В Казахстане формируется неказахское “казахоязычное население”


После крушения СССР между бывшими советскими республиками, а частично и внутри них произошел разрыв экономических, социальных, этнических, культурных, наконец, просто человеческих, в том числе родственных, связей. Развал Советского Союза означал для многих граждан государств СНГ разрушение сложившейся системы самоидентификации — в частности, по национальному признаку, когда национальность фактически заменялась некой общностью под названием “советский народ”.


Последующая стихийная направленность в развитии массового политического сознания определялась поиском путей новой идентичности, которая должна была бы прийти на смену идеологической компоненте в структуре этого сознания. Самым простым ответом на потребность рационализации связей между индивидом и обществом в условиях краха социалистической идеологии оказалась национально-этническая идентификация.


Особенностью этого процесса является то, что рост национального самосознания привел прежде всего к отторжению и разрушению тех надэтнических ценностей и установок, которые так или иначе объединяли народы бывшего СССР независимо от того, были они иллюзорными или нет. Когда этого не стало, на первый план в национальном сознании выступила вполне объективная потребность поиска собственной идентичности. Но подобный ответ одновременно в значительной мере и самый сложный, так как национальная идея и этническая идентификация может сплачивать лишь часть общества. Идентичность в первом приближении — это специфические культурные, лингвистические и прочие особенности, которые признаются различными группами, характерными для себя, отличают их от других групп и связывают между собой в такой мере, чтобы обеспечить солидарность. Ее реализация определяется в значительной мере предикатами внутренней и внешней идентификации.


Попробуем рассмотреть особенность идентификации граждан Казахстана на примере к отношению к государственным, этнолингвистическим и культурным символам.


Гражданственная идентификация


Одним из признаков любого государства является, как известно, наличие гражданства, при котором юрисдикция государства распространяется на все население страны. При этом необходимо отметить, что именно гражданство является единственным легитимным основанием причисления к народу Казахстана.


Как показали результаты социологического опроса, проведенного Министерством культуры, информации и общественного согласия в 1999 году, гражданская идентификация населения в настоящее время оформилась в достаточно осознанную и востребованную доминанту. Так, 82% населения признали свою неразрывную гражданскую связь с Республикой Казахстан. Причем различие по национальному признаку относительно незначительное. То есть гражданами Казахстана считают себя 93,1% казахов, 71,4% русских, 88,2% корейцев, 82,1% татар. Распределение оценок по типу населенных пунктов показало преобладание соответствующих показателей среди сельских жителей (76%), городов республиканского значения и областных центров (65%), малых городов (59%). Наиболее высокий уровень гражданской самоидентификации зафиксирован в Карагандинской (89,6%) и Южно-Казахстанской (86,6%) областях.


Необходимо отметить очевидную бесспорность того, что, чем выше уровень идентифицируемости населения с гражданством страны, в которой оно проживает, тем устойчивее и стабильнее такое государство. Характеризуя распределение оценок общественного мнения, эти показатели одновременно указывают и на то, что главный рубеж одного из первых этапов консолидации казахстанцев обретает логически завершенную форму.


Однако это не может служить поводом для самоуспокоенности, поскольку процесс самоидентификации характеризуется весьма сложными и противоречивыми установками как для подсоциумов в целом, так и для каждого индивида в отдельности. По данным опроса, идентифицируемость с Казахстаном слабо выражена у ряда других крупных этносов в частности представителей русской (71,4%), украинской (76,9%), немецкой (71,0%) национальностей. Самый низкий уровень гражданской самоидентификации был определен в Северо-Казахстанской (64,0%) и Восточно-Казахстанской (77,5%) областях.


1,6% респондентов ощущают себя гражданами России. Среди казахов таковыми являются 0,4% опрошенных, среди русских — почти в 10 раз больше (3,8%). Если иметь в виду, что в структуре населения Казахстана русские составляют 30,3% и только 71,4% из них ощущают себя гражданами Казахстана, то фактическое количество русских, психологически идентифицирующих себя с суверенным Казахстаном, составляет примерно 25% от всего населения.


