Узбекистан между вчера и “великим” будущим

Итак по плодам их узнаете их

(Евангелие от Матфея. 7:20)


Вместо предисловия


5 февраля с.г. скоропостижно скончался Ибрагим БУРИЕВ – светлой души человек. Это был оппозиционер в истинном понимании данного слова. Ибрагим Камалович не мог свыкнуться со многими проявлениями “свинцовых мерзостей жизни” — социальной несправедливости, агрессивной глупости, низости, нечестности, с которыми по мере щедро отпущенных ему природой способностей боролся, принимая активное участие в создании Партии социального прогресса, Дехканской партии, Объединенной социал-демократической партии, правозащитной деятельности. Несмотря на свою сдержанность, силу воли, его прорывало и он не мог тогда скрыть переживания.


В последних застольных наших беседах с крепким зеленым чаем, Ибрагим-ака много говорил не “для протокола” и в них выражалось чаще всего боль за Узбекистан.


Мой друг, Ваш ум и сердце не могли привыкнуть ко многому в этой жизни. Незабвенной Вашей памяти и продолжения нашего последнего разговора я бы хотел сказать следующее.


“С обретением независимости началась новейшая история нашей страны. С чувством большой гордости и удовлетворения мы можем сказать, что за этот небольшой исторический период под руководством Президента Ислама Каримова в стране созданы основы правового, демократического государства, гражданского общества, сформировалась национальная идеология независимости”, — эти слова из обращения Олий Мажлиса (парламента) к народу Узбекистана, принятого 14 декабря 2000 года.


В действительности же, социальные реалии страны не дают оснований проникнуться этим самым “чувством большой гордости и удовлетворения” достигнутым. Ведь за горизонтом видимости продолжает оставаться все то, что было провозглашено правительством Узбекистана вслед за обретением независимости.


Об этом свидетельствует, например, такой интегральный показатель “успехов”, как неуклонно понижающийся уровень жизни граждан республики. Иллюзорными, если не вздорными выглядят утверждения о становлении ростков демократии, свободы слова, формирования стабильного и социально безопасного общества. Словом куда ни кинь взор – всюду бреши, которые нельзя заслонить (закрыть) словотворчеством. Здесь хочется напомнить и такую тривиальную истину. В Узбекистане после распада СССР произошел цирроз идеологии. Практически идеологические скрепы превратились в мусульманские и другие скрепы, пользующиеся значительной степенью доверия у большинства представителей титульной нации. Этого не понимают (или явно не хотят понимать) власти, тщетно надеясь вновь принуждением к идеологии компенсировать недоданное людям экономически. Налицо недопустимое игнорирование экономических методов регулирования поведения человека. Между тем, в народе на протяжении одного-двух поколений отслеживается полная глухота и аллергия к идеологическим призывам. Вместо дел – обилие речей, государственных программ культурно-духовного возрождения и тому подобное. Особенно режут слух слова, граничащие с лицемерием, их разрыв с делами. Более того, правомерно задуматься: управляется ли страна разумно, эффективно?


В целом социально-экономическое положение и, соответственно, политическая ситуация в Узбекистане усугубляется ростом влияния идеологии ислама экстремистского образца.


Безусловно, религия как вера не зависит от исторических ситуаций. Возрождение ислама в Узбекистане не является результатом изменения чувств и верований людей, а выражение поиска возможностей полного восстановления, сосуществования традиционного образа жизни. И критически обострившиеся социальные факторы в совокупности с идеологическими и политическими – составляют источник и причину этого возрождения.


Что же касается собственно религиозного экстремизма, то его появление и распространение, по мнению американского ученого Марты Брилл Олкотт, неизбежно там, где люди обнищали духовно или материально, или в том и другом отношении одновременно. Отсюда и проявления религиозно-политического инакомыслия, переходящее в преступные действия, насилие, выступления против государства.


А ростки демократии, едва увидевшие свет, вольно или невольно затаптываются самой властью. Представляется, это происходит, прежде всего, из-за недостаточной компетентности, нерешительности и непоследовательности руководителей в осуществлении идеи реформ, выдвинутые главой государства. Здесь к месту привести пророческое суждение П.Струве о том, что государство, которое не способно умело реализовывать идеи реформ обрекает общество на сползание к бунтам и революциям.


