Религия как угроза безопасности Казахстана

Религия как форма сознания, как уникальный духовный феномен всегда привлекал пристальное внимание исследователей различных стран. Долгие годы засилья “государственного атеизма” в нашей стране, к сожалению, не способствовали сколь-нибудь адекватному пониманию сути данного феномена, его места и роли в нравственном развитии отдельного человеческого индивида, так и в становлении духовной культуры народа в целом. Сегодня перед политической наукой стоит весьма непростая задача: заново осмыслить специфику религии, ее социальные функции и механизмы их осуществления.


На совещании по вопросам идеологии Президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым также отмечалось, что не отдается предпочтения ни одной из конфессий, запросы и нужды которых одинаково удовлетворяются государственными органами. При этом констатировалось, что Республика Казахстан “…не будет государством, исповедующим религиозные принципы во внутренней и внешней политике и, тем более, не может быть речи о создании партий на религиозных платформах”/1/.


Как сказано в Конституции Республики Казахстан: “Гражданину республики гарантируется свобода совести — право самостоятельно определять свое отношение к религии, исповедовать любую из них, либо не исповедовать никакой, распространять убеждения, связанные с отношением к религии и действовать в соответствии с ними”/2/.


Законами Республики Казахстан гарантируется равенство всех граждан, независимо от их отношения к религии, а также равенство всех религиозных объединений перед государством, что в свою очередь, способствует раскрытию исторически огромного нравственного потенциала религии, использования ее авторитета для утверждения в обществе высоких общечеловеческих моральных норм — милосердия, гуманности, вечной веры в доброе, открытости другим народам. Это полностью соответствует нашей демократической государственной политике, но не полностью отвечает требованиям нашего времени, когда наша разрушенная духовная система еще не восстановлена. Потому что Казахстан — одно из самых многонациональных государств в мире. Это означает, что у нас есть самые различные религиозные течения. И мы даем им всем возможность формироваться здесь, в нашей стране, и проповедовать свою веру, как им угодно.


В настоящее время наблюдается возврат многих духовных национальных ценностей, в том числе и религии. В республике воссоздаются тысячи религиозных объединений, возрождается деятельность теологических учебных заведений, расширяется благотворительная деятельность. На 1 января 1989 г. в Казахстане действовала 671 религиозная община 20 конфессий и деноминаций, на 1 января 1995 г. их уже стало 1180 почти 30 конфессий и деноминаций, т.е. за 6 лет общее количество объединений выросло почти в 2 раза (а по Алматы — в 3 раза)/3/. В настоящее время существует около 6 тыс. общин, принадлежащих к 49 конфессиям /4/. Если к 1989 году в Казахстане функционировали около 50 мечетей, 60 храмов и приходов Русской православной церкви, то на 2001 год действуют более 1440 мечетей, 190 храмов и приходов, свыше 400 молельных домов христиан протестантского направления. До 1991 года в стране не было ни одного религиозного учебного заведения, то теперь их уже более десятка, в том числе высших, как, например, Исламский университет в Алматы /5/. Востребованность религии в современном обществе не свободна от противоречий.


Место и роль религии в современном мире складывались под воздействием политических, экономических, социокультурных предпосылок и потому не могут быть унифицированными. Однако, изменение ценностного статуса религии в современных постсоветских государствах повлекло преобразование идеологического климата и способствовало политизации роли религии.


Согласно Конституции, в нашей республике устанавливается светское демократическое общество, Основной закон запрещает как создание партий на религиозной основе, так и поддержку партий какими-либо религиозными объединениями. Поэтому в Казахстане религиозные объединения законодательно лишены реальных возможностей вмешиваться в политику. Иногда, правда, тот или иной священнослужитель, обычно из православного или мусульманского объединения, дают в средствах массовой информации свою оценку политических процессов в республике, но это делается крайне нерегулярно и, как правило, они выступают от имени религиозного объединения.


Вплоть до последнего времени религиозная деятельность и образование религиозных объединений осуществлялись стихийно. Несовершенство закона, неоднозначное толкование вопроса регистрации религиозных организаций крайне затрудняло обеспечение контроля за численностью и деятельностью религиозных организации и их учреждений, миссий и миссионеров зарубежных религиозных центров. Стихийно шел и процесс религиозного обучения граждан республики за рубежом. Увы, все это имело негативные последствия. О чем свидетельствуют результаты проверок соблюдения законности в деятельности религиозных объединений в южных областях Казахстана, проведенных правоохранительными органами.


