Пенсионер, как жертва аборта. Рыночного

У движения “Поколение” денег и членов – куры не клюют!


Кто у нас не знает движение “Поколение” и его лидера — телегазетную звезду Ирину Алексеевну? Мадам Савостина, между прочим, широко известна не только на просторах Казахстана, но и в узких кругах Вашингтона, Туссона и Бостона, а также Швейцарии, Англии и других дальних зарубежий.


Известно – бытие определяет сознание. За 8 лет существования “Поколение” из скромной алматинской организации разрослось до объединения республиканского масштаба c отделениями во всех крупных городах и регионах. Сформировалась своя “номенклатура”, активисты, участвующие во всех акциях “Поколения” — так сказать, постамент, с которого и “выступает” их неукротимая предводительница.


“Номенклатуру” “Поколения”, условно говоря, можно разделить на две категории. Первая – это ветераны, не утерявшие комсомольско-партийного задора, они были активистами при советской власти, ими и остались. В этой же категории в “Поколении” сошлись и те, кто “коммуняк” как раз не любил и в общественной жизни участвовал с диссидентских позиций. Эта часть актива “Поколения” проявляет себя на различных митингах и общественных акциях, хороши они как “массовка” на пресс-конференциях и собраниях.


Другая категория — это бывшие специалисты: экономисты, “ценовики”, “трудовики”, “коммунальщики” и бухгалтеры. Эти люди скрупулезно копаются в мелочах и досконально знают, кому и как начисляются пенсии, за что полагается или не полагается платить в КСК, для чего надо или не надо ставить счетчики на газ или воду. Именно эта часть актива помогает Ирине Алексеевне наполнять толстые папки, которыми она так эффектно умеет потрясать перед телекамерами. И из этого же моря экономических подробностей Савостина время от времени выуживает крылатые цифры-фразы, облетающие весь Казахстан.


Чтобы понять, что такое есть движение “Поколение”, надо знать вот еще что: это организация, так сказать, пенсионеров-пролетариев. Не в том смысле, что ее члены – бывшие токари-пекари и ткачихи-многостаночницы, а в том смысле, что в нее приходят только ветераны, которые мимо нормальных пенсий и, соответственно, не голодной и не унизительной старости, “пролетели”. Пенсии им так дороги, как когда-то марксовым пролетариям – их цепи. Потому что и терять-то – почти нечего!


И последнее, что полезно знать для уяснения причины, почему, в сущности, очень небольшая кучка активистов “Поколения” создает столь сильный информационный фон и почему не слишком, прямо скажем, грамотная бабка по праву является самым цитируемым и популярным политиком Казахстана.


Причина эта в том, что при всей своей “штучности” движение “Поколение” — подлинно массовая организация. В том смысле, что представляет реальные интересы абсолютного большинства пенсионеров Казахстана. Поскольку абсолютное большинство наших пенсионеров – униженные и оскорбленные!


Скорбные выкладки “Поколения”


Вот как ветераны рассказывают о себе языком цифр.


Сейчас в Казахстане пенсионеров – один миллион восемьсот семьдесят тысяч. Для справки: в 1995 году их было два миллиона девятьсот восемьдесят тысяч. Минус миллион сто десять тысяч живых душ всего за пять лет! Можно сказать “естественная убыль”, а можно выразиться и покрепче. Кстати, в 1998 году Казахстан ратифицировал Конвенцию ООН о геноциде, в которой сказано, что виновники массового уничтожения народа подлежат наказанию независимо от того, являются ли они должностными лицами.


Насколько убыль ветеранов “естественна”, помогут судить такие сравнения.


В 1990 году, по данным пенсионерских экспертов, минимальная пенсия составляла 70 рублей и по покупательной способности была эквивалентна 126 долларам. Сегодня минимальная пенсия – 4000 тенге, то есть 27 долларов по курсу. Правда, нам могут возразить: это не пенсия, а просто минимальный расчетный показатель, такая условная черта, как бы нулевой уровень жизни, ниже которого может существовать уже только неживая материя.


А теперь, внимание: средняя пенсия по Казахстану – 4470 тенге, всего на кило простой колбасы больше этого самого минимума!


А знаете, почему? Потому что из 1,87 миллиона пенсионеров один миллион двести тысяч, то есть две трети, если верить данным “Поколения”, получают… этот самый минимум в 4 тысячи тенге!


Заметьте: это же старики, которые в массе своей побочно подрабатывать уже никак не способны. Кто не представляет, как прожить на четыре тысячи тенге в месяц, может воспользоваться раскладом Ирины Алексеевны — после квартплаты остается: на 15 булок хлеба, 10 литров молока, пачку соли, 2 кг сахара, 5 кило картошки, пол-литра постного масла, по одному кило лука, капусты и свеклы, плюс кило муки, кусок мыла и тюбик зубной пасты. И это еще не все: остается также на три чайных пакетика – не на три пачки, а на разовые такие “поплавки”. Ну а штаны, лекарства, газеты и прочие излишества — это уже в следующей жизни…


Не знаем, как насчет лишнего куска хлеба, но вот разных поучительных справок-сравнений у самодеятельных экспертов-пенсионеров – завались. Вот, например.


По международным стандартам семья считается бедной, если она тратит на питание более половины своих доходов.


А если всей пенсии на питание не хватает, тогда как считается?


Или вот: в развитых странах потребительская корзина состоит из 300 жизненно необходимых товаров и услуг. А наше правительство утвердило этот список из 30 наименований. Выходит, власти суверенной Республики Казахстан официально признают, что после десятилетия приватизации, либерализации и долларизации наше рыночное государство стало развитым на… 10 процентов.


