Мажилис одобрил и направил в сенат проект Налогового кодекса и отправил на доработку в комитет поправки к Закону о СМИ.

Нижняя палата вторую неделю подряд начинает работу пленарного заседания с понедельника, что не традиционно для регламента мажилиса.

Еще до праздника депутаты приступили ко второму чтению проекта Налогового кодекса, который одобрили только 13 марта, что в общем-то — рекордный срок рассмотрения законопроектов в течение одного заседания. В первый день текущей недели мажилисмены закончили постатейное рассмотрение кодекса, выделив порядка 30 спорных моментов для рассмотрения их на согласительной комиссии. Не было сомнений, что конкретные налоговые послабления в виде снижения ставок НДС до 16% и социального налога до 21% будут одобрены без каких-либо условностей, тем более что данный вопрос активно муссировали сами депутаты. В то же время поручение главы государства о введении в действие новых ставок уже с июля этого года превзошло ожидания, учитывая, что подобное решение напрямую связано с состоянием госбюджета, сформированного на основе действующих прогнозных показателей. В комментарии журналистам министр госдоходов КАКИМЖАНОВ сказал, что необходимо теперь «обсчитать сценарий снижения социального налога и НДС», после чего Минфин озвучит вероятные бюджетные потери, выйдя в парламент с проектом уточненного республиканского бюджета. Изменения в финансовый документ страны планировались правительством еще раньше, исходя из динамики доходов, превысивших 20% от годового плана за первые два месяца. Предполагалось, что в уточненном бюджете будут увеличены доходная и расходная части, и тем не менее, отмечает министр, снижение поступлений от НДС и соцналога все же позволит правительству пойти «на незначительное увеличение расходной и доходной частей». Более того, общая тенденция складывается в пользу устойчивого экономического роста, что дает возможность сохранить в бюджете еще и прогнозные резервы на случай уменьшения налоговых сборов.

Среди тех позиций проекта НК, которые были вынесены на обсуждение согласительной комиссии, концептуальных не было, однако с точки зрения технического применения данных норм они представляют определенную важность. Другими словами, сказал министр, «все терпимо», вопрос лишь в качестве администрирования, поэтому МГД намерено отстаивать собственные предложения далее в сенате. Речь идет о принципе налогообложения в сельскохозяйственной отрасли, в частности установления ставки НДС для сельскохозяйственной продукции, а также о взимании акцизов либо с производителей бензина и дизтоплива, либо с оптовых и розничных реализаторов продукции. Мажилис предлагал снизить НДС для сельхозпредприятий до 10% и исключить из числа плательщиков акцизов юридических и физических лиц, осуществляющих торговлю нефтепродуктами. МГД же удалось отстоять мнение, что НДС должен оставаться одинаковым для всех (16%), однако разработчики не убедили парламентариев в необходимости облагать акцизами АЗС.

Кроме этого, согласительная комиссия рассмотрела порядок погашения налоговой задолженности и вопрос налогообложения услуг дальней связи. Мажилис определил, что налогоплательщик платит сперва основную сумму, после чего — штрафы и пени, тогда как в правительственном варианте очередность выглядит в совершенно обратном порядке. Что касается взимания акцизов с операторов междугородной и международной связи (эта норма предусмотрена на случай демонополизации коммуникационной сферы), здесь правительство исходило из соображения, что доходы с этого вида налогов позволят содержать нерентабельную сельскую связь. Но ни эта норма, ни вариант Мингосдоходов насчет порядка погашения налоговой задолженности не прошли.

Во вторник в продолжение пленарного заседания палаты проект НК был одобрен и направлен в сенат. Параллельно с ним мажилис также одобрил другой законопроект — «О введении в действие Налогового кодекса», больше характеризовавшийся как закон о переходном периоде. По словам Зейнуллы Какимжанова, в этом законодательном документе предусмотрено освобождение от НДС производства и реализации газетной и журнальной продукции до 2004 года. Ожидается, что это положение по косвенному налогу, согласно поручению главы государства, будет применяться и в отношении электронных средств массовой информации, исходя из ужесточения требований к их деятельности в связи с предлагаемыми поправками в Закон о СМИ. Одобренный проект переходного периода освобождает также от НДС обороты по реализации товаров, работ и услуг общественных объединений инвалидов, а также определенные льготы по коммунальному хозяйству. Этих норм в настоящем проекте кодекса нет, поскольку они являются временными, чтобы заносить их в НК. Но министр обещал депутатам, что в 2004 году МГД представит вторую, полную редакцию Налогового кодекса, «когда станет понятно, как будет развиваться экономика».