Поэтому в рамках реализации Указа Президента Республики Казахстан “О мерах по предупреждению и пресечению проявлений терроризма и экстремизма” во взаимодействии с силовыми структурами необходимо продолжить проверки соблюдения законодательства страны подобными религиозными объединениями.


Наблюдается рост межконфессиональной напряженности, вызванный борьбой за вовлечение в свои ряды новых приверженцев. Способствует ее обострению активная деятельность в республике зарубежных проводников, которые, располагая значительными финансовыми средствами и большим опытом миссионерской деятельности, нередко теснят традиционные для Казахстана религии в борьбе за влияние на верующих. Хотя межконфессиональные противоречия пока, как правило, не приводят к каким-то антиобщественным действиям, проявляясь, в основном, в критике своих конкурентов как “лжепророков” на молитвенных собраниях, в публичных высказываниях духовенства, сама интенсивность ее является достаточно тревожным симптомом.


Любое религиозное учение содержит в себе сильное стремление к объединению, притягиванию к себе людей. Поэтому главные противоречия мирового уровня — это противоречия религиозные. Даже национальные противоречия оказываются слабее религиозных, поэтому необходимо больше уделять внимания религии и религиозным движениям в нашей стране. Совершенно справедливо пишет своей статье “Религия в реалиях казахстанского общества, или К вопросу о духовном согласии и свободе совести” известный ученый, профессор А.И.Артемьев: “страну наводнили различного рода миссии и ранее никому не известные в Казахстане, но имеющие свою историю за рубежом, нетрадиционные конфессии, прежде всего методизма и протестантизма, индуизма и ислама, а также такие движения и культы, как Бахаи, Церковь Наукологии (Саентология), Церковь Объединения (Муна), АУМ Синрике (АС), Белое братство, Церковь Последнего завета, Движение Новый Век, Храм Исиды, Семья Бога, Церковь Сатаны и т.д. “Пора навести порядок!” — взывают религиозные лидеры традиционных конфессий. — Всем этим “пришельцам” не должно быть места в нашей стране”. И здесь как бы на второй план уходит такое понятие, как “свобода совести” — главное завоевание любого демократического общества”/6/.


В связи с этими обстоятельствами большинство священнослужителей в нашей республике утверждают, что они в политику не вмешиваются, что религия стоит над партиями и движениями. Их позицию можно определить следующими словами православного богослова: “Церковь, сливающая или смешивающая себя с какой бы то ни было политической партией, унижает и извращает свою природу; связывая себя с судной партией и ограничивая для других партий доступ к себе, церковь прикровенно становится партийной организацией”/7/.


“Тысячи молодых казахов обратились в различные веры. И неизвестно, сколько их будет в будущем. Потому, что эти религии стремятся пополнять свои ряды. То, что молодежь отвращается от веры предков, отдаляется от своего народа — это деградация, вырождение. Уже сейчас есть казахи-мусульмане и казахи-христиане, казахоязычные казахи и русскоязычные казахи. Это не приведет ни к чему хорошему. Что ни говори, не следует одной нации делиться, принимать разные веры. Потому что, если люди поклоняются разным богам, то у них не будет идейного единства. Со временем и в быту, в традициях появятся различия. Сколько бы мы потом ни говорили о том, что мы одна нация, бесспорно начнется процесс разъединения. Это чревато, в будущем угроза безопасности Казахстана”/8/. Вообще — нет народов без религии. Но очень мало таких, что исповедают две религии. Хотя такой народ и считается одной нацией, он может в конце концов расколоться, судьба таких народов незавидна, история это доказала не однократно.


Как говорили наши предки: “с привычным врагом легче бороться”. Но сейчас, как пишет З.Тлеужанулы: “с тех пор как наша республика стала суверенным государством, появились множества христианских проповедников-англичан и даже американцев — из-за океана. Они читают проповеди на Центральном стадионе, то в кинотеатре “Целинный”, то во Дворце Республики. Ну пусть сами исповедовали бы свою религию. Но они стараются привлечь в себе казахов, отуманить мозг нашего народа, который семьдесят лет при красной империи был отравлен безбожием. Наши люди начали превращаться в манкуртов. Это беспокоит мусульманское общество. Например, в Алматы русские попы крестят сирот-казахов в детских домах. В Каселенском районе Алматинской области открыли для отвода глаз казахско-американскую школу. Не знаю, как в других местах, но Алматы полон шпионами европейских религиозных центров, которые под видом “благотворительности” сбивают с пути нашу молодежь”/9/. Здесь есть доля правды, это в будущем угроза безопасности Казахстана.


