Погашение кредитов может привести к конфликту

Небольшое село Сузак, что в Джалал-Абадской области Кыргызстана, сегодня напоминает растревоженный улей. Правительство потребовало от сельчан погасить кредиты, полученные ими летом 1998 года на строительство домов, снесенных разбушевавшейся рекой.



Тогда, после ливневых дождей и прорыва правобережной дамбы реки Кугарт, водой были затоплены тысячи жилых домов, десятки различных учреждений, более десяти тысяч людей остались без крова и имущества. Президент Кыргызстана Аскар Акаев, прилетев в Сузак и встретившись с местными жителями, сказал о том, что нужно было сделать все возможное, чтобы предотвратить эту трагедию, и пообещал, что виновные будут найдены и наказаны по всей строгости закона.



Люди, оставшись практически ни с чем, с благодарностью принимали любую помощь. Например, Агентство по реорганизации банков и реструктуризации долгов, через Фонд кредитования жилищно-социального развития выдавало деньги под залог строящегося дома и земельного участка, под проценты сроком на 15 лет. Годовая процентная ставка этих кредитов составляет 4 процента, а общая процентная ставка за весь период погашения равняется в среднем 39,5 процентам. Вдобавок предоставлялась отсрочка выплаты на три года.



Вот как выглядит график погашения кредита суммы 51 880 сомов, полученной Алымбаем Ариповым. Ежеквартально, начиная с 2001 года, он в течение последующих 15 лет обязан по частям выплачивать полученную сумму, причем с 2002 года годовая процентная ставка ежегодно будет увеличиваться на 0,5 процента. К концу срока выплаты, т.е. в 2013 году, процентная ставка увеличится до 10 %, и Арипов в общей сложности должен будет выплатить 72 438 сомов 58 тыйынов, из которых 51 880 сомов — его основной долг, а 20 558 сомов 58 тыйынов – проценты, подлежащие выплате.



Мнения экспертов об условиях предоставления кредитов полярно разделились. Одни считают, что при таких условиях предоставления кредита действия правительства можно назвать благотворительностью. По этому поводу заместитель руководителя администрации Сузакского района по строительству Талант Исмаилов сказал: “Кредит выдавался на очень мягких условиях”.



В то же время директор-координатор правозащитной организации “Справедливость” Валерий Улеев придерживается иного мнения – кредиты были и есть кабальные. “Поторпевшим от стихии – говорит он, – правительство должно было дать беспроцентные кредиты, потому что наживаться на несчастье этих людей просто кощунственно”.



Из-за нехватки средств многие пострадавшие смогли построить дома, но не обнесли их забором и не обзавелись хозяйством. В условиях тотальной безработицы и неустойчивых доходов люди оказались в затруднительном положении.



Абдулла Рахмонов рассказал корреспонденту IWPR, как из человека со средним достатком он превратился почти в нищего. Ему выделили деньги, которых едва хватило на постройку жилого дома, и лишь с помощью родственников и друзей ему удалось встать на ноги. “У меня хранилось около четырех тонн пшеницы, полторы тонны риса, – говорит он. – Это был запас продовольствия, и все это было унесено водой. Лишился я и скотины. Выданные 80 тысяч сомов все ушли на постройку дома. Но ведь моей семье еще надо есть, одеваться, платить за электроэнергию. Много и других расходов. Я бы с радостью вернул деньги государству, но где мне их найти — я не знаю”.



Почти через день сузакцы устраивают сельские сходы, на которых присутствует до 200 человек. Все понимают, что деньги рано или поздно возвращать придется. Ведь по условиям предоставления кредита за задержку расчета предусмотрены штрафные санкции. На собрании, состоявшемся 21 февраля нынешнего года, глава районной государственной администрации Муллакельдиев заявил сельчанам, что районная администрация ничем помочь им не в силах. И единственный выход у сузакцев – это просить правительство об отсрочке выплаты кредитов и процентов.



В настоящий момент, не имея стабильных заработков, сами пострадавшие не видят никакого выхода из сложившейся ситуации. Учительница одной из сельских школ Дильбар А. рассказала корреспонденту IWPR о своем положении следующее: “Зарплата у меня 420 сомов (8,5 доллара). Муж никуда не может устроиться на работу. На сезонных стройках он зарабатывает за сезон 10-12 тысяч сомов (200-250 долларов). За прошедшие три года мы только смогли построить дом. Обзавестись хозяйством или хотя бы купить корову мы так и не сумели. И вряд ли теперь сможем”.



Тому же Арипову придется ежегодно в среднем выплачивать по 4 900 сомов (около 100 долларов). Но ему еще повезло, что он работает в одной из местных государственных организаций и получает зарплату 647 сомов (13 долларов), на которые содержит семью. Свой скудный семейный бюджет он старается пополнить перепадающими изредка “шабашками”. При самом грубом подсчете годовой доход его семьи равняется примерно 10 тысячам сомов (200 долларов), ровно половину которого он будет вынужден сдавать в банк. На вторую половину он должен кормить семью, приобретать каждому одежду, запасаться на зиму углем и т.п.



Однако сами пострадавшие отмечают, что брали деньги в долг у государства с единственной целью – возвести до зимы крышу над головой. Условия кредита тогда мало кого интересовали. И хотя были и такие, которые убеждали, что 4 процента обернутся сорока процентами, никто к их предостережениям не прислушивался. Исполнительный директор Фонда правового воспитания и образования молодежи Абдуназар Маматисламов рассказал, как люди жаловались, что не могут получить кредит. “Теперь у них просьба совсем другая, – говорит он. – Люди считают, что правительство их обмануло. Но что мы можем поделать? Ведь они практически подписали свой приговор”.