По результатам опроса, число лиц, идентифицирующих свою гражданскую принадлежность с СССР, составляет 9,8%. Анализ результатов показал, что ощущение принадлежности к советскому гражданству в большей степени преобладает среди лиц преклонного возраста (15%). На наш взгляд, данная позиция детерминирована ностальгией по социетальным факторам (материальному состоянию, социальному благополучию, политическим и идеологическим взглядам), а также этнодемографическими особенностями респондентов. Так, наибольший удельный вес лиц, “предрасположенных” по данной категории, отмечается среди представителей русской национальности (16%), пенсионеров (18%), квалифицированных промышленных рабочих (20%).


Как подтверждает жизненная практика, принципы консолидации и гражданственности не заложены в человеке изначально. Их формирование происходит по мере накопления социального опыта, багажа знаний, трансформации ценностных установок. В этой связи особую значимость приобретают вопросы гражданского патриотизма, кристаллизации и консолидации народной общности. Распределение социометрических данных опроса показало, что 67% респондентов понятие “Родина” идентифицируют с Казахстаном. Распределение характеристик в национальном разрезе выявило определенную закономерность: восприятие страны как своей единственной родины наиболее ярко проявляется среди представителей казахов (85%) и менее всего у русских (50%).


По данной позиции наблюдается также преобладание оценок среди сельских жителей (76%). Уровень идентифицируемости в значительной степени зависит от образованности респондентов: чем выше уровень образования, тем больше количество респондентов, для которых понятия “Родина” и “Казахстан” неразделимы. У 15% респондентов заданная доминанта связана с территорией СССР. Данные настроения в большей мере наблюдаются среди жителей малых городов — у 29%, национальная палитра представлена четвертой частью русских, около пятой татар, чуть более десятой части лиц других национальностей.


Взаимосвязь понятия “Родина” с конкретной областью, регионом отметили 8% респондентов, значительную долю которых составляют жители городов республиканского значения. Чем выше уровень образования, тем меньше степень идентификации с минимизированным соотношением понятия “Родина”.


Данное исследование предположительно фиксирует, что около 7-10% населения республики твердо связывают свое понятие о Родине с Россией и другими республиками СНГ. Выявление тенденций в процессе анализа языковой и гражданской идентификации в определенной мере обуславливает факт того, что в ближайшей перспективе значительного увеличения этого показателя не ожидается.


Таким образом, выявленные факты и закономерности идентификации значительной доли респондентов с Казахстаном как своей Родиной играют доминирующую роль в укреплении казахстанской государственности. Именно это ощущение формирует гражданскую идентичность, чувство патриотизма, уважения к атрибутам государственности.


В контексте рассматриваемой проблемы основными отличительными характеристиками этничности являются язык, культурно-исторические традиции и обычаи. На личностном уровне это выражается в установках на основе инерции осознания особенностей духовной близости, в этностереотипах.


Изменение привычного традиционного уклада, смена условий социально-экономического существования неизменно приводит к поиску новых форм идентичности взамен прежних и сопряжены в основном с этническими основаниями.


В целях определения изменений ценностных установок населения в отношении понятия “Родина” через призму этнической принадлежности респондентам был предложен вопрос: “Какие образы наиболее соответствуют Вашему представлению о Родине?”. Предложенные образы подразделялись на три категории: животные, природа, символы.


Так, ассоциации с животными выявили следующую картину: 59% респондентов назвали “Лошадь” как образ, наиболее соответствующий представлению о Казахстане. Национальная палитра представлена 63% казахов, 82% корейцев, 65% украинцев, 55% русских. На втором месте — позиция “Барса” (51%), преобладающее количество сторонников которой — среди казахов (58%), татар (51%). Третью позицию занял “Волк” (24%). Здесь наблюдается преобладание позиций лиц русской национальности (25%), 35% украинцев, 39% татар. На четвертой ступени оказалась ассоциация с “Медведем”8%, предпочтение которой отдали преимущественно русские и украинцы (по 15%).


Ассоциации с природой включали следующие индикаторы: степь, горы, березы, полынь, лес.


Доминирующую роль в сознании респондентов занимает отождествление с понятием Родина образа “Степь”70%. Национальный разрез выявил определенную закономерность зависимости объекта природы от этнопринадлежности. Так, например, среди почитателей “Степи” — 81% казахов, 77% корейцев, 73% украинцев, 69% татар, 58% русских.


К восприятию и отождествлению с Родиной образа “Горы” склонны 43% респондентов. Распределение количественных показателей среди преобладающих этносов страны между собой существенной разницы не имеют (+-3% от 40%). Отличительные позиции более выражены у украинцев (27%) и немцев (23%).


