“А кто такой Шушанников?!” — недоумевал чиновник… “А кто такая Ергалиева?..” – ответило эхо… “А кто будет следующим?!” — гадают журналисты

Не прошло и месяца после того, как в Алматы жертвой теракта стал председатель Исполкома парти “Азамат” Платон Пак, в Усть-Каменогорске нечто подобное произошло с другим общественно-политическим деятелем Казахстана, Александром Шушанниковым. В подъезде собственного дома на сопредседателя общественной организации “ЛАД” напали трое неизвестных и крепко его избили…


Подобного рода инциденты, связанные с персонами, активно занимающимися политической деятельностью, классифицируются всегда и везде (в том числе и у нас) только одним понятием — террористический акт. Однако, несмотря на такое развитие событий, адекватной реакции со стороны правительства и парламента что-то не видно. Вновь приходится констатировать полную “отмороженность” правоохранительных органов, которые и в этом случае явно не собираются искать террористов. Данное предположение полностью подтверждает ход дела Пака, которое полиция, ничтоже сумнящеся, сразу же попыталась представить как элементарную “бытовуху”… Заметьте, представить, но не доказать!


У казахов есть пословица: “если не говорить о наболевшем, то умрет дедушка слова” (то есть засохнет язык). Однако, похоже на то, что дедушка этот давно уже успешно превратился в мумию…


Редакция “Мегаполиса” обратилась к ряду официальных и других лиц с просьбой прокомментировать усть-каменогорский терракт. В числе прочих, к кому обратились журналисты, были руководитель партии “Отаншылдар” Хасен Кожа-Ахмет и начальник Алматинского городского управления информации и общественного согласия Буркутбай Аяган. Судя по телефонному разговору, и тот и другой впервые узнали о произошедшем только от сотрудников редакции. Правда, г-н Кожа-Ахмет принял к сведению просьбу, но в конце концов он заявил, что поскольку он не обладает достаточной информацией, то от каких-либо комментариев воздержится… Вряд ли это выглядит удивительным, учитывая, что Хасен Кожа-Ахмет и его сторонники давно уже обособились и живут своей “политической” жизнью, а после того, как знаменитый диссидент советских времен прекратил свое противостояние властям, так и вовсе стали “закрытыми”, практически не реагируя на текущую политическую действительность. Конечно, вполне вероятно, что Хасен Кожа-Ахмет и впрямь ничего не слышал о усть-каменогорском инциденте. А услышав… Впрочем, “проказахские” и “прорусские” организации никогда не проявляли солидарности и две “общины”, как говорил в свое время Олжас Сулейменов, живут каждая сама по себе. Только раньше большинством населения была русская часть, а теперь, наоборот, казахская коренная…


Гораздо удивительней выглядела позиция Б.Аягана, которому, в силу занимаемой должности и тех целей, которые преследует его ведомство, казалось бы, сам Бог велел быть в курсе таких событий… Но этот, достаточно известный политик, не только не слышал о проишествии, но даже искренне бросил в микрофон “сотки”: “А кто такой Шушанников?!”. Когда ему объяснили в чем дело, начальник целого управления Министерства общественного согласия (и прочая, и прочая…) огромного города не нашел лучшего, как в качестве главного аргумента в уклонение от комментариев привести “территориальный”, мол, какое отношение какой-то Усть-Каменогорск и никому неизвестный Шушанников имеет к Алматы, в конечном счете, к нему?.. Видимо, надо было бы, чтобы Шушанникова был избит в городе Алматы. Тогда, может быть, бастык, отвечающий за общественное согласие” в отдельно взятой “южной столице” встрепенулся бы!… Впрочем, власти, как помнится, включая Б.Аягана, не встрепенулись и в том случае, когда почти в центре Алматы под ножами террористов чуть не пал Платон Пак, прямо скажем, не самый плохой и последний член казахстанского общества, если верить той характеристике, что дал своему старому товарищу Мурат Ауэзов. Кстати, весьма интересно, а как теперь будет “отмораживаться” Буркитбай Аяган, если его вдруг попросят прокомментировать вопиющий инцидент, происшедший в доме Гульжан Ергалиевой практически в тот момент, когда он изображал “незнайку” по усть-каменогорскому прецеденту? Или он, прожив годы и годы в Алма-Ате, а затем в Алматы, и Гульжан Ергалиеву не знает?! Политики, известные и узнаваемые публичные фигуры, наконец, просто люди становятся жертвами террористических актов, находясь в своем доме. Жестокие избиения – этого уже мало. В ход идет холодное оружие, дело дошло до пыток! Ведь влезшие в дом Ергалиевой люди у нее на глазах пытали мужа и сына, а, по сути, заодно пытали и ее, морально…


Угрожающая тенденция к нарастанию этих, неизвестно кем организуемых акций, вызывает законную тревогу у общественности и как никогда красноречиво проявляет, несмотря на относительное спокойствие на политической сцене, внутренюю нестабильность, существующую внутри казахстанского общества… Окончится ли этот своеобразный счет, открытый в новом веке, на Гульжан Ергалиевой? Пак, Шушанников, Ергалиева: “Бог троицу любит” – гласит русская присказка. Какую цифру предпочитает сатана даже вспоминать не хочется. Но маховик раскручивается на глазах. “А кто следующий?” – гадают тем временем журналисты. А в ответ тишина: парламентская, прокурорская, правительственная …Тут поневоле задумаешься: что за депутатов мы выбрали? Почему в такие моменты наши избранники народа протирают штаны в Астане или оттаивают тайком в Алматы от акмолинских буранов как ни в чем не бывало? Где глас обновленной Генпрокуратуры? Где, наконец, его величество Государство, быстро научившееся снимать с нас три шкуры, перелицовывающее законы и с каждым годом все меньше и меньше нас защищающее?.. Когда сподобимся? Этак и до политических трупов, в прямом смысле этого словосочетания, мы скоро дойдем. Но тогда и спрос другой может начаться…


Новости партнеров

Загрузка...