Бывший кадровик РК — “Духовный наследник” готтентотов?.. (Размышления вслух)


На всех углах кричат, что страна задыхается в деструктивных объятиях повального непрофессионализма. При этом подразумевают, конечно же, не низкую вышколенность, скажем, официанток в забегаловках, усыпавших территорию страны, а кадровое ослабление таких фундаментальных отраслей, как образование, государственный менеджмент… Действительность показывает что это — не измышления журналистов. Каковы причины этого явления? Отъезд квалифицированных кадров? Безусловно. А кто занимает освободившиеся места? Может быть, оставшиеся профессионалы? Увы. Непрофессионализм казахстанского разлива на текущий момент – это на 2/3 производное от непотизма… В современных словарях-справочниках по политологии “Непотизм …явление предоставления властных позиций (должностей) исходя из родственных связей” (Словарь-справочник ПОЛИТОЛОГИЯ. 2000, М.). Иначе говоря, чиновничьи должности занимают люди, чьей главной “добродетелью” является только одно обстоятельство — родственная принадлежность относительно вышестоящего руководства. В советскую эпоху, которая еще миражит за плечами половины взрослого населения страны, семейственность считалась плохим тоном как с точки зрения официальной идеологии, так и с точки зрения общей морали. Дело порой доходило до абсурда. Сегодня на дворе другая эпоха, другой абсурд. Хотя на формально-официальном уровне мало что изменилось, непотизм вроде как по-прежнему не приветствуется, казахская пресса с завидным упорством клеймит родоплеменные отношения. Однако действительность вопиет совершенно об обратном…


***


Для затравки разговора, а также для того, чтобы он был предметным, подбросим читателям такой вопросик: что может быть общего, например, у министра труда и социальной защиты населения Алихана Байменова и его заместителя Адильхана Умирбаева? Да вроде ничего, если не считать того факта, что второй следует за первым как нитка за иголкой практически везде. Возникают подозрения: а кем же приходится этот неизвестный широкой общественности А.Умирбаев человеку, столь стремительно делающему государственную карьеру — товарищем, родственником, соплеменником?! А может, и этим, и другим, и третьим? Согласитесь, в любом случае такого рода протекционистские пристрастия выглядят двусмысленно, принимая во внимание реноме А.Байменова. Ведь и впрямь, Алихан Байменов — фигура не совсем обычная для традиционной номенклатуры, даже с учетом того, что прецедент, когда преподаватель из провинциального вуза становился государственным мужем начался не с указанной персоны. Тем не менее, мало кто из крупных чиновников может похвастаться такими яркими страницами своей биографии. А.Байменов, напомним, был одним из видных региональных организаторов некогда гремевшего на всю страну общественного движения “Невада-Семипалатинск”… Во время выборов главы государства он возглавлял президентскую администрацию. Он тщательно выстраивает себе имидж аккуратного и педантичного руководителя. Словом, “новый” казах от номенклатуры, полная противоположность, скажем, относительно традиционных номенклатурщиков с партийным прошлым… Однако родимые пятна все те же…


Возможно, есть примеры и “пострашнее”, чем выбранный нами, но к этому прецеденту мы обратились лишь потому, что до недавнего времени Байменов весьма активно вел себя на посту главного кадровика страны. Именно он раскрутил Агентство по делам госслужбы, и не раз как главный кадровик страны твердо заявлял в своих интервью, что он не потерпит кумовства в властных структурах. Это при нем целые полосы в официальных газетах стали занимать условия конкурсов на вакантные чиновничьи должности. Благодаря же какому конкурсу его вечным замом стал упоминавшийся выше Умирбеков, так по сию пору и осталось тайной за семью печатями. На мундире, отражение которого в зеркале общественного мнениия, судя по всему, старается держать в великой чистоте г-н Байменов, это единственное “пятнышко” как-то особенно бросается в глаза. К тому же, заявления Байменова таковыми (т.е. пустыми) и остались — даже при помощи “своих парней” он явно не сумел привести “чиновничьий рынок” в соответствие со своими декларациями. Это к тому, что непотизм идет рука об руку с непрофессионализмом, что, в свою очередь, вынуждает выдувать мыльные пузыри и заниматься очковтирательством. Только-только вернувшись в родные пенаты, т.е. в Министерство труда, но уже не замом, как ранее, а министром (замом известно кто стал!), г-н Байменов в присущей ему манере, четко и оптимистично манипулируя общими цифрами, сообщает общественности в лице парламентариев об успехах на фронте борьбы с бедностью и безработицей. Создается впечатление, что стань он сегодня министром обороны, то уже завтра бодро сообщит, что возглавляемое им “ведомство” готово разнести в клочья любых намангани…


