О БЕЗЗУБОЙ НАУКЕ И ДОЛЛАРОВЫХ ПРЕМИЯХ ДИНОЗАВРАМ


В суверенном Казахстане наука никогда не была приоритетной задачей не только по бюджетным соображениям. У нас и прежде отсутствовала устойчивая традиция выходить на мировую интеллектуальную арену. В этом смысле самые негативные стороны отечественной науки перекочевали в новейшую историю Казахстана, ибо прошло почти 10 лет независимости. Но за эти годы ни президенты Академии наук, ни министры науки РК, ни руководители государства не ставили сверхзадачу нашим ученым – покорять вершины мировой науки. Поэтому никто туда, выражаясь по-простецки, и не ломился. Лишь научные чины лихорадочно заняты самоутверждением перед режимом. А все, кому не лень, платят деньги и становятся учеными на бумаге. “За бугром” — строгие требования, жесткие правила, и наши дутые степени и звания там ничего. Не случайно у нас в почете ИСПОЛНИТЕЛИ, а не СОЗИДАТЕЛИ. Поэтому у нации гипертрофирована потребительская мотивация. Все ищут доходное место, в том числе и в научных кругах, приоритет административного кресла стал всеобъемлющим. В итоге такого сорта “ученые” хотят пользоваться всеми современными благами, абсолютно не напрягаясь в плане интеллектуальной отдачи. А ведь самый скромный, но самоценный вклад в мировую науку для нас более важен, чем самый “большой” вклад в родную обкатанную культуру! Тем более, в условиях самостоятельности. Если у нас в общечеловеческие дела, а наука является главным двигателем прогресса, нет ровным счетом никакого заметного вклада, кроме мордобоя (бокс, борьба и т.д.), то на кой черт нам суверенитет?! Неужели Казахстану навсегда уготованы задворки созидания, а такие эпитеты, как неоколониальный “банан” и староколониальный “баран”, составят неразрывный дуэт?


Конечно, маленькому 7-миллионному народцу очень тяжело внести большой вклад в мировое научно-техническое развитие. Но в таком случае, следовало бы вдвойне, втройне дорожить имеющимся минимумом. Речь идет обо всех тех, кто пока еще в состоянии хоть что-то произнести на серьезных международных научных конгрессах на Западе. А пока лицом и визитной картой РК остается престарелый бомонд эпохи застоя в чапанах и колпаках. Наши пытаются шокировать мир со своим пестрым и ярким нарядом и дремучим фольклором, “мифологизацией” собственной истории, словно в 91-м мы вышли из средневековой пещеры.


В конце прошлого года по ТВ видел мероприятие “Тарлан” и мне кажется, что и учредители, и эксперты, и номинанты премии не читали или не разобрались в собственной «концепции» и» положении». Поскольку я занимался наукой, потом работал в Литфонде, выскажу свои суждения по этому поводу.


В их концепции написано, что они ищут формулу отношения и соответствия общечеловеческим ценностям с акцентом на суверенитет. Но разве не отдельные победители номинаций “Тарлана” при Г. Колбине печатно осуждали декабристов 1986 года? И даже с этой моральной точки зрения мало кто из них тянет на признание в качестве “Образца совершенства». Лично против них я ничего не имею, мне просто жаль загубленной идеи, которая могла бы стать прорывной. У этих заслуженных аксакалов давно иссяк творческий «адреналин». Они были «значимы» 25-30 лет тому назад, и их «вклад» развивал культуру “народов СССР”, а не мировую культуру. Сегодня ни Серкебаев, ни Ашимов, ни Сулейменов не «создают новых и универсальных духовных ценностей». Самым скромным номинантом, кстати, оказался Е. Нургожин. Академик подчеркнул, что это заслуга его коллектива. Остальные...


Учредители свою затею называют «новым», «независимым» и «инновационным проектом». И прежняя, и нынешняя власть этим же номинантам уже не раз раздавала награды. Непонятно, в чем тогда смысл их «новации»? Новизны нет, все по старинке. Бизнес-элита доказала, кто де-факто «Тарлан», раздав помпезно лишние деньги культурной элите. Мотивация меценатов простая. Кто-то их породил, кому-то они обязаны. Гены, традиции аксакализма крепко сидят. Примерно уже ясно, из каких “бессмертных” будет состоять очередь в последующие годы за ТАРЛАНАМИ. Ибо в таких случаях не может быть первого блина, который комом, потому что именно первый конкурс задает импульс на все последующие…


Для нас актуален теперь ГЛОБАЛЬНЫЙ ВКЛАД . То, есть, когда ВКЛАД работает на человечество. Конкурс должен был выявить ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ. Независимая премия должна способствовать выявлению образцов назавтра. Когда наши артисты великолепно поют и танцуют в Сан-Диего «Камажай»это, как ни тужься, всего-навсего СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ценность. ГЛОБАЛЬНАЯ ценность — тогда, когда японцы или американцы приезжают учиться, перенимать наши достижения в нашей науке и технике. А пока «вершинные свершения наших “творцов» вращаются преимущественно вокруг этнокультуры и все.


Мое единственное пожелание в том, чтобы независимая премия клуба меценатов “Тарлан” впредь не смешила народ в своем столь благородном деле и не ставила его на уродливые рельсы прежних общинных, фамильных привычек. И еще, чтобы они в вопросах ОБРАЗЦА учитывали главный фактор возраст номинанта. Наиболее продуктивен, как показала практика, возраст 25-37 лет. Это возраст Моцарта, Пушкина, Лермонтова, Ван Гога, Валиханова и др. В науке как только ученый становится завлабораторией, завкафедрой, деканом, не говоря про директоров, ректоров институтов, он, как правило, перестает активно работать над собой, ведь даже у маленького начальника есть возможность кого-то эксплуатировать. То же самое и у творческих чинов. А когда господа политическую деятельность сочетают с творческой, наблюдается уже раздвоение личности. Как говорится, ни там, ни сям.


Без всяких обид и раздражении наши меценаты должны пересмотреть свои правила игры на последующие конкурсы, чтобы они были таковыми на деле, а не на бумаге. Просто иного выхода у того же “Тарлана” больше нет.

Новости партнеров

Загрузка...