ВЕРНЕМСЯ К НАШИМ БАРАНАМ

Формы скотоводческого хозяйства



Почти во всех опрошенных хозяйствах – 130 из 140 (93,5%) — преобладала полустойловая форма содержания скота, когда в зимний период овцы находились в загонах и подкармливались, а в теплую погоду выпасались.10 хозяйств практиковали круглогодичное содержание овец на пастбище с ночным загоном в кошары и частичной подкормкой.


Перегон скота в процессе выпаса осуществлялся на небольшие расстояния и не превышал 10 км для большинства хозяйств – 105 (75,0 %). На расстояние до 20 км перегоняли свой скот 32 хозяйства (22,8 %) и на расстояние до 40-50 км перегоняли свой скот лишь 3 хозяйства (2,1 %).


Большинство респондентов практиковало совместный выпас овец с соседями — 89 хозяйств (63,5 %).


Приватизация скота привела к конституированию частной собственности на скот и более того зарождению частноправовых форм собственности на скот.



Численность скота



В 139 из 140 опрошенных хозяйств занимались овцеводством. Крупных скотовладельцев, имевших 150 и больше овец, нами было зафиксировано 9 хозяйств (6,4 %). 100-150 овец имели всего лишь 6 хозяйств (4,3 %).


Итак, всего 15 хозяйств имели более 100 овец (10,7 %).


Хозяйств, имевших от 51 до 100 овец, среди наших респондентов насчитывалось всего лишь 7 хозяйств (5,0 %). Общее число владельцев, имевших более 50 овец, нами было зафиксировано 22 хозяйства (15,8 %).


Хозяйств с числом овец от 26 до 50 нами было обследовано 27 хозяйств или 19,4 % всех овцеводов. Всего более 26 овец имели 49 хозяйств (35,2 %).


Наибольшая часть владельцев овец имела менее 25 голов – 90 хозяйств или 64,7 % всех обследованных.


Таким образом, можно констатировать, что приватизация в Казахстане привела к деконцентрации скота и обеспечила переход от крупных колхозно-совхозных форм овцеводства, когда наличие лишь 40 000 овечьего стада делало овцеводство рентабельным, к мелким и дисперным формам, при которых преобладающим становится маленькое стадо овец, не превышающее у большинства индивидуальных владельцев 25 овец.


Видимо, тенденция к сокращению общего количества овец в Казахстане, которая отражается и в статистических данных, прямо коррелирует с указанными нами процессами оптимизации качественно-количественной характеристики хозяйственной трансформации овцеводства.


Одновременно прослеживается другая тенденция, связанная с тем, что разведение крупного рогатого скота в индивидуальных хозяйствах обеспечивает в условиях кризиса большую устойчивость скотоводческого хозяйства и делает занятие им более стабильным и надежным, нежели занятие овцеводством.



Общие выводы



Можно констатировать, что индивидуальное частнособственническое овцеводство в Казахстане не утратило экстенсивной примитивности и пока еще не приобрело по настоящему товарного характера. Поскольку большинство владельцев овец не имело племенных производителей. Не вело никакой селекционной и племенной работы, не осуществляло искусственного осеменения и более того даже не заботилось о своевременной случке своих овец. Всего 64 хозяйства (46,0 %) имели своих собственных производителей, лишь 11 хозяйств арендовали производителей (7,9 %) и всего 2 хозяйства практиковали искусственное осеменение (1,4 %). 63 хозяйства не имели производителей, не арендовали их, не занимались искусственным осеменением и не уделяли внимания своевременной случке своих овец, а их матки совершенно произвольно покрывались в стаде.


Другим свидетельством экстенсивного и нетоварного характера овцеводства является низкий удельный вес маточного поголовья – всего лишь 57, 2 %. Общей закономерностью является то, что в хозяйствах, имевших более 50 овец, доля маток была несколько выше – 58,9 %, неужели в хозяйствах, имевших менее 50 овец, в которых удельный вес маточного поголовья не превышал 55,0%.