Увы, надо признать: дело не столько в том, что данные конкретные люди делают ошибки и мешают развитию позитивных процессов, а сколько в системе связей, которые они несут с собой “выполняя” свои функции. В отношении такого типа функционеров – уполномоченных — применимо определение Пьера Бурдье: “Аппаратчик, всем обязанный аппарату – это аппарат, ставший человеком”. Не будет излишним напомнить и то, что сегодня новая бюрократия вошла в силу, тотально приватизировав власть. Но вопрос в том, насколько прочна такая власть, если с ее стороны не заметны какие-либо подвижки к проведению реформ. Самое печальное, что она (власть) оказалась подобной прежней номенклатуре, которая по определению югославского ученого, писателя и политика Милована Джиласа, “отгородилась от общества, …и оказалась верхушечной структурой без корней в народе”.


Надо признать, вместе с тем, что эта волна бюрократии проявила удивительную изобретательность, выдающиеся способности по созданию в СМИ виртуального мира о стране чудес, именуемой Республикой Узбекистан, народ которой, якобы, самозабвенно трудится, учится и… молится, одухотворенный идеями великого будущего. Если же не поддаваться магии слов, не следовать пространным рассуждениям пишущей братии за рубежом о том, каким образом решает свою судьбу наш народ и не очаровываться прелестными картинками телевидения о жизни в Узбекистане, а увидеть бы воочию своими глазами эту самую натуральную социальную реальность, в котором мы обитаем, то станет безмерно грустно. Вот, например, с наступлением холодов с января и всю зиму в квартирах тружеников страны происходили систематические перебои в системе отопления. В 170 км от столицы в городе Янгиере вода в кранах, как всегда стабильна появляется только на два часа за сутки. А в городе Нукусе и во всем Каракалпакстане…


Впрочем, не буду искушать судьбу и возводить по “напраслину” на свою страну, ведь пишут о ней, что она не похожа ни на какую другую и где все делается возможное для ее процветания и прогресса. Вот и сейчас народ переживает большой подъем, с волнением вновь и вновь, перечитывая исторические документы, подписанные главой государства. Это Постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан “О подготовке и праздновании 10-й годовщины независимости Республики Узбекистан”, Распоряжение Президента Республики Узбекистан “О создании и внедрении в систему образования в республике учебных программ по предмету “Идея национальной независимости: основные понятия и принципы”.


Меня лично трогают в названном первом документе слова о том, что основными задачами создаваемой рабочей группы по подготовке и праздновании 10-летия независимости определить в частности глубокое обоснование того факта, что только благодаря независимости достигнуты весомые достижения во всех сферах народного хозяйства, наши великие дела, осуществляемые по созданию свободной и благополучной жизни. Данный настрой документа невольно наводит на мысль, что и прежде при Советах рождались не менее эмоционально насыщенные порывы. Например, писали: “с залпом “Авроры” взошло солнце свободы над Узбекистаном и ныне каждый его трудящийся ест плов”.


Безусловно, можно было написать нечто звонкое, с пафосом, в духе критических заметок сторонника Президента Ислама Каримова и об упомянутом Распоряжении. Скажу лишь одно: уверен, что после утверждения состава специальной методологической комиссии по анализу и совершенствованию процесса осознания народом и, прежде всего, молодежью идеи национальной независимости, строго последовательного осуществления, поставленных распоряжением Президента планах, жить станет веселее. А пока учащиеся, начиная от школьников и кончая докторантами продолжают углублять свои познания о мире, диалектике жизни по трудам Президента Узбекистана, получают за это отметки, сдают экзамены. Примечательно, что кандидаты в науку сдают энную сумму денег для прохождения специального курса по трудам главы государства. Что после этого скажешь. Такой просвещенной стране с образованными людьми все по плечу. А текущие невзгоды, типа полуголодного существования, неполной занятости, увеличивающейся массы безработных, нищих, экологических мигрантов и т.д. и т.п. – все это мелочи жизни. Главное – видеть перспективу. В своем выступлении 11 января с.г. на заседании Межведомственного координационного Совета Президент Узбекистана подчеркнул: “Нельзя работать только на решение сегодняшних, текущих, оперативных проблем. Ясно и четко мы должны видеть свою перспективу и стратегию развития…”.


