Президент читает “Жас Алаш”, а его пресс-секретарь — нет…

“Жас Алаш” перешагнул восьмидесятилетний рубеж


Газете “Жас Алаш” (прежде “Лениншiл жас”) на неделе (22.03.01) исполнилось ровно 80 лет со дня основания. Эта газета стала поистине кузницей кадров для казахской литературно-журналистской братии. С советских времен считается, что “Жас Алаш” имеет молодежное направление. Но сегодня эту газету трудно назвать сугубо молодежной. На сегодняшний день “Жас Алаш” не только одно из самых старейших, но и одно из самых авторитетных изданий в мире казахской прессы. То, что не может сотворить сухой и официозный “Егемен Казакстан”, позволительно более свободному “Жас Алашу”. Чем журналисты издания и пользуются. Они динамичны в своей реакции на окружающую действительность и не скрывают своих претензий на лидерство. Привлекательным выглядит желание журналистов работать в современном, высокоинформативном стиле. Недаром сегодня это — самая тиражная газета из всех, издающихся на государственном языке. Тираж одного номера превышает 50 тысяч, а совокупный, недельный тираж (“ЖА” выходит три раза в неделю. Прим.) зашкаливает за 160 тысяч экземпляров!.. По нынешним временам — это очень солидные тиражи. Первый номер “ЖА” на неделе (и 34-й в этом году) как всегда вышел во вторник (20 марта т.г.). На первой полосе разместились два любопытных материала. В традиционной колонке, в которой представляет свой материал Агентство “Алаш-Акпарат” (т.е. “Алаш-Информ”), “жасалашевцы” обращаются персонально к министру культуры, информации и общественного согласия Алтынбеку Сарсенбаеву по поводу бесконтрольного строительства монументов и памятников: “На глазах сложилась новая традиция в монументалистике. Куда ни посмотри, везде по Казахстану народ лихорадочно устанавливает памятники. Вместо “великого учителя” теперь стоят в точно такой же позе запечатленные в камне чьи-то близкие, родственникт и знакомые”. Как явствует из редакционной, по сути, колонки, теперь появилось мнение везде, где раньше стоял Ленин поставить памятники хану Абылаю. Стоит ли строительство памятников превращать в кампанейщину? – резонно ставится вопрос по этому поводу. Опрометчивость в таком деле оборачивается внутриполитическими разногласиями: “Или вот в Уральске областной аким Крымбек Кушербаев кинул клич об увековечивании подобным образом хана Джангира (хан Букеевской Орды. Прим.).И теперь тамошний народ разбился на два непримиримых лагеря – одни за хана Джангира, другие – за Махамбета (последний поэт, писавший в манере героических эпосов, родовой старшина, поднявший восстание против хана и царских колонизаторов.Прим.). Джангир – это трагедия отдельной личности. Махамбет – народный любимец, заступник /…/ Кстати, до сих пор своей принципиальной позиции по данному немаловажному вопросу министр нигде не обозначил”. Примечательно, что обширная реплика озаглавлена так: “Куда смотрит господин Сарсенбаев?”. Дело в том, что в одном из последних номеров “Республика 2000 – В XXI веке” автор этого издания выдал версию, что за ведущей казахскоязычной газетой “Жас Алаш” стоит сам министр Сарсенбаев…


В этом же номере “ЖА” есть еще одна реплика. Накануне праздничного номера (сам праздник, торжества отложены на потом. Прим.) “жасалашевцы” связывались со многими пресс-секретарями. В том числе и с самым главным пресс-секретарем (президентским). Однако тот, оказывается, ни сном ни духом о дне рождения столь уважаемой газеты: “Пресс-секретарь, не читающий газету с восьмидесятилетней историей, – кому он нужен? Впрочем, у нас хватает подобных пресс-секретарей, которые не только “Жас Алаш”, а вообще прессу не читают…”.


Вышедший 22 марта номер “Жас Алаша” был полностью посвящен истории газеты, воспоминаниям бывших сотрудников, поздравлениям. И хотя президент страны (по вине пресс-секретаря?) не поздравил персональной телеграммой, “Жас Алаш” отличился тем, что глава государства, прочитав один из материалов предыдущего номера (от 20 макрта т.г.), собственноручно оставил на ней свои замечания. Речь идет о небольшой корреспонденции Бесбогды Алтая, который осветил визит Н.Назарбаева на государственную телекорпорацию “Казахстан-1”. В ней журналист высказал свои наблюдения: “В обществе вот уже долгое время идут жаркие дискуссии по поводу СМИ. Окружение президента тем временем молчит. Посмотришь на них — гладкие, сытые, довольные сидят. Из-за их такой молчаливой позиции президент невольно сам начинает заниматься буквально всем. Но сколько можно нагружать все проблемы на плечи одного человека?”. Поверх этого материала Н.Назарбаев написал: “К.Токаеву, А.Кекилбаеву, И.Тасмагамбетову, С.Калмурзаеву. Кажется, это касается вас”…


Добрая весть: возродилась газета!


