Состоятся ли казахстанские Нью-васюки?

Капитал должен делать капитал. Таково золотое правило банковского дела. Три года тому назад рухнул гонконгский отдельно взятый суперкапитализм, и международный банковский капитал покинул отвоеванный китайскими коммунистами цветущий остров-государство. Деньги эти немереные. Теперь десятки и сотни миллиардов долларов ищут нишу на мировом рынке.


Внимание банкиров-правителей мира приковано к Казахстану. Сумасшедшие деньги скоро, очень скоро хлынут в нашу центральноазиатскую глубинку и создадут здесь Нью-Васюки! Или в крайнем случае слабое подобие Гонконга или Тайваня. Небоскребы заткнут озоновые дыры байконурского космодрома; аульные девочки сядут собирать микрочипы; джигиты бросят базарные тачки и кинутся выращивать цветы для банкиров. Это не новое прочтение классики, а вполне серьезные прогнозы отдельных экономистов, каковые можно найти и в укромных задворках Интернета. Впрочем, последовательность многих последних публичных акций Национального банка Казахстана вполне укладывается в логику гонконгской канонады.


В каких только смертельных грехах в последнее время не обвиняется председатель Нацбанка Григорий Марченко: здесь и долларизация экономики, и покровительство отдельным коммерческим банкам, и чехарда с пенсионной псевдореформой. Марченко на критику экономистов и журналистов некоторых влиятельных изданий реагирует по всем правилам контррекламы. Кого пожурит, над кем-то поиронизирует но в целом, председатель Нацбанка хорошо держит удар только благодаря своему цинизму. (“Я не человек, а председатель Нацбанка”, — выразился почтеннейший Григорий Александрович в газете “Экспресс К”). Без этого черного юмора Марченко трудно было бы противостоять давлению одного из бывших своих предшественников-ровесников. Но недруги Марченко бичуют больше самого дядю Гришу, а не систему. В этом они напоминают известную верхушку казахстанской радикальной оппозиции. Видимо, потому, в антимарченковских материалах не хватает главного – куда ведет Казахстан нынешняя государственная власть: к новой колонизации или к жемчужным вершинам воспетого Джамбулом изумрудного благосостояния народа?


По большому счету, нет разницы, кто стоит у главного банковского штурвала – Григорий Марченко, Ораз Джандосов или Иван Сусанин. Каждый из них вел бы себя в длинном здании за Казахским цирком точно так же. У Национального банка нет основного – независимости в финансово-кредитной политике. Григорий Марченко учудил 7 ноября 2000 года одномоментное ограбление кошелька каждого казахстанского гражданина на 350 тенге, писала газета “Туркестан”. Как писал в те дни в этой газете известный аналитик Ахас Тажутов, тенге перед долларом так же ничтожен, как казахский язык перед русским. Другой публицист, инженер-изобретатель Сейлбек Кышкашулы, оценил в газете “Жас Алаш” политику Нацбанка и вовсе как антинародную следовательно, антиказахскую. Например, при Марченко мелкие купюры стали насильно превращаться в монеты. Монетизация денег, как известно, провоцирует инфляцию — на потребительском уровне монета в 50 тенге и ниже воспринимается без почтения. Следовательно, самые низкие цены стремятся превысить 50 тенге. Автор влиятельной казахской газеты, как патриот своей страны, поднял тревогу об исчезновении ликов наших великих предков на казахских деньгах. Нет больше там ни Абая, ни Курмангазы, ни Чокана. И даже Абулхаир-хан не угодил “непатриоту” Марченко.


Многие экономисты называют тенге разменной монетой доллара. Долларизация – реальность, а не аксиома финансового положения развивающегося государства под названием Казахстан. По логике, да и по закону, главная задача Нацбанка – стабильность тенге, а не доллара. Не интересы сырьевых экспортеров должен обслуживать Нацбанк, а интересы народа. Национальный банк чрезмерно злоупотребил управляемой девальвацией тенге. Существуют, как известно, 4-5 видов управления национальной валютой. Но не надо перегибать палку! Ведь конечная цель экономики – повышение платежеспособности населения, а не двух-трех экспортных отраслей. Председатель Нацбанка после бури критики пообещал впредь не делать публичных прогнозов, но это просто жест воспитанного человека. Марченко, хочет того или нет, будет и дальше играть роль, отведенную ему в большой игре под названием гонконгизация. Надо заметить, эту роль Марченко играет виртуозно. Видимо, эта напускная манера хозяина положения и выводит из себя других финансовых вассалов. Дескать, почему парадом командую не я. Какая разница, кто командует тонущим судном? Нам, рядовым налогоплательщикам, абсолютно никакой.


На пороге третьего тысячелетия человеческое развитие столкнулось с комплексом глобальных противоречий. Главное из них – это противостояние мирового демократического развития с интересами транснационального капитала. А постсоветским элитам новых независимых государств, между тем, втолковывают, что развитию народов мира мешает единственно тоталитаризм. С одной стороны, демократический порядок сводит на «нет» старую административную систему, а с другой — мировой демократии бросают контрвызов новые силы, на этот раз в лице транснациональных банковских и нефтяных корпораций. Этим новым международным силам по душе Казахстан диктаторский, а не демократический. Не экономика Казахстана, а мировые рынки перегреты свободными деньгами. Транснациональный капитал в инстинкте самосохранения игнорирует демократические, национальные, общечеловеческие ценности. Образно говоря, то, что по кирпичику годами строит Жовтис, в мгновение ока ломает Машкевич (Евгений Жовтис – директор Казахстанского международного бюро по правам человека. Александр Машкевич – глава транснациональной группы “Евразийский банк”, псевдоинвестор Казахстана). Казахстан, оказавшись в фокусе интересов не только нефтяных баронов, но и мировых банкиров, вновь стоит перед угрозой потери суверенитета. Пока национал-демократы воюют друг с другом, пока ведущая часть оппозиции всячески воздерживается от критики транснационального капитала, “международные брокеры” делают свое дело. Какая разница, сколько стоит один доллар – 144 или 146 тенге? Суть проблемы в другом: будет ли существовать тенге, скажем, в 2030 году? А банки Казахстана к гонконгизации готовы. Во всех отношениях. Самые лучшие центральноазиатские банки находятся где? В Казахстане. Это стало возможным благодаря наличию квалифицированных кадров в искусственно сниженном количестве самих банков. Казахстан одним из первых в СНГ перешел на новый план счетов. Банки Казахстана в основном готовы работать в режиме сложных технологий. Но отечественная банковская система все равно намного слабее банковских систем развитых стран. К тому же половина банков в Казахстане – иностранные! Присутствие иностранного банковского капитала в четырнадцатимиллионном Казахстане уже превысило все разумные пределы. Случись интервенция транснационального банковского капитала – отечественная финансовая система растворится, как табачный дым.


Новости партнеров

Загрузка...