Но “вернемся к нашим баранам”, как говорится в обиходе.


Без сомнения, сознательные интересы, бессознательные привязанности и интеллектуальные навыки не позволяют названным функционерам (чиновникам) отказаться от унаследованных от прежней социальной системы психологии номенклатуры, привычек, стереотипов политического мышления и т.п., мешающих им творчески подходить к решению проблем. Здесь невольно призадумываешься: “одно дело – провозглашать реформы, и другое дело — осуществить. Одно дело – реформы на бумаге, и другое дело – те же реформы в реальном осуществлении”.


Эти обстоятельства во многом объясняют наблюдаемый раскол общества на богатых и бедных, пессимистичность ожиданий массового сознания. Существенный штрих социальных настроений или, скажем так, обобщающие их признаки составляют беспокойство, тревога, страх. Меня лично более всего удручает в людях отсутствие веры в закон, убежденность, что всем в обществе правит не закон, не справедливость, а сила денег и связей, которые чаще всего отождествляются в массовом сознании с институтами власти. Потому катастрофически теряется доверие к власти, к ее носителям. В таких обстоятельствах становится проблематичным легитимность режима власти. Мне по роду своей профессиональной деятельности приходится иметь дело с изучением общественного мнения и здесь отмечу, оно уже начинает прорываться сквозь “спираль молчания” (Нойман Н.).


Вероятно, это тот самый случай, когда, как говорят узбеки: боль становится нестерпимой, ибо нож достал кость.


Многие люди остро воспринимают и высказывают откровенное беспокойство, возмущение по поводу не только реальных угроз религиозного экстремизма, международного терроризма, а и коррупции, преступности и наркомании, таких социальных проблем как безработица, бедность.


Названные явления приобретают масштабный характер и дают сигналы к тому, что общество, государство не застраховано от наступления смутных времен.


Более того, нельзя не заметить: в формально новых структурах власти, если не доминируют, то, во всяком случае, много людей, в облике и поступках которых соединены “мировоззрение номенклатурного работника с убеждением, что надо строить капитализм” (Гефтер М.). Возьму на себя смелость утверждать: большая распространенность подобных чиновников с проявлениями разнузданной, так сказать “рыночной” деятельности, не обремененных совестью, знаниями, культурой, ответственностью несет угрозу разрушения институтов государственности, деморализует общественные нравы.


В нашей стране складывается ситуация, когда с одной стороны “внизу” отслеживается, мягко выражаясь, неблагоприятная картина общественно-психологической атмосферы с широким спектром негативных массовых настроений, а с другой – “наверху” наблюдается фактическая неспособность управленцев, политиков жить реальностями. Приведу характерный пример. Весной и летом 1998 года, еще будучи сотрудником Института стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан, я в одной из своих записок о складывающейся религиозной ситуации в Ферганской долине писал о вероятности возникновения вооруженного противостояния боевиков религиозного экстремизма с правительственными войсками. За что я в Совете безопасности аппарата Президента получил замечание, что не следует сеять панику.


Порой складывается впечатление, что нечто лишает их здравого ума и соответственно выступает источником неадекватных действий. Последние проявляются, например, в поощрении фанфарных пошлостей о достижениях независимости, состязаний в славословии президента, заявлениях равно громогласных и глупых о том, что Узбекистан является самой-самой великой страной в мире. Характерна реакция народа на подобное вдохновенное творчество масс-медиа, информацию которых они называют “вести из рая”. В этой связи на память приходят, наполненные горечью и сарказмом следующие слова народного писателя Узбекистана Абдуллы Каххара. Фиксируя поветрия провинциального национализма, обозначившегося в 80-е годы, мэтр узбекской литературы говорил: мы все тут считаем себя великими, но мы “великие” пока на уровне своей махалли. Чтобы стать действительно великим, надо учиться и трудиться, а не бахвалиться. Данные симптомы болезней Узбекистана могут перейти в хроническое состояние с понятным исходом, если у обитателей стратосфер общества, да и у всех нас не наступит отрезвление, не возобладает спасительная трезвость мышления. Для занятий вполне земными делами необходимо иметь ясную голову. На мой взгляд, “здесь и сейчас” следует перестать обманывать себя и других всякого рода мифами, деформировать общественное сознание различными байками.