Работают в Казахстане и миссионеры из многих мусульманских стран (Саудовская Аравия, Пакистан, АРЕ, Турция и др.), хотя их деятельности менее заметна, чем у вышеназванных конфессий. Деятельность зарубежных миссионеров даже в тех случаях, когда она не противоречит законодательству Республики Казахстан, имеет определенные негативные последствия. Как заявил бывший председатель КНБ Нуртаи Абыкаев, в республике увеличилось число иностранных религиозных миссий, посещающих республику с целью распространения религиозно-мистических учений и создания предпосылок для конфликтов на религиозной и этнической основе. Отсюда следует, что их вторжение способно резко усилить межконфессиональную напряженность.


В последнее время особую социальную опасность представляет активизирующаяся на территории Казахстана деятельность движения “ваххабизм”, использующего экстремизм и террор как методы для достижения своих целей. История ваххабизма, выступающего за чистоту ислама, началась еще в ХVIII веке. Он возник благодаря учению исламского идеолога Аль-Ваххаба. Известно, что это исламское течение долгое время финансировалось богатыми семьями из Саудовской Аравии, а ваххабистские миссионеры посылались во все части исламского мира для пропаганды своих идей. Но там они встречали жесткое сопротивление местных исламских лидеров, которые находили поддержку у властей. Именно поэтому все попытки распространить это учение в других странах не имели большого успеха. Для местных властей деятельность радикалов-ваххабистов рассматривалась в качестве угрозы внутриполитической стабильности.


В средствах массовых информации (СМИ), есть факты распространения идей радикального ислама, активизация деятельности нетрадиционных христианских конфессий. В частности, были пресечены противозаконные действия гражданина Казахстана по распространению идей ваххабизма, попытки создания секты последователей этого религиозно-политического течения. В канун празднования полуторатысячелетия Туркестана была обезврежена тайная группировка, действовавшая в южных регионах от имени экстремистской организации “Хизб-ут-Тахрир”. В ходе дальнейшей разработки были выявлены ее филиалы в городах Кентау и Тараз. Обнаруженный при них арсенал оружия, листовок и литературы экстремистского характера красноречиво говорит о преследуемых фанатиками целях, главной из которых было изменение светского строя и развязывание войны “за веру” — джихад. Наряду с ними пресечена и деятельность преследовавших те же идеи зарубежных миссионеров /10/. Отсюда и напрашивается осуществление политики с учетом данных обстоятельств, связанных с распространением идей радикального исламского фундаментализма и различных клерикальных структур экстремистского толка.


Религиозный экстремизм играет все более важную роль в современном мире, все активнее воздействует на политику, экономику, международные отношения, затрагивая геополитические интересы всех крупных держав. Многие политологи рассматривают религиозный экстремизм как очень влиятельную силу современной международной жизни и одну из опор будущего мирового порядка. Нельзя, на наш взгляд, сбрасывать со счетов и то, что отдельные силы в международной жизни хотели бы использовать исламский фактор как стратегию будущей экспансию на государства Центральной Азии, включая и Казахстан.


В отношении политики к религии за последние годы появился большой разброс мнений и взглядов, среди которых не все можно считать прогрессивными. Например, как отметил заведующий сектором секретариата Совета по связям с религиозными объединениями Канцелярии Премьер-Министра Куандык Слямгазулы: “…сейчас прорабатывается вопрос о создании целостной системы мусульманского образования, которая включает три уровня. Первый предполагает обучение в медресе основам ислама, в том числе и детей без отрыва от средних общеобразовательных школ. Второй — медресе, обучающие по 4 — 5 летней программе и дающие среднее религиозное образование. Третий уровень — это высшие исламские учебные заведения. Программы всех трех уровней будут соответствовать основам вероучения ислама в традиционном понимании. При этом Духовное управление запретило исламское обучение вне утвержденных программ с использованием не одобренной Муфтиятом литературы. Такие меры, предпринимаемые руководством ДУМК, направлены на сохранение единства вероучения ислама в республике и недопущение проникновения “новых” радикальных направлений, таких, как ваххабизм и другие” /11/.