На третьем месте по степени соответствия респондентами выбрана “Береза” — пятая часть. Являясь наиболее типичным отражением образа русской этничности, данный объект закономерно выражен и по национальному распределению: русские — 37%, украинцы — 27%, немцы — 23%, казахи — 9%, татары — 31%.


В ассоциации с символами, наиболее соответствующими представлению о Родине, респондентам были предложены следующие параметры: флаг, герб, узоры, национальная валюта (тенге), гимн, доллар.


Распределение основных ассоциативных предпочтений отражено в Диаграмме 1.



Зависимость выбора символов от национальной принадлежности предложена в таб. 1. Процентные показатели предложены по наиболее отличительным признакам.

Таб. 1
























































Национальности


С И М В О Л Ы (в %)


 


Флаг


Герб


Узоры


Тенге


Казах


73


54


22


20


Русский


65


50


18


21


Украинец


77


54


27


15


Немец


74


45


19


26


Татарин


56


49


28


15


Кореец


59


65


18


24


Другие


71


43


16


27

Из таблицы видно, что приоритетным символом образного понятия Родина является флаг. Данные предпочтения особенно ярко проявляются среди украинцев, немцев и казахов. Герб наиболее предпочитаем корейцами, казахами и украинцами. Узоры названы украинцами, татарами, немцами и корейцами.


В данном анализе мы исходили из того, что в символах и образах содержится закодированная информация об истинных предпочтениях и намерениях респондентов в отношении идентифицируемости Родины с Казахстаном. В непосредственную задачу входило: выявление в ответах респондентов содержащих в них латентных сообщений о том, какие образы наиболее соответствуют идее гражданского патриотизма, какие расцениваются как важные, а какие — как вторичные.


Анализ результатов исследования выявил следующую тенденцию: степень воздействия этнических параметров на выбор идентификационных стратегий и адаптационных моделей восприятия и осознания все еще остается достаточно сильной. В то же время нельзя не заметить, что образно-смысловые ориентации респондентов начинают приобретать общенациональную направленность. Происходит процесс селекции. Образы и символы, отождествляемые сугубо с Казахстаном, стали выступать в качестве мотивационного ядра идентичности в среде различных диаспор Казахстана. В данном контексте высокая степень адаптационного потенциала имеется у украинцев, немцев, татар, корейцев, менее – у русских. Данные настроения четко проявляются среди лиц русской национальности.


Анализируя ответы об образах, соответствующих представлениям о Родине, были выявлены социально одобренные и недекларируемые символы и образы Родины.


Единение людей в любом государстве, тем более в многонациональном, возможно и необходимо на основе патриотизма. При этом патриотизму нельзя просто научить, его необходимо воспитывать — кропотливо и целеустремленно.


Символы и образы в данном отношении имеют достаточно высокую и многогранную значимость в плане развития казахстанского патриотизма, что следует активно использовать в пропагандистской работе.


 


Языковая идентификация


Формирование новой казахстанской гражданственности становится одной из актуальных проблем, затрагивающих основы нашей государственности. Народ Казахстане должен стать общностью граждан разных национальностей.


Степень коммуникативного уровня языков различных национальных групп в Казахстана определяется по числу носителей и объему общественных функций и классифицируется, как распространенные, менее распространенные и наименее распространенные. Наиболее распространенными языками являются казахский и русский, статус которых, соответственно, закреплен в Конституции Республики Казахстан.


Результаты опроса выявили следующую картину распределения показателей восприятия языка как родного: 49% респондентов родным языком считают казахский, 38% — русский, 3% — немецкий, 3% — татарский, 7% — языки других национальностей.


Распределение оценок в национальном разрезе показало, что для подавляющей части казахстанцев язык остался основным этнодифференцирующим индикатором. Это особенно относится к казахам и русским, около 97% и 92% которых, соответственно, считают родным язык своей национальности. Для многих других тюркоязычных народов характерны следующие показатели: например, в некоторой степени языковой ассимиляции подверглись татары: 69% родным языком считают татарский, 21% — таковым назвали русский, 13% — казахский.