Однако повторимся: Байменов, наверное, не самый впечатляющий пример того, как высокопоставленный госслужащий формирует “свойскую команду”. Но опять же: если учесть его позицию, пусть даже выстроенную лишь на словах, и его гораздо меньшую, чем у других (!) незапятнанность, можно себе представить, что вообще творится в этом смысле в структурах госуправления. Ведь речь-то идет именно о чиновниках, об их кадровом отборе. Семейственность и землячество, скажем, в сфере бизнеса — это вполне допустимая вещь. Западный индивидуализм вряд ли привьется на местной, евразийской почве, к тому же бизнес-кланы — это и западная традиция тоже. К такому положению вещей даже в коммунистическом Китае подходят с пониманием. Во-первых менталитет, во-вторых, целесообразность – кому как не близкому родственнику либо соплеменнику привычнее доверять во всем? Но то, что в целом хорошо в приватных делах, совершенно неприемлемо в системе государственного управления и в организации этой системы! И все же, пресловутый менталитет берет вверх. Недаром в политологическом словаре-справочнике явление “непотизм” далее определяется следующим образом: “В традиционных обществах Н(епотизм). – один из основных способов формирования политической элиты”. (Словарь-справочник ПОЛИТОЛОГИЯ. 2000, М.). Казахстан при всех своих модернистско-демократических прибамбасах, безусловно, более всего подходит под определение “традиционное общество”. По крайней мере, Н. здесь цветет пышнее некуда, а такие традиционалистские ценности, как жуз, род становятся день ото дня понятнее каждому второму… Но не каждый третий, по вполне понятным причинам, может стать их приверженцем. Одно дело, когда представители одной семьи, фамилии проявляют себя на самом высоком уровне, но в совершенно разных профессиональных сферах, не соприкасаясь с друг другом, а совсем иное, когда “племянники” и т.п. собираются в одном ведомстве, и все вместе кочуют из одного в другое.


В начале наших рассуждений мы упомянули другое негативное явление — коррупцию. Когда Н. принимает массовый характер, пронизывает буквально все общество, его связь с кооррупцией ну очень сложно назвать косвенной… Непотизм, вне всякого сомнения, вредит самой идее госуправления. Кстати, о менталитете. Когда в прошлом веке готтентота спросили: “А что, по-твоему, Зло и Добро?”, представитель этого африканского племени ответил: “Мне хорошо, когда я украду корову из чужого стада. Мне плохо, когда пропадает корова из моего стада”. Наивные готтентоты быстро стали жертвой хищных и организованных колонизаторов. Иными словами, такая простая и доступная концепция, наверное, очень хороша для примитивного уровня развития, но если говорить о современном государственном строительстве, понятно, что с такой психологией ничего системного не построишь. И станешь чьей-либо жертвой. Ибо любое государство предполагает, что иногда надо поступиться собственным благополучием ради общего. Ясно, что пример в этом случае для рядовых “готтентотов” подает элита. Ясно и другое – не всякая элита готова подавать примеры такого рода. За нашей старо-новой элитой такого точно не наблюдалось… А на словах сытые чиновники, как заведенные, убеждают масс-медиа, общественность, народ в конце концов, в том, что у него, у народа, оказывается все не так плохо. Почти хорошо. А народ видит, что хорошо только Им…


Когда тот же г-н Байменов, словно фокусник, рисует перед публикой благополучные картины в кадровых делах страны, отметая все претензии, либо выступает с победными реляциями, будучи министром труда, понимаешь, что у него все в порядке, и он чувствует себя хорошо… По-крайней мере как чиновник. Но если бы он возглавлял частную структуру, которая отвечала бы за социальное положение всего казахстанского населения, мог ли он быть столь оптимистичен и безоблачен? Наверное, ему пришлось бы быть чуточку адекватнее… И чтобы справиться с проблемами общегосударственного масштаба, пришлось бы крутиться чуточку интенсивнее. Но изменилась бы ситуация? Ведь сущность “готтентота” не скроешь под костюмом европейского покроя. Положа руку на сердце представим себе: весь действующий чиновничьий аппарат расстрелян и заменен на совершенно новый. Что-то изменится?.. Значит, чтобы избежать расстрелов, надо менять мышление, привычки. А как это сделать? Выход один: необходимо приспосабливать, модернизировать менталитет в соответствии с запросами и велениями времени. А чтобы начать такую перестройку надо открыто говорить об этих явлениях, разрушать тем самым асимметрию, возникшую между декларациями и реальностью. Ибо разрыв между провозглашаемыми ценностями и теми, которыми руководствуются в реальной жизни те же верхи (а что говорить тогда о низах?) стал сегодня настолько выпуклым, что волей-неволей о нем начинают говорить… И не только на кухнях. Впрочем, это тема для отдельного разговора. Пока же мы можем только констатировать победную поступь “готтентотского” мировозрения…


Новости партнеров

Загрузка...