кресле нынешний премьер Касымжомарт Токаев, оставшийся при фактически новом правительстве. Теперь у него – четыре зама. Не исключено, что один из них – либо Брут (по римской истории), либо Владимир Путин (по российскому сценарию). Шансы возглавить правительство четырех вице – Владимира Школьника, Даниала Ахметова, Ураза Джандосова и Имангали Тасмагамбетова – весьма неравны. Аналитики отдают предпочтение двум претендентам: Имангали Тасмагамбетову и Уразу Джандосову, якобы обкатываемым в правительстве до поры до времени. Один национал-патриот, второй – младотюрок московско-английской школы. Кто матери-истории дороже? У одного — популярность и имидж неподкупного государственника (недоразумение с украденным полумиллионом как-то быстро забылось), у другого – опыт кризисного менеджера (ну и что, что любит подслушивать: разве это грех?). Когда на чашу весов времени будут положены достоинства, то, скорее всего, победит третий. Например, Виктор Храпунов, если восполнит свою харизму. Или джокер в рукаве президента. Что наиболее вероятно. Этим джокером должен стать на новом листе незапятнанного века и тысячелетия человек-идея, не отягощенный прошлым, но с большим будущим. Нам осталось только разглядеть его в окружении главы государства. То есть человека — то разглядеть еще можно, а вот идею… Впрочем, об идее – в заключение.


Если вернуться к вопросу об эффективности деятельности правительства, то… “Улучшенный” ныне качественный состав мы вынуждены будем умножить на грядущие кризисы (особенно настораживают прогнозы по снижению цены на нефть – к середине лета до $ 12 за баррель) и получить правильный ответ: правительство сделало все, что могло, а народ все равно недоволен.


Поэтому многие, посвященные в тайны мадридского, то бишь астанинского, двора, прогнозируют в будущем году весьма сложные отношения как по горизонтали, так и по вертикали.


Развиваться они будут, естественно, под ковром. По горизонтали: И. Тасмагамбетов – А. Сарсенбаев, У. Джандосов – М. Есенбаев


По вертикали не менее захватывающая борьба нанайских мальчиков: В. Школьник – Н. Балгимбаев, М. Есенбаев – Ж. Ертлесова, Б. Искаков – К. Сулейменов…


Все это будет видно невооруженным глазом.


Говорят, что все изменения сделаны. Точка поставлена, но… По мнению других, мы имеем только многоточие. После Нового года ждет сюрприз одно из силовых ведомств, во главе которого стояла, казалось бы, фигура незыблемая, не раз бросающаяся грудью на защиту государственности. Речь, конечно, о КНБ. На смену нынешнему шефу Альнуру Мусаеву, укрепление позиций которого не по душе на самом верху, прочат… Рахата Алиева, спросите вы? Нет, правильному пасьянсу соответствует другая фигура – нынешнего зама председателя КНБ Нартая Дутбаева. Это ставленник и преданный человек вечного Нуртая Абыкаева, которого отдельные представители известных кланов поторопились низвергнуть с властного олимпа.


Некоторые называют все это борьбой кланов. Само собой, в стороне от такой борьбы не может стоять ведомство, которому положено знать все обо всех и в первую очередь – о претендентах.


Очень может быть грядут изменения и в Агентстве по делам государственной службы, в Агентстве по инвестициям. А вот позиции министра обороны С. Токпакбаева и иностранных дел Е. Идрисова выглядят прочными как никогда. Хотя фортуна так переменчива…


Теперь – о президентском саммите. Произошло то, что ничего не произошло. Ну согласились с Исламом Каримовым преобразовать Центральноазиатское экономическое сообщество в форум, разве это заставит работать 254 ранее подписанных документа? Ну поддержали инициативу Аскара Акаева об объявлении “международного года гор”. Чем это поможет населению Кыргызстана, более трех четвертей которого находятся за чертой бедности, при том, что сама эта черта составляет всего около 30 долларов?


Пожалуй, только жители казахстанского юга получили конкретную отдачу от встречи президентов: Ислам Каримов пообещал снизить повышенную перед Новым годом цену на газ.


Какое впечатление объединяет перестановки в нашем правительстве и саммит президентов? Это впечатление, что все происходящее важно для самих участников, но мало касается нужд, надежд и ожиданий простых людей. Или это касательство какое-то такое сложное, простому уму мало постижимое.


Впечатление это, к сожалению, не обманчивое. Реформы закончились, политические режимы и соответствующие им экономические системы состоялись. У разных наших соседей это получилось по-разному, но одинаково по-клановому. “Золотая середина” пропала – во всех наших государствах определились очень небольшие группы “игроков”, имеющих на руках козыри политической, финансовой и имущественной власти, и масса “прочих”, мало что имеющих.


В ядерной физике есть термин “критическая масса”. Это такое количество расщепляющегося вещества, при котором в нем может начаться самоподдерживающаяся ядерная реакция. В этом смысле экономики демократических государств можно сравнить с мирными атомными реакторами – благодаря большому количеству “топлива” – всевозможных форм экономической и политической самоорганизации граждан, во всем объеме идет постоянное мощное выделение внутренней энергии, а государственная власть – это всего лишь нейтральные графитовые стержни, в реакции не участвующие, но необходимые для регулирования “перегрева”.


Если продолжить этот образ, то наши “властные элиты” по отношению к собственным странам, а также межгосударственные “содружества” этих элит – это как бы собранные по необходимости в одну оболочку разобщенные заряды, каждый из которых меньше той критической массы, при которой может создаваться новая энергия.


Поэтому образ действий таких властей – ответная реакция по защите своих позиций в режиме ожидания. Что случится, когда растает снег на перевалах, как там определится президент Буш между принципами ОБСЕ и нефтью, что предпримет президент Путин, а что – талибы…


Между прочим, принцип атомной бомбы прост – взрывное соединение разделенных перегородками нескольких расщепляющихся зарядов, каждый из которых чуть-чуть меньше критической массы …



Новости партнеров

Загрузка...