Определенную долю смены ориентации обнаружили украинцы, немцы. Доля считающих родным языком национальный опустилась до планки 58% — у немцев, 39% — у украинцев, 35% — у корейцев. В то же время отмечается следующая тенденция: степень восприятия языка как родного, не соответствующая языку своей национальности, значительно выше среди представителей менее распространенных национальных групп. Так, среди украинцев 23% родным языком назвали казахский, 39% — русский. Среди немцев 13% — казахский, 29% — русский, среди корейцев 6% — казахский, 53% — русский. Как видим, для них язык в значительной мере утратил свои этнодифференцирующие функции.


Однако все цифры идентификации языка со своей национальностью говорят лишь о желании респондентов быть причисленными к тому или иному этносу. Наиболее же объективным фактическим показателем является степень владения тем или иным родным языком и уровень распространения двух- и трехязычия.


Как показывают результаты исследования, 69% из общего количества опрошенных степень владения родным языком выразили по формуле: “Свободно говорю, читаю и пишу”. Как и следовало ожидать, приоритетные позиции занимают представители русской национальности (84%). Опрос выявил, что русские менее подвержены языковому влиянию контактирующих этносов. Большой процент владения родным языком характерен для казахов — 66% в полном смысле слова, 19% — свободно говорят и читают, но не пишут.


Представители других национальностей степень совершенного владения родным языком определили в размере чуть более 50%, татары — в 25%.


Степень владения родным языком на уровне осознанного восприятия (понимания) наиболее распространена среди представителей национальностей славянского населения (15%), тюркоязычных (15%), немцев (25%).


По всей видимости, основным источником определенного противоречия служит доминирование одного типа двуязычия — национально-русского, потому как длительное время существовало идеологическое и научное обоснование безальтернативного (одностороннего) двуязычия, в котором нерусскоязычный овладевал русским, а русский, как правило, не ощущал ни социальной, ни культурной потребности овладения другим языком.


Одним из основных показателей, характеризующих языковую ситуацию, является степень владения казахским языком, статус которого определен в основном своде законов как государственный.


При этом в исследовании рассматриваются три группы этносов: казахи (самый многочисленный — 53,4% всего населения), метаэтническая группа — славянские народы и этнические меньшинства, составляющие около 12% всего населения нашей республики.


Результаты исследования показали, что казахским языком, знание которого выражено в формуле “Свободно говорю, читаю и пишу”, владеют 33% от всех опрошенных, 19% — не владеют совсем, 14% — говорят и пишут, остальная часть владеет на уровне понимания речи. Степень владения казахским языком в населенных пунктах сельского типа значительно выше, чем в городских (43% и 30% соответственно).


Особым планом выделяются поселки городского типа, где, как показал опрос, распределение характеристик достаточного владения казахским языком максимально приближено к показателям сельской местности.


Определенные изменения наблюдаются и среди позиций жителей городской местности, где проживают около 40% русских. Сравнительная динамика за четыре года (с 1995 г.) выявила увеличение числа городских жителей, свободно владеющих языком коренного этноса, на 10% (30% всего).


В связи с тем, что в настоящее время несколько вырос интерес русских к государственному языку, в будущем можно предполагать дальнейшее развитие процесса прироста двуязычных русских в городской местности. В сельской местности данный процесс, по всей видимости, будет иметь опережающий характер по причине преобладания казахов (57% казахов, 25% русских, проживающих на селе) и вытекающих из этого обстоятельств — таких, как, например, языковая среда.


Среди казахов показатель полного владения государственным языком составляет 61% . Еще 21% казахских респондентов свободно говорят и читают, но не могут писать, около 14% понимают и с затруднениями объясняются, 4% не владеют совсем или прибегают к помощи словаря. Таким образом, если взять за порог категорию тех, кто может объясняться, то 96% казахов в целом владеют государственным языком, а 82% — свободно говорят и читают.


Русские представляют следующую по количеству группу после казахов — 32,2%. Анализ показателей настоящего замера представлен в сравнении с результатами аналогичного социологического исследования, проведенного информационно-аналитическим центром Верховного Совета РК в январе 1995 года.