Или другой пример, некоторые авторы, выступают за религиозное воспитание подрастающего поколения, утверждая, что “если мы хотим привлечь народ к религии, спасти молодежь от моральной деградации, то наши духовные руководители, начиная с республиканских и до районных имамов, должны почаще выходить в народ, работать с людьми. Во всех населенных пунктах, где живут мусульмане, нужно открыть мечети. Само время требует также, чтобы готовились священнослужители из молодежи. Потому, что по причине нехватки, их обязанности в аулах выполняют полуграмотные люди. Нет никакой необходимости ждать указание сверху, чтобы открывать мечети. Нужно, чтобы в аулах было по одной мечети, а в райцентрах по две»/12/. На первый взгляд все безобидно и хорошо. Однако, в политике необходимо учитывать далеко идущие последствия таких крайностей.


Следовательно, опасаться надо, на наш взгляд, не столько угроз религиозного экстремизма в военном отношении, сколько создания условий для ее распространения среди населения.


Как правильно отметил Президент Н.А.Назарбаев: “много так называемых религиозных деятелей ни толкового общего, ни теологического образования не имеют, но нет – уже мулла! Есть спрос – есть предложение: настоящий рынок религиозных услуг сложился, причем, как это бывает, — невысокого пошиба, хаотичный и неконтролируемый. Стало модой беспорядочное строительство мечетей, церквей, молельных домов, при этом земли отводятся акиматами, но никто не интересуется, нужна здесь мечеть, церковь или нет? Начали строить мечети по национальному признаку, и они не желают регистрироваться в Духовном управлении мусульман Казахстана. Все мусульманские мечети страны должны находиться под Духовным управлением /13/.


Таким образом, надо вести активную работу над тем, чтобы оградить страну от натиска различных религиозных течений, которые разрушают наши национальные ценности и угрожают национальной безопасности страны. Для обеспечения гражданского мира, общенационального согласия, территориальной целостности, политической стабильности, а также нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению межнациональных и межконфессиональных конфликтов. При этом нельзя, на наш взгляд, то, что определенные державы хотят использовать религию в политических и экономических целях. А это требует не только принятия мер военного характера, но и развития самой политики борьбы с религиозным экстремизмом. А именно:


В нынешних условиях перекоса отношении к религии необходимо усилить меры по развитию светскости государства;


Ситуация требует того, чтобы развернуть научно-пропагандистскую деятельность по раскрытию сущности всяких форм религиозного экстремизма среди населения.


Необходимо раскрыть и разоблачать проделки определенных центров по использованию религии в корыстных целях.



Список использованных источников:


Казахстанская правда. – 13 мая 1993.


Конституция Республики Казахстан. -Алматы, 1995. -С.12.


Колесников Л.Ф., Артемьев А.И. Современная религиозная ситуация в Республике Казахстан // Казахстан: реалии и перспективы независимого развития. -М.: РИСИ, 1995. -С.297.


Иванов В., Трофимов Я. Религия Казахстан: Справочник. -Алматы: ВШП “…дiлет”, 1999. -С.5.


Казахстанская правда. 13 января 2001.


Артемьев А.И. Религия в реалиях казахстанского общества, или К вопросу о духовном согласии и свободе совести // Саясат. -1999.-№11-12. -С.74.


Ациховская Н. Общественная позиция христианина // Богомыслие: Альманах. — Одесса, 1990.-С.39.


Елемес К. И травинка не сломится без божьего веления // Казахстанско-российская газета. — №18-19. — сентябрь 1995.


Тлеужанулы З. Одна из основ государственности — религия // Казахстанско-российская газета. -№11. -май 1995.


Калиев Т. Родина ценой в 250 тысяч // Новое поколение. – 19 января 2001.


Казахстанская правда. — 13 января 2001.


Казахстанско-российская газета. -№12. -июнь 1995.


Назарбаев Н.А. Быть ближе к людям, решать их проблемы // Казахстанская правда.-31 января 2001 г.


Новости партнеров

Загрузка...