Мифологизация сознания в наших условиях верный путь в никуда. Это все равно, что давать “добро” вслепую ускоряться в стенку. Без сомнения разочарования людей в одних утопиях приведут их в объятия других, не менее искушенных в искусстве лепить иллюзорные представления о “светлых днях” и образе великого будущего, не менее великом халифате.


И о каком движении вперед может идти речь, если с шеей вывернутой назад шагаем в ловушки истории. Это только вернет нас обратно в ту “долину беспечности”, о которой писал еще в начале уходящего века выдающийся социальный мыслитель Туркестана, реформатор и просветитель Фитрат (репрессирован в 1938 году). Он предупреждал, что государство, окруженное “горами глупости”, связанное “цепями презрения”, невежества, предрассудков погрузит общество в “сон беспечности” и парализует волю народа, позволит “смерти схватить людей за шиворот”.


Дополню от себя, что если в современном Узбекистане оставить все как есть – в застойном состоянии, где торжествует “тухлое мышление” (С. Параджанов), — то вслед за падением бывшего железного занавеса неминуемо появление кордона зеленого пояса ислама. Другой исход не менее вероятен и он связан с угрозой вступления во власть (в силу) Большого Брата, царствование которого, по определению Оруэлла, ужасно не столько наступлением жизни с характерными жестокостями, а убожеством, тусклостью и апатией.


Данные версии ближайшего будущего страны могут найти фактическое воплощение в жизни, если принимать во внимание, что в узбекском обществе сложились отличные от европейских представлений о свободе, демократии, отношениях индивида и общества.


Наверное, есть резон и в утверждении относительно Узбекистана: “Традиции тоталитарной политики и соответствующей ей политической культуры глубоки и устойчивы. Президент И.Каримов действует в этой ситуации в соответствии с принятыми в этом полутрадиционном, полукоммунистическом обществе правилами. Менять их он не имеет ни намерения, ни возможности”.


В свете изложенного перефразируя известного философа А.Зиновьева, можно отметить, что настоящее с абсолютной вероятностью обречено лишь на воспроизводство явлений прошлого. Речь идет, таким образом, не о реализации потенций настоящего, а попятном движении узбекского общества, если ничего не менять.


Непомерно затянулось время снов, пора пробуждаться. Завтра будет поздно искать брод из трясины, когда в результате установившейся ныне кладбищенской тишины, именуемой стабильностью, нас настигнет погребальный звон событий. Я вовсе не драматизирую ситуацию, так как не может не тревожить, что в стране продолжает оставаться аморфной социальная структура. По существу, нет социальных основ для формирования гражданского общества.


Если на все это закрывать глаза, то к началу ХХI века Узбекистан “созреет”, чтобы начать падение в пропасть, т.е. станет реальностью превращение его в исламское теократическое государство. При лучшем исходе утвердится откровенно деспотический режим восточного образца. И в таком случае одних узбекистанцев постигнет “ужасный конец”, других ожидает “ужас без конца”.


Сегодня надо думать о вещах элементарных, а именно — каким образом выжить, то есть решать дилеммы, связанные с демографическим давлением, дефицитом водных ресурсов. В этом плане время настоятельно диктует необходимость ускоренной разработки единой региональной системы безопасности, программ, доктрин, которые бы предупредили, нейтрализовали, повторим вновь, надвигающуюся катастрофу вследствие уже происходящих в Центральной Азии так называемых “водных войн”. Без преувеличения отметим, что, в частности, наблюдаемые в Хорезмской, Сурхандарьинской областях, Каракалпакстане лишения людей из-за недостатка воды являются серьезными сигналами, указывающими, что у порога нашего общего дома стоит беда. Более того, следовало подчеркнуть: центральным вопросом, сквозным для всех возможных сценариев развития Узбекистана является нарастающая угроза дестабилизации и безопасности, связанная с ростом бедности. В данном отношении именно бедность, дефицит земли, маловодье – три кита, которые во многом увеличивают шансы религиозным экстремистам не только держаться на плаву, но всерьез и надолго выступать в качестве дестабилизирующей силы в регионе.