Распределение ответов на вопрос: “Насколько свободно Вы владеете казахским языком?” среди лиц русской национальности


(в % соотношении к числу опрошенных, количество затруднившихся дать ответ не указано)

Таб. 1

































Варианты ответов


1995 год


1999 год


Не владею совсем


51


42


Только со словарем и разговорником


10


21


Понимаю речь, но объясняться не могу


26


19


Понимаю речь и могу с трудом объясняться


4


8


Свободно говорю, читаю, но не пишу


2


1


Свободно говорю, читаю и пишу


2


6

На основании распределения характеристик можно констатировать следующий факт: если среди русских в 1995 году в той или иной степени владели казахским языком 8% , то в 1999 году — 15%. Динамика изменений в сторону увеличения почти в 2 раза позволяет сделать вывод о процессе постепенной востребованности и овладения русским этносом казахского языка.


Представители других национальностей (украинцы, немцы, татары и другие) по степени владения казахским языком существенно отличаются от лиц русской национальности. Показатели по основным параметрам предложены в Таблице 2.


По всей вероятности, значительная разница показателей степени владения казахским языком обусловлена причинами как на этносоциальном, так и на биогенетическом уровне. По объективным и субъективным причинам немногочисленные национальности были подвержены процессу двуязычия, а то и трехязычия.


Характеристика оценочных индикаторов владения казахским


языком по основному представительству этнических меньшинств


(в % соотношении к числу опрошенных)


Таб. 2
















































Варианты ответов


Украинцы


Татары


Немцы


Другие


Не владею совсем


35


8


26


15


Только со словарем и разговорником


11


10


19


4


Понимаю речь, но объясняться не могу


27


15


23


20


Понимаю речь и могу с трудом объясняться


0


23


7


8


Свободно говорю, читаю, но не пишу


8


33


13


33


Свободно говорю, читаю и пишу


15


5


13


20

Таким образом, налицо тенденция, когда место, занимаемое казахским языком в социально-коммуникативной системе нашего общества, начинает постепенно соответствовать своему статусу.


Результаты опроса показали наличие социокультурной базы, когда казахский язык получает соответственное распространение в иноэтничной среде, степень его бытования расширяет свои границы, наблюдаются процессы объективной востребованности языка, повышение его функционального значения, особенно среди городского населения. Среди неказахского населения зафиксирована тенденция инструментального использования государственного языка, вхождение личности в мир другой этнической культуры, освоение ее, превращение в базу жизнедеятельности, творческого потенциала.


Рейтинг востребованности языков


Степень коммуникативного уровня языков различных национальных групп в Казахстане, как уже отмечалось выше, определяется по числу носителей и объему общественных функций и классифицируется как распространенные, менее распространенные и наименее распространенные.


Для классификации и ранжирования языков по степени их востребуемости был использован метод исчисления рейтинга, что позволило сконструировать модель популярности языков в существующих условиях.


Рейтинг популярности (востребованности) языков обосновывался, исходя из его основного лексического значения, т.е. от понятия “оценка”. Для его определения использовался закрытый вопрос — “Определите уровень востребованности языков в настоящее время?”. Он измерялся на основе униполярной числовой шкалы, масштабом в 5 градаций, где 3, 4 и 5 градации представляли положительные оценки, и, 1, 2 — отрицательные.


Общий массив измеряемых субъектов был представлен пятью языками: немецким, русским, английским, казахским и китайским.


Анализ рейтинга популярности (востребуемости) языков позволил классифицировать их на три основных уровня. Первый уровень объединяет русский и казахский языки (соответственно, 55,8% и 54,2%). Второй уровень принадлежит английскому языку (40,9%). Третий уровень представлен немецким (7,5%) и китайским (3,1%) языками.


Результаты исследования в разрезе обследованных регионов показали значительно высокий уровень востребованности русского языка, в особенности в Северо-Казахстанской и Восточно-Казахстанской областях (70,5% и 68,3% опрошенных, соответственно).


Немаловажным фактором, повлиявшим на оценку уровня востребованности казахского и русского языков, является и национальность опрашиваемого — в целом 45,8% казахов оценили востребованность русского языка как “очень высоко”, в то время как 13,1% русских оценили востребованность казахского языка на “1” и “2”.


Распределение ответов по образованию выявили следующую тенденцию: чем выше уровень образования, тем рейтинг востребуемости английского языка больше. Удельный вес респондентов с неполным средним и средним образованием, выразивших высокую оценку популярности английскому языку, почти в 2,2 раза отставал от этой же позиции от респондентов, имеющих высшее образование. Респонденты-казахи более склонны к низким оценкам популярности английского языка, чем русские, или респонденты других национальностей.