Но более всего иллюстрирует экстенсивный характер казахстанского овцеводства низкая рождаемость молодняка. В целом, было получено 70,8 ягнят на 100 овцематок, тогда как в хозяйствах имевших менее 50 овец – 86,5 ягнят на 100 овцематок.


Этот показатель, несомненно, свидетельствует о большой эффективности организации овцеводства в мелких и дисперных хозяйствах, нежели в крупных, где потерь больше.


И поскольку в индивидуальных хозяйствах не велось никакой селекционно-племенной работы. То нельзя серьезно говорить и о породном составе овечьего стада. В основном разводили те породные типы, которые были получены в процессе приватизации. Мясошерстная продуктивность весьма невелика и в полной мере подтверждает вывод об экстенсивном, нетоварном и малоэффективном ведении хозяйства в сфере овцеводства.



Животноводство в контексте доходов и расходов



Если посмотреть на исследованные нами хозяйства шире и попытаться проанализировать их по доходно-расходным показателям, то шкала социальной стратификации существенно трансформируется. Правда, необходимо сразу оговориться, что показатели доходов и расходов очень плохо соотносятся друг с другом. Во-первых, по причине сокрытия большинством респондентов своих истинных доходов. Во-вторых, изза взаиморасчетов наличными и отсутствием разного рода накладных, расписок, квитанций, закладных, чеков, что определяет забывчивость владельцев денег. В-третьих, по причине того, что многие сельчане получают свои доходы бартером, либо в натуральном выражении. В-четвертых, в силу того, что они могли тратить накопленный прежде капитал.


Также важно подчеркнуть, что почти у всех владельцев скота были иные источники доходов, что определяло зачастую просто вспомогательную роль скотоводства в общей системе хозяйственных занятий. Только в самых бедных хозяйствах скотоводство играло доминирующую роль и почти 100 процентов его продукции шло на личные нужды владельцев. В этом случае мы имеем модель полной автаркии и натурального производства.


Попробуем стратифицировать по доходам и расходам хозяйства наших респондентов, согласно заявленным ими данными. К числу богатых хозяйств есть смысл отнести те хозяйства, которые были способны обеспечить расходы на уровне полумиллиона тенге, либо аналогичного уровня доходную часть. К такого рода хозяйствам относятся всего лишь 6. Сюда же можно отнести те хозяйства, которые могли обеспечить расходы либо доходы на уровне 75 000 тенге в год на одного члена семьи (тысяча долларов, курс на лето 98г.). Таких хозяйств в Алматинской области было тоже 6. Таким образом, всего в Алматинской области 12 хозяйств подпадают под категорию богатых или 11,1 % от общего числа опрошенных.



Общие итоги



Таким образом, анализ доходов наших респондентов свидетельствует о том, что за небольшим исключением, скотоводство в основном играло роль скорее экономического резерва, страховочного фонда, но не носило товарного и интенсивного характера и тем более не могло обеспечить значительных доходов своим владельцам. Большая часть продукции потреблялась внутри самого хозяйства. Общая тенденция была такова, что только многопрофильное хозяйство, практиковавшее занятие коммерцией, может более или менее нормально функционировать в современном сельском хозяйстве. Скотоводство не могло преодолеть эту тенденцию и почти во всех хозяйствах играло вспомогательную и нерыночную роль. Данное состояние казахстанского скотоводства, как нам представляется, характеризует нынешнее транзитное состояние всего сельского хозяйства, развитие которого тормозится отсутствием частной собственности на землю и неэффективной государственной политикой, низкими закупочными ценами на сельскохозяйственную продукцию и завышенными ценами на горюче-смазочные и топливно-энергетические ресурсы.


Первый год исследования в южных областях Казахстана показал, что после приватизации скотоводство остается сугубо натуральной и малоэффективной отраслью хозяйства.


Новости партнеров

Загрузка...