Кому в «Мексике» жить хорошо ?..

…….


У России есть своя «Мексика», и граничит она с Оренбургской областью.


— Я — «мексиканец».


В «Мексике» родился и тридцать лет там прожил, — говорит Александр и объясняет: — Если американские боевики смотришь, то поймешь, почему я так говорю. Там тоже бескрайние просторы, и как лесопосадки в степи кактусы в человеческий рост торчат. На развилке дорог огромные плакаты с рекламой американских сигарет «Мальборо» — кури, играй и выигрывай. Стоит только пересечь границу и попасть в «Мексику» — будь спокоен, никто тебя никогда не найдет. В «Мексике» теряются следы угнанных машин, скрываются мошенники и убийцы.


Александр с женой и сыном переехали в Россию из Уральска в 1994 году. Два года назад в Оренбург приехала семья младшей сестры. Родители остались в Казахстане. Дети постоянно думают о том, каким образом перевезти их в Оренбург. Сами снимают квартиры, ничего более, как вместе мотаться по углам, предложить старикам не в состоянии. В Уральске у родителей трехкомнатная квартира, заработанная многолетним трудом. Сейчас цена на нее — полторы тысячи долларов. В Оренбурге на эту сумму жилье не купишь.


Для коренного населения Казахстана сложившиеся цены на недвижимость — замечательный повод выразить признательность своему президенту. Русские бегут, отдавая квартиры за бесценок, и в город переезжают казахи из отдаленных аулов.


— Назарбаев в Казахстане — культовая личность, — рассказывает Александр. — Я ездил по России на машине — от Иркутска до Оренбурга, но не помню, чтобы где-то висели портреты Ельцина.Думаю, что и портретов Путина 10 метров на 12 тоже нигде не догадались повесить. В Казахстане огромных портретов президента Назарбаева так же много, как рекламы американских сигарет.


Еще в 1993 году, когда Назарбаева избрали президентом, я был поражен, как местная знать начала его возносить. Назарбаев прилетел в аэропорт Уральска. Сообщили, что самолет приземлился. В зал ожидания президент, конечно, и не думал заходить. Его с трапа посадили в машину и увезли. А в здании аэровокзала произошло что-то, не поддающееся моему пониманию. Все начали аплодировать. У всех были одинаково подобострастные лица.


Не заставил себя долго ждать бытовой национализм. Зять Александра работал в ГАИ. Остановил машину за превышение скорости. Водитель приоткрыл дверцу, посмотрел ему в лицо и произнес:


— Это моя земля. Уезжай в свою Россию, там и будешь машины тормозить.


Местные хулиганы однажды жестоко избили Александра. Объяснили, что за «неправильный» разрез глаз и цвет волос.


Хулиганы бьют не только русских. В больнице с сотрясением мозга лежал парень-казах. Болтал о разных пустяках с друзьями по несчастью. Нянечка, пожилая казашка, подошла к нему и сказала:


— Знаешь, почему тебя избили? Потому что ты на русском говоришь, а не на родном языке.


Кому в Казахстане жить хорошо? На этот вопрос не ответить, просто поделив население по национальностям. Экономические и бытовые проблемы в Казахстане те же, что и в России, только стоят еще более остро. Крупные заводы в Уральске закрылись, рабочих сократили. Под сокращение попал отец Александра, проработавший на одном месте 30 лет. Устроился на другую работу, за пять лет зарплату не получил ни разу. Поначалу выдавали ее продуктами по ценам значительно выше рыночных. Сейчас вообще никак не выдают. По скромным подсчетам, ему должны 150 тысяч тенге — где-то около тридцати тысяч рублей. Оборонный завод, на котором он работал, занялся выпуском утюгов и пылесосов. Пылесос, который достался ему в счет зарплаты, работал всего два месяца и сломался. В планах правительства — поднять экономику и промышленность Казахстана до мирового уровня к 2030 году.


Цена на электроэнергию в России вызывает смех у родственников, оставшихся в Казахстане. До того кажется мизерной. В Казахстане она раз в 5-6 выше. Впрочем, злоупотреблять этим достижением цивилизации здесь нет возможности. «Веерное» отключение электричества ни у кого уже не вызывает недоумения. Привыкли, что свет включают на час, а потом три часа — темнота. Бабушки на улице наряду с сигаретами и семечками продают свечки и бутыли с керосином. Самыми пользующимися спросом изделиями стали керосиновые лампы «летучая мышь». Да и те везут из других регионов «челноки».


Телевизионных каналов в Уральске — три. По Центральному телевидению вволю дают посмотреть только «мыльные» сериалы, «вредные» программы закрывают местными передачами на казахском языке.


Как и в Оренбурге, наркомания у уральцев стала бичом, особенно для семей, в которых вырастают дети. Но масштабы болезни несравнимы. В Казахстане подавляющее большинство тех, кому 30-40 лет, сидит на анаше, поколение 15-30-летних — на героине. «В Оренбурге у молодых все же есть будущее. И работу при большом желании можно найти, и деньги заработать. В Казахстане совсем беспросветно», — утверждает Александр.


Но вот чего в Уральске много, так это природного газа — рядом Карачаганакское месторождение. Газом зимой обогревают квартиры, не выключая кухонных плит. Зато когда родственники из «Мексики» приезжают в Оренбург, то ужасаются беспечному отношению к водопроводной воде. «Почему у тебя течет вода, когда ты намыливаешь руки?», — строго спрашивает Александра мама. В Казахстане в многоквартирных домах на каждом кране стоят счетчики.


А в деревнях вода как жизненная необходимость стала источником дохода предприимчивых людей. Так, в селе Переметном, расположенном в 45 километрах от Уральска, несколько лет назад срезали и «забили» все колонки, откуда люди брали воду. В грязной и высохшей речке возле села вода не пригодна ни для стирки, ни тем более для питья. Монополистами воды стали несколько местных жителей. На заборах их домов висят объявления — полуторалитровая пластиковая бутылка чистой воды стоит 3 тенге, ведро воды, если перевести на российские деньги, — пять рублей. К «монополистам» ходят мыться в баню, так как общественная давно закрыта.


— Что же народ не возмутится? — спрашиваю у сестры Александра, которая навещает в этом селе родственников. — Есть же у них какая-то власть?


— Ты не понимаешь. Есть, конечно, власть. Но ничего делать не будет, все между собой родственники, давно обо всем договорились. Продавать воду выгодно и тем, и другим.


«Мексика» — страна большая, и в каждом селении свои законы.

Новости партнеров

Загрузка...