Отношение к национальной культуре


Любой культурный человек должен являться в той или иной мере патриотом страны, в которой он живет. Но чувство патриотизма невозможно без знаний языка, истории, литературы, искусства, традиций и обычаев титульного народа. Следующий вопрос позволяет увидеть, насколько простирается необходимость и важность у опрошенных в знаниях истории, литературы и искусства, традиций и обычаев казахского народа.


Для этого используется числовая оценочная шкала с семью градациями и вербально закрепленными границами с привычным порядком возрастания чисел.


Таб.3






















































Варианты ответов


1


2


3


4


5


6


7


Б. о


Знания казахского языка


5,9


2,5


4,7


8,5


10,0


7,8


50,3


10,3


Знания истории Казахстана


4,7


2,5


5,6


9,6


11,6


11,7


42,6


11,7


Знания литературы и искусства Казахстана


5,5


3,0


7,2


10,7


11,4


12,5


36,2


13,5


Знания традиций и обычаев казахского народа


5,4


2,0


4,0


7,7


9,7


9,9


50,1


11,3

По результатам этого блока вопросов можно резюмировать, что суммарная оценка положительных оценок (от 5 до 7 включительно) выявила, что на рост национального самосознания в большей мере влияет знание традиций и обычаев казахского народа (69,7%), второй по степени значимости определена позиция “знание казахского языка” — 68,1%, повышенный интерес к знанию истории Казахстана зафиксирован у 65,9% респондентов, и последние позиции занимает знание литературы и искусства Казахстана.


Расклад оценок показал доминирующие позиции казахов (65,6%). Важность данного признака отметили 53,8% представителей украинской национальности, 41,9% немцев. Необходимость знаний традиций и обычаев казахов в большей мере осознается жителями Южно-Казахстанской (51,9%), Актюбинской (52,4%) областей, меньше всего — представителями восточной части республики (24,5%).


Достаточно высокая оценка необходимости знания казахского языка выражена среди казахов (69,6%), украинцев (42,5%), немцев (32,3%), меньше всего — среди русских (31,9%).


Региональный разрез показал устойчивые позиции Южно-Казахстанской и Актюбинской областей (соответственно, 61,4% и 54,7%).


В целом, рассматривая проблему в спектре адаптационного потенциала, необходимо отметить довольно высокое осознание необходимости знания истории, культуры, традиций, обычаев, языка и произведений литературы и искусства доминирующего этноса среди лиц украинской и немецкой национальности. Менее всего значимость обозначенных детерминант отмечается корейцами, татарами, русскими.


В этой связи представляется целесообразным, чтобы идентификационные модели развития в большей мере преломлялись через призму традиций, обычаев казахского народа, которые значительной частью респондентов отмечены как наиболее важные.


Пропаганда государственного языка через традиции и обычаи также имела бы колоссальный успех.


В заключение необходимо отметить, что государственный язык функционирует полноценно и разносторонне только тогда, когда на нем начинают говорить этносы, не считающие его родным. И процент отмеченных выше представителей различных национальных групп, которые казахский язык осознанно воспринимают как язык доминирующей культуры, субъектом которой они являются, позволяет с определенной долей уверенности говорить о появлении “казахоязычного населения”. То есть налицо процессы, когда личность, в определенной степени подчеркивая свою особенность, самобытность, следовательно, и социальную значимость, через официальную регистрацию этнической принадлежности проходит процесс языковой социализации. Данный мотивированный процесс закономерен, так как в современном мире нет чисто этнического существования. Абсолютное большинство государств полиэтничны, культурно-этнические сообщества взаимодействуют и взаимопроникают, образуя полиэтничную социокультурную среду. В то же время она не лишена этнической формы, и, как правило, тон задает доминирующий этнос. Язык, традиции, историческая память, ценности доминирующего этноса становятся преобладающими. Соответственно, повышается и социальная значимость государственного языка как одного из определяющих факторов государственности республики. В этих условиях происходит не только личная, психологически мотивированная востребованность в казахском языке, но и объективная необходимость, предполагающая полномерное ее развитие, способная решить проблему самоидентификации и дать ответ на вопрос “Кто же мы такие, казахстанцы?”.


Новости партнеров

Загрузка...