Сразу после принятия кодекса мажилисмены приступили к работе над поправками в Закон о СМИ. Кроме тех изменений, предусматривающих ограничение для телекомпаний времени ретрансляции зарубежных каналов и придание веб-сайтам статуса средств массовой информации с вытекающими отсюда ответственностью и ограничениями, есть ряд поправок, которые непосредственно касаются журналистской деятельности. О них на заседании палаты велся довольно напряженный разговор. Так, Министерство информации и общественного согласия предлагает ввести ответственность за использование материалов, содержание которых подрывает государственные устои, помимо того, что такая ответственность лежит на первичном источнике информации. Часть депутатов справедливо полагают, что данная норма может трактоваться довольно свободно и быть применима к каждому изданию, ссылающемуся на различные источники для отображения объективной картины. С этим вопросом Панорама обратилась к министру САРСЕНБАЕВУ, который считает, что в подобных случаях нужно полагаться на справедливость суда, не являющегося, по его словам, догмой и способного отличить пропаганду от констатации фактов.

Другой поправкой министерство пытается отрегулировать отношения между работником СМИ и интервьюером путем введения правила, по которому журналист должен предупреждать и брать согласие на запись и использование записи. Очевидно в данном случае, что вводится ограничительная мера, ставящая журналиста в весьма сложное положение, опять же — из-за отсутствия точности в трактовке этой нормы. Свои действия министерство объясняет стремлением обезопасить граждан от дискредитации и вторжения в личную жизнь. Высказывая собственные аргументы, министр Сарсенбаев привел весьма оригинальный пример, сказав, что журналисты могут, скажем, застать его после игры в футбол в спортивной одежде, тогда как он желал бы выглядеть перед камерой презентабельным. Однако министр ни словом не обмолвился о неопределенности ситуации для работников СМИ (неизвестно также, в какой форме — письменной, устной, заверенной нотариусом — должно даваться согласие граждан, в том числе чиновников, на интервью), абсолютно лишающей их оперативности. Понятно, что и тут министерство рассчитывает на саморегулируемость вопроса — важно, чтобы такая норма была в случае необходимости апеллирования к ней.

Что касается изменения в закон, который ограничивает время ретрансляции в основном российских каналов, здесь
, казалось бы, найдено взаимопонимание министерства с телерадиокомпаниями о поэтапном сокращении ретрансляции, которой в 2002 году должно быть 50%, а еще через год, как и предполагалось вначале — 20%. Без сомнения, такая договоренность, о которой большинство компаний даже не подозревали, была достигнута вследствие бесперспективности отстаивания своих интересов. Поэтому часть депутатов (более молодая и либеральная) продолжала давить на разработчиков с целью отмены этой поправки, из-за чего вступила в конфронтацию со старшим поколением мажилисменов (прозванным с легкой руки депутата АБИЛОВА «агашками»). Споры на этот счет достигли своего пика, когда разговоры неожиданно приобрели опасный характер межнациональных проблем, вызванных высказываниями о защите собственной культуры, государственного языка и прочими. Спикер Жармахан ТУЯКБАЙ поспешил остановить противоборство, заметив коллегам, что дело принимает непредсказуемый оборот.

Но противостояние продолжилось и при обсуждении вопроса о веб-сайтах с точки зрения их принадлежности к СМИ. Одни депутаты выступали за свободу выбора в виртуальном мире, другие отвечали призывами покончить с бесконтрольностью в Интернете. Итогом этой схватки стало принятие все-таки правительственной поправки при постатейном обсуждении. Тогда другая часть депутатов предприняла ход, благодаря которому ей удалось аннулировать принятие первых статей законопроекта. То есть депутаты время от времени вносили предложение о приостановлении обсуждения проекта, чтобы доработать его в комитете, к тому же большие хлопоты доставляла не до конца подготовленная сравнительная таблица. После двух голосований за прекращение рассмотрения проекта работа тем не менее продолжалась, хотя было видно, что из-за затянувшегося заседания палаты депутатов одолевала усталость. На этот счет не без сарказма высказался Булат Абилов, который снова предложил отложить обсуждение, объяснив это сложными разговорами об Интернете, вызвавшими напряжение у «агашек».

Наконец после третьего голосования парламентарии все же большинством отправили документ в комитет, тем самым предоставив себе возможность проголосовать за уже принятые статьи (в том числе об интернет-сайтах) заново, предположительно на следующей неделе.

Новости партнеров

Загрузка...