Прошло около двух лет, как исчезла с газетного рынка двуязычная, турецко-казахская газета “ZAMAN”-“Казакстан”. Но память о ней осталась. Газета с момента своего первого выхода в свет быстро нашла свою нишу и стала газетой интеллигенции (по крайней мере, ее казахская часть). Пожалуй, это была самая оригинальная газета: на ее страницах своеобразно освещались вопросы международной политики, внутринациональной проблематики, культурной и духовной жизни казахского общества. Большая заслуга в этом принадлежала ее главному редактору – Жумабаю Шаштайулы. Например, на страницах “ZAMAN-Казакстан” печатались одновременно писатель Дидар Амантай и литературный критик и эссеист Турсынжан Шапай. Сегодня это непримиримые литературные и идеологические соперники… И вот в день начала празднования восточного нового года – Наурыза в свет вышла обновленная международная газета “Казакстан-ZAMAN”. Новую-старую газету с казахстанской стороны вновь возглавил Жумабай Шаштайулы. Как писали в своей приветственной открытке “жасалашевцы”: “Когда перестал издаваться “ZAMAN-Казакстан”, нам было грустно, будто мы потеряли нечто очень дорогое. Теперь газета возродилась да еще слово “Казахстан” стало первым. Будто вновь обрели потерянную дорогую вещь. Больше терять вас не хотим


Писатель – это не просто так…


Поэт, писатель, литератор… Казахи всегда ценили мастеров слова, сказителей, акынов-стихотворцев. В советскую эпоху мастера уже печатного слова, письменного творчества также считались людьми непростыми, элитными. Этот слой интеллигенции считался солью земли. И по сей день казахская пресса, в отличие, скажем, от российской и местной русскоязычной, полна материалами, написанными членами Союза писателей РК или материалами о них самих… Охотно они дают и интервью.


Еженедельник “Алтын Орда” не исключение. В прошлом номере (от 09.03.01) газета опубликовала чрезвычайно острую статью Курала Токмырзаулы, посвященную личности Сакена Сейфуллина. Идея автора в том, что суверенному Казазхстану надо определяться с такими литературными и историческими авторитетами, как “Красный сокол революции” С.Сейфуллина. В свое время этот человек приложил немало усилий по уничтожению целого ряда деятелей, в том числе и собратьев по цеху, принадлежавших к партии казахских автономистов “Алаш Орда”. Приведены уничижительные высказывания Сейфуллина в отношении Жанши и Халела Досмухамедовых, Миржакыпа Дулата, Мустафы Шокая, Мухамеда Тынышпаева и многих других. Именно С.Сейфуллин упорно призывал большевистскую власть покончить с этими национальными лидерами. Автор статьи представляет С.Сейфуллина как оголтелого проводника русификаторской политики центра. Основной вывод этой статьи заключается не в том, чтобы теперь начать антисейфуллинскую кампанию, изъять его труды (хотя сам автор его называет средним, эпигонствующим литератором), а в том, чтобы не морочить головы подрастающему поколению, показывая эту личность в качестве идеала. Тем более на пороге празднования десятилетия независимости. Можно, наверное, и оспаривать такую точку зрения: в конце концов Сакен Сейфуллин верил в то, что он делал. Другой разговор, что С.Сейфуллин как интеллектуал был и впрямь весьма посредственным человеком, если сравнивать его с теми, кого он помог уничтожить и против которых он особенно рьяно боролся… В следующем номере “Алтын орда” (16.03.01) опубликовала интервью с писателем Акимом Тарази. Надо отдать должное и интервьюеру Даурену Куату, и самому писателю — интервью получилось не дежурным, а живым и интересным. Любопытны замечания А.Тарази по поводу славы Евгения Евтушенко и Андрея Вознесенского. По мнению их казахского коллеги, когда их “били”, т.е. критиковали в печати и т.п., это было не что иное, как скрытая реклама. Сами они настоящих гонений не испытали, поскольку их книги регулярно выходили огромными тиражами.