Такой вот плод рыночных реформ. Врачи знают, что с таким, извините, развитием, жить нельзя. Это даже не рыночный выкидыш, а просто – жертва аборта. Рыночного.


Как правительственные мужи обольщали и «кидали» старушек


Инфляцию называют налогом на бедных. А на пенсионеров – и подавно. Так вот, когда правительство Терещенко напустило на избранных кредиты, а на всех прочих – рост цен, инфляция пенсионеров сама насиловала, а власть как бы в сторонке стояла. А когда макроэкономист Кажегельдин со своими верными последователями Балгимбаевым и Токаевым тенге “стабилизировали” (как “стабилизируют” горячечного больного – связав и сунув в прорубь), обязанность насильника вернулась к правительству. А парламенту досталась роль вечного жениха, непрестанно обещающего жениться, а пока сочувственно охающего на безопасном расстоянии от надругателя.


По хронологии, дело было так.


В 1991 году цены выросли на 214%, в 92-м — на 1640%, а в 1993 году инфляция была уже 3060%. Сравните: средняя зарплата выросла в 1991 году на 9,5%, а в следующем – на 1036%.


Тогда пенсии, как и пособия по инвалидности, на детей и прочее, выплачивались из Пенсионного фонда, который, по инерции от СССР, очень неплохо наполнялся. Во всяком случае, эксперты-любители утверждают, что из него за год расходовалось только 40% резерва.


А деньги, сами понимаете, не только пенсионерам нужны, Правительству они нужны были не менее сильно. (Ну, может быть, пенсионерам они были нужны и сильнее, зато правительство, сами понимаете, посильнее пенсионеров.) Короче — Пенсионный фонд с самыми лучшими намерениями и с одобрения депутатов был объединен с бюджетом. Где и растворился во всех его дефицитах…


В принципе, пенсионерам без разницы, откуда деньги получать. Проблема была в другом. Действующий тогда закон связывал величину пенсии с прошлым заработком, и вот, в связи с инфляцией и отставанием роста зарплаты, началось – пенсии стали стремительно “худеть”.


Проблему “осовременивания” своевременно решил Указ президента от 18 марта 1992 года “О повышении ранее назначенных пенсий”.


“Поколение” с особой любовью по сей день относиться к этому указу. Они “погодки”: движению, как и кказу, исполнилось восемь лет. Старики-основатели “Поколения” считают указ как бы своим ребенком, рожденным не без их участия. И эта любовь трогательно выражалась в непрестанном “шефстве” пенсионерского актива над этим правовым актом, потому что… ну не выполняли указ президента все подряд правительства, будто и вовсе его не было!


Теперь эта шефская маята закончилась. Потому что закончилось действие так и не выполненного указа, смененного новым пенсионным законом, принятым нашими всенародно избранными депутатами. А про пенсии по этому закону мы уже сказали выше…


Но не думайте, что парламент оставил пенсионеров на произвол судьбы. Как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Усилия группы 40 депутатов во главе с Котовичем дали практический результат: премьер, на официальном бланке, признал-таки долг перед пенсионерами. На одновременное повышение размеров всех пенсий, сообщил Касымжомарт Токаев, потребуется в общей сложности 49,8 млрд. тенге, что приведет к изменению всех параметров бюджета на 2001 год. Исходя из этих соображений в этом бюджете предусмотрена сумма лишь только на увеличение минимальных пенсий — с 3500 до 4000 тенге. Остальное, дескать, в следующем году.


А в следующем году, между прочим, не будет ни сегодняшних высоких цен на нефть, ни премьера Токаева…


Откуда “Поколению” ждать денег


Весной прошлого года мажилис создал рабочую группу из членов правительства и депутатов, куда вошли Б. Жамишев, Н. Котович, Т. Мужчиль и М. Сагдиев. А в декабре принял постановление о том, что правительством до 1 июля 2001 года будет разработана программа поэтапного решения проблем в солидарной пенсионной системе на основании предложенной премьер-министром схемы по 3 вариантам пересчета пенсий гражданам, пенсии которым были назначены: 1) до 1 января 1992 года; 2) с 1 января 1992 года по 1 января 1996 года; 3) с 1 января 1996 года и по настоящее время.


Однако протокол заседания рабочей группы от 17 декабря привел в недоумение “Поколение”, так как курс правительства на 2002 год опять направлен на выравнивание пенсий, назначенных до 1 января 1996 года путем повышения минимальных пенсий, а также индексации или повышения пенсий в целом.


Получив такие документы из парламента, в “Поколении” задались вопросом: откуда взять эти 50 млрд. тенге, чтобы повысить пенсии? “Мы задали его не только партии “Отан”, РНПК, коммунистам и Г. Касымову. Разговор с Г. Касымовым дал большую пищу для размышления”, — утверждает Ирина Савостина. Вот его слова: “Деньги есть. В доходной части бюджета не учтена прибыль, полученная национальными компаниями за продажу нефти и республиканскими предприятиями за 1999 и 2000 годы на сумму 295 млрд. тенге, о чем я выступил при принятии бюджета на 2001 год. Я не голосовал за такой бюджет. Никто из депутатов меня не поддержал”.


Хороший человек – Гани Касымов. Жалко, все депутаты хороши по одному, а не в целом.


А тут еще в “Поколении” услышали про какие-то казахстанские деньги, якобы замороженные по просьбе правительства США в швейцарских банках. Думали – выдумки вражьих голосов, но серьезный человек, Сергей Александрович Терещенко, провел пресс-конференцию партии “Отан”, подтвердил – слухи есть.


Вот “Поколение” и обратилось к послу и к конгрессу США: откуда бы эти деньги ни взялись, они же – народные. Так верните их нашему правительству целевым образом – на выплату его долгов пенсионерам. Разве не логично?


Новости партнеров

Загрузка...