Конечно, тогдашние действия пострадавших можно объяснить их отчаянным положением. Корреспондент одной из республиканских газет К. Эгамбердиев выразил свое непонимание по поводу требований сельчан. Он считает, что данная им отсрочка на три года – достаточный срок, чтобы встать на ноги и начать зарабатывать деньги. “Но опять же, можно сказать “фи” тому правительству, которое, понимая, что эти люди не смогут вернуть деньги, не сделало ничего для того, чтобы они имели возможность зарабатывать необходимые средства”.



У кыргызского народа с древних времен существует прекрасный обычай: если кто-то пострадал от пожара, землетрясения или еще какой-либо беды, то все родственники оказывают ему посильную помощь. Причем, безвозмездно. В то же время во время тоя или другого празднества устроитель торжества аккуратно записывал, кто и что ему подарил. Потому что в ответ ему надо было принести подарок не меньшей ценности. Радостным событием наводнение не назовешь. Валерий Улеев считает, что если бы пострадавшим дали компенсацию хотя бы для обустройства, то это было бы самым правильным решением, соответствующим традициям кыргызского народа.



Правозащитная организация “Справедливость” отслеживает события, происходящие в Сузаке после наводнения. Корреспондент IWPR обратился к председателю этой организации Валентине Гриценко с вопросом: “Какие последствия можно ожидать от сложившейся в селе ситуации?” На это Гриценко ответила, что агентство, выдавшее кредиты, вправе потребовать наложения ареста на имущество сузакцев и затем продать его с аукциона. По закону это будет правильным решением. Раз люди взяли деньги, то они должны их вернуть. “Тем более, – замечает Валентина Гриценко, что характер тамошнего населения таков, что каждый будет надеяться на то, что пронесет”. Правозащитники выдвинули версию, что скорее всего судебные тяжбы начнутся с семьями со средним достатком, затем перейдут к менее обеспеченным. А в конце пойдут иски на “богатых”, которые тянут с выплатой долга.



Правозащитники придерживаются мнения, что вряд ли на этой почве возможно возникновение конфликтов. “Сузакцы привыкли жить каждый сам по себе. И до беспорядков вряд ли дойдет, – полагает госпожа Гриценко, – но это дестабилизирует ситуацию в регионе и в обществе в целом”. Валерий Улеев, исходя из своего большого опыта работы в области раннего предотвращения конфликтов, уверен, что ситуация не такая уж простая и что здесь наверняка будет примешан национальный фактор. “Так как почти все потерпевшие – узбеки, то некоторые не преминут воспользоваться моментом и заявить, что во время прежних селей кыргызам дали по 50 тысяч сомов и списали долги. А они узбеки, поэтому у них дома отбирают”. И в таком случае, считает он, конфликтов действительно будет трудно избежать.



Корреспондент IWPR встретился с жителем Сузака Сабыржаном Мазаитовым, который одно время пытался создать неправительственную организацию – Фонд помощи пострадавшим от наводнения. Под разными предлогами областное управление юстиции отказывало в регистрации фонда. “Однажды представители власти вызвали меня и дали понять, что мои действия им не нравятся. Они пообещали списать мне мой долг, если я не буду будоражить народ. Кроме того, взяли у меня об этом расписку, — сообщил Мазаитов. Тем не менее, он старается помочь людям советами и обещает в скором времени добиться регистрации фонда и признания властями наличия проблемы.



Ситуация, сложившаяся в Сузаке, сыграет на руку не только политическим партиям, находящимся в ярой оппозиции к действующей власти, но и радикальным религиозным течениям, которые не упустят случая, чтобы вовлечь в свои ряды новых сторонников.



30 марта 2001 года – последний день выплаты первой части кредита. При нарушении этого срока будет взиматься процентная ставка (в размере учетной ставки Нацбанка) за каждый день просрочки от суммы просроченной задолженности по кредиту и от невыплаченной суммы кредита.



Кстати, стихийное бедствие в Сузаке многие международные организации, республиканские предприятия, коммерческие структуры и частные лица восприняли с чувством боли и немедленно откликнулись на беду сельчан. Это подтверждают материалы публикаций в республиканской прессе (газеты “Вечерний Бишкек”, “Слово Кыргызстана”, “Утро Бишкека”) за период с 28 мая по 12 ноября 1998 года.



По сообщениям прессы, за это время на ликвидацию последствий стихийного бедствия в селе Сузак поступило: 9 млн долларов США (2 % льготного кредита), 2 млн 272 тыс. долларов США, 25 млн 854787 тыс. сомов.



Кроме того, ПРООН и МЧС подписали проект на $ 20 000 по оказанию помощи населению Сузака.



По данным этих же периодических изданий, с 18 июня по 14 августа 1998 года для Сузака поступила гуманитарная помощь на сумму 25 тыс. долларов США,


519,7 тыс. DM, 459 тыс. сомов.



Как сообщалось в республиканской газете “Вечерний Бишкек”, общая сумма гуманитарной помощи, направленной в село Сузак, на 19 июня 1998 года превысила 131 млн сомов.



Заместитель главы государственной администрации Сузакского района Талант Исмаилов утверждает, что эти цифры не соответствуют действительности — помощь была гораздо меньшей.



Сами сузакцы о подобных поступлениях ничего не знают. На самом деле пострадавшие, как сообщается в республиканской печати, безвозмездно получили следующее: 1 000 сомов на одну семью; 200 сомов на каждого члена семьи; 35 кг муки, 3 кг риса, 2 кг сахара, 1,5 кг макарон на члена семьи; 10 кг растительного масла.



И это всё! А поступившие в Сузак строительные материалы продавались по ценам выше рыночных на те дни: цемент – 1 050 сомов за тонну; кирпич – 1,48 сома за штуку; шифер – 45 сомов за лист.


Новости партнеров

Загрузка...