Советник президента по культурным вопросам писатель Толен Абдиков выступил в “Егемен Казакстан” с обширной статьей “Феномен Жанны д, Арк” наполненной историческими реминисценциями, подчиненной главной цели – доказательству исторической объективности независимости Казахстана. Примерно в этом же назидательно-глобальном ключе выдержано интервью народного писателя, по совместительству государственного секретаря Абиша Кекилбаева. Он просто погребает читателя историческими сведениями о саках, гуннах и т.д. В “Ана тiлi” (22.03.01) в качестве первого заместителя Всемирного форума казахов дал интервью писатель Калдарбек Найманбаев. Он сообщил, что в этом году состоится очередной Всемирный курултай казахов. Пройдет он в Туркестане…


Но самый интересный “писательский” материал получился в первом номере “Казакстан-ZAMAN”. Интервью Герольда Бельгера, “последнего казаха” (как назвал его однажды в своей статье А.Тажутов), читается в один присест. Его едкие замечания по поводу состояния культурного пространства можно отнести и к стариковскому брюзжанию, но каков его казахский! Четкий, ясный, не перегруженный местечковыми казахизмами, областными архаизмами, никому непонятными арабизмами. Наверное, чтобы услышать связанную, логически выверенную казахскую речь, при этом не потерявшую перца, сначала надо научить казахскому… немца.


В Казахстане есть православные казахи и тысячи афганских беженцев


Из любопытных аналитических материалов следует отметить статью Асызхана Мамашулы в “Казак эдебиетi” (23.03.01) и Жанабека Шагатая в “Туркiстан” (23.03.01). Первый автор рассказывает о распространении среди казахов православия. Пока все клянут секты, последователи веры №2 ведут свою русификаторскую политику: “Совсем недавно группа православных казахов обратилась с письмом в епархиальное управление, в котором излагалась просьба созадть Казахский миссионерский православный центр с целью скоординировать усилия по переводу Нового Завета и основных молитв на казахский язык”. Это строки из прошения некоего батюшки Владимира… Отегенова, которое завершается таким образом: “У русских был князь Владимир, который повел крестить всю Русь, и за которым она пошла. И, возможно, со временм появится такой человек среди казахов, за которым пойдет народ в православие… ”. Во времена царизма все структуры русской колониальной администрации призваны были работать на то, чтобы окрестить степных туземцев, но киргиз-кайсаки шли во все тяжкие и не сдавались. Задача так и осталась невыполненной. Сегодня, видимо, что-то происходит с самосознанием потомков степняков, коли происходят такие религиозные коллизии. Сам автор статьи про Владимира Отегенова настроен решительно и приводит народные присказки: “Самый опасный враг — это старый враг”, “Не говори, что нет врага, он в овраге”…


Жанабек Шагатай тоже бьет тревогу, но по другому поводу. Он весьма весомо доказывает, что Казахстан стал заложником международного права в части, регулирующей миграционные обороты. Оказывается, Казахстан обязан принимать всех беженцев без исключения, и в случае спорных моментов приоритет отдается не местным законам, а международным. В такой капкан не попалось ни одно из государств СНГ. Например, узбеки закрыли свои границы даже перед своими соплеменниками, этническими узбеками из Афганистана. Между тем Казахстан неумолимо превращается в отстойник для беженцев из того же Афганистана. Представитель ООН по делам беженцев в Казахстане господин А.К.Гуль постоянно наседает на Казахстан и вообще ведет себя свысока. Журналист вспоминает былое. В свое время Казахстан называли лабороторией, гостеприимным домом. И впрямь: Советы слали сюда эшелонами ссыльных, целинников и т.д. Всем хватило места и хлеба. И сейчас этим продолжают хвастать. А выступление молодежи 1986 года называют первым демократическим выступлением, предвестником эпохи гласности, тогда как события 1986 года, по мнению Ж.Шагатая, надо рассматривать совершенно под иным углом зрения: “Молодежь вышла на площадь, чтобы показать, что ей не по нраву практика уничижения всего казахского”. Также журналист вспомнил август 1978 года, когда в столице республики, в Парке культуры и отдыха им. Горького, произошла массовая драка, целое побоище. Тогда на танцплощадке схватились студенты-казахи с турками-месхетинцами, те вернулись с подмогой в лице “русско-славянских парней”. Милиция тоже оказалась не на стороне казахов. “Конечно, то, что сделали узбеки в 1989 году в Фергане, — вещь непрощаемая. Рано или поздно каждый ответит за свои грехи перед Богом. Но разве можно простить турецкую молодежь за 1978 год? Но мы простили. Надо прощать, потому что… Затем был 1986 год. Русские дружинники делали то, что ни у казахов, ни у русских не принято — били по причинным местам молоденьких казашек. Мы и это простили. Только вот кто нам спасибо сказал за наши прощения?”. В финале своей статьи журналист призывает пересмотреть определенные пункты “Закона о беженцах”.


В этом же номере “Туркiстан” глубокую статью, посвященную Узбекистану. Написали Ораз Алимбеков и Бакытжан Косбармаков. Подтекст статьи – надо бояться не ислама, а Ислама (Каримова).

Новости партнеров

Загрузка...