В нынешней ситуации было бы достойно с человеческой точки зрения, политикам, отбросив словесную шелуху о национальных интересах, умерив свои амбиции, проявить, наконец, коллективную политическую волю и разум для решения перечисленных общерегиональных проблем, чтобы блокировать надежно реальные и фактические угрозы вспышек социальных конфликтов, эскалации насилия и наступления примитивного хаоса.


Речь идет, конечно, о том, чтобы критически осмыслить действительность с позиций решения задач фактического реформирования Узбекистана. При этом важно не предавать забвению трагические уроки ХХ века, основной смысл которых состоит в том, чтобы не кидаться опрометчиво изменять мир, а прежде научиться прислушиваться к этому миру, к “голосам живых мертвых” ( М. Гефтер) и к тому, что происходит в нас самих. Только таким образом, мы проявим способность “улавливать” вызовы времени и будем готовы к встрече с суровыми буднями грядущих дней. Иного не дано. В противном случае второе десятилетие независимости может обернуться превращением Узбекистана в страну третьего мира. Об этом свидетельствуют, как мы видели, обозначившиеся сегодня райские очертания, так называемого государства с великим будущим”.


В данном отношении, я бы в заключение заметил: одной из гнетущих проблем современного узбекского общества становится права и свободы личности, вернее их нарушения.


Видимо, так уж устроена человеческая природа: все ему надо знать и постигнув нечто, делиться с другими людьми. Вот и я не могу удерживать в себе чувства глубокой тревоги, когда радиостанции “Озодлик”, Би-Би-Си и другие передают систематически разнообразную информацию о вопиющих фактах нарушения прав человека в Узбекистане. Сотни лет назад родились слова, наполненные болью: “Еще видел я под солнцем место суда, а там беззаконие; место правды, а там неправда” (Екклесиаст 3:16).


К сожалению, мир мало изменяется к лучшему, чтобы перестать сомневаться в разумности действительного и природы людей, особенно в части отношений между обществом и властью, человеком и государством. Очевидная задача нашего общества, если верить заявлениям власти, добиваться свободы для человека и признания его достоинства, интересов. Ведь раскрепощение сознания в процессе разрушения его тоталитарных оков ставит человека лицом к лицу с проблемами нравственности, милосердия, чести и свободы. Банальная истинна: несвобода – не жизнь, только свободный человек может устроить себе достойную жизнь. Но поистине глаза нам даны, чтобы видеть, а уши – слышать. И потому повторим вновь, что в Узбекистане с каждым днем выявляется проблематичность достижения элементарного права человека на безопасность, право быть свободным – это не надо доказывать, так как это видно в повседневной жизни и социальных реалиях.


Наблюдаемый опыт оперативных акций силовых структур в последние годы, начиная с борьбы с “темными силами” общества и, в первую очередь, с религиозными экстремистами, множится численность людей, в отношении которых применяются законные и, мягко выражаясь, незаконные средства выбивания признаний якобы их связи с экстремистами. Часто это приводит к трагическим развязкам. Разумеется, я не апеллирую к не насилию относительно субъектов, угрожающих конституционному строю, общественной безопасности, но ясно, что в стране складывается ситуация, когда соответствующие структуры власти в стремлении обеспечить безопасность, проявляя чрезмерную готовность “вправить мозги” (И. Каримов) возмутителям спокойствия, смутьянам, переходят границы дозволенного по закону. Понятно, это ведет к обратному, а именно создает, все более расширяющееся негативно заряженное энергетическое поле социального пространства.


Говорят, что начались аресты религиозных экстремистов женского пола, для устрашения которых или предупреждению их действий, в частности, практикуется их заключение в камеры, где находятся уголовники-мужчины.


Еще говорят… Ползут, ползут слухи по Узбекистану. Тревога и страх вселяется в души граждан.


Верно, никто не даст нам избавленья от наших бед – ни бог, ни царь и не герой. А мое сознание почему-то напоследок извлекает из памяти слова Аврелия Августина: “Без справедливости и правосудия государство есть не что иное, как шайка разбойников”.


Новости партнеров

Загрузка...