Заказные убийства как нормальная кадровая политика в криминальном государстве

Наделавший много (в том числе – буквально) шума расстрел Елтая Абенова — “хозяина” концерна “Елрово” и Бизнесбанка, стал не более чем рядовым звеном в цепочке других заказных убийств. Эта цепочка, тянущаяся со времен Мильграма и Свечинского, никогда не прерывалась. Следовательно, есть некие закономерности в происходящем, которые пора обобщать.


Первая очевидная закономерность – заказчики остаются неизвестными. Из этого правила было одно исключение: за убийство начальника “Казспецэкспорта” осужден его заместитель. Разумеется, исключением это можно считать, если допустить, что Эрса Кашкаров и был тем Главным, кто действительно принимал решение о ликвидации Талгата Ибраева. Но и в таком случае данное исключение есть именно то, что лишь подтверждает общее правило.


Правило же это состоит в том, что убийство – это не единственный, но один из нормальных способов снятия с должности в нашем государстве. Что же это за государство, где убийство должностного лица – норма? Прежде чем ответить на этот вопрос, объясним, почему мы назвали Елтая Абенова должностным лицом. Председатель государственного “Казспецэкспорта” – это должность, а роль хозяина частного концерна и банка разве эквивалентна занятию какой-либо должности? Да, в нормальной стране, где государственная служба и частное предпринимательство разделены, там быть собственником концерна не значит занимать должность. Иное дело – в сегодняшнем Казахстане, где власть и бизнес, как раньше Ленин и Партия, — это близнецы-братья!


Давайте вспомним, почему убили председателя “Казспецэкспорта”. Если верить СМИ, освещавшим процесс (а почему бы нам им не верить?), назначение Талгата Ибраева на должность руководителя этой важнейшей госконторы “организовал” именно Эрса Кашкаров, который и был фактическим хозяином (одним из хозяев?) того проекта, который их погубил. Какого проекта? Проекта продажи Пакистану истребителей СУ-27 на астрономическую сумму в несколько миллиардов долларов! Из каковой участники этого проекта рассчитывали извлечь собственную частную прибыль. В таком объеме, от которого не могла не закружиться любая служебная головушка. Но вот не заладилось – в отличие от зиц-председателя конторы “Рога и копыта” Фунта, Талгат Ибраев стал вести себя как действительно Первый Руководитель – Хозяин всей сделки. А по бумагам-то он и был первым руководителем, имел право командовать!


Ну и что оставалось делать его подельникам? Идти опять в инстанции, чтобы аргументировать снятие Ибраева с должности, как они недавно аргументировали назначение? Видимо, на этот раз и там не заладилось, не нашлось весомых аргументов. В парламент не пожалуешься и в суд подать на “нарушителя конвенции” тоже нельзя. И через прессу свалить Ибраева: дескать, своих кидает, тоже нет возможности. Вот и остается единственный нормальный способ решения кадрового вопроса – нанять киллера.


Теперь – Елтай Абенов. Слово “хозяин” своего концерна и банка мы, если читатель заметил, закавычили. Потому что почти наверняка он был хозяином по должности, но не по существу. Что тоже является типовой ситуацией в сегодняшнем Казахстане. Судите сами. Абенов погиб совсем молодым человеком, а ведь “его” концерн ворочал огромными суммами еще в начале 90 годов. Карагандинцы помнят, как долго-долго по всей длине железнодорожной ветки от Караганды до Абая и Тентека стояли нескончаемые платформы с зерноуборочными комбайнами, то ли купленными, то ли взятыми в лизинг в России. Масштабы и бессмысленность той коммерции просто потрясали воображение. Мог ли простой карагандинский парень, почти юноша, сотворить такое, если за ним не стояли какие-то весьма влиятельные агашки?


И вот ситуация: по документам собственник такой-то, а на самом деле он всего лишь доверенное лицо кого-то совсем другого. Причем под эти доверительные отношения никакой юридической базы нет, нотариус эту сделку не заверял и бумаге она, скорее всего, вообще не доверена. Повторим: мы не знаем, так ли это было в случае с “Елрово”, но ситуация – совершенно типичная.


А теперь представим, что внутри такой неформальной системы отношений собственности возник какой-то конфликт. Между подставным и фактическим собственником, или кто-то из замов-помов задумал все переделить, или интерес каких-то смежных групп был задет, словом, возник имущественный спор. Ситуация для рыночной экономики, основанной на частной собственности, абсолютно стандартная, в тех же США такие споры возникают и разрешаются каждый день в массовом порядке – на то и существует огромная армия адвокатов и прочего судейского люда. А как это решать в Казахстане, где тайна происхождения и фактической принадлежности почти всего ведущего частного бизнеса есть строгий государственный секрет? Опять же без киллера, если агашки сами “развести” не могут, не обойтись.


Вторая закономерность – киллеров не ловят. Почему, казалось бы, понятно – все известные нам заказные убийства исполнялись: профессионально. Но вот это-то и не понятно – профессиональными убийцами не рождаются, нужна мощная школа и большая практика. Как говорится, рыночная экономика: качество услуг определяется богатством спроса и предложения.


Задумаемся над ситуацией: заказчик, которому услуга наемного убийцы может понадобиться, допустим, всего раз в жизни, всегда может пойти на рынок киллеров и найти не просто исполнителя, а профессионала. А профессиональные сыщики из наших правоохранительных органов, которые каждый день ходят на работу, считается, для того, чтобы ловить убийц, их ну никак найти не могут! Почему? Не потому ли, что это – одни и те же профессионалы на одном и том же рынке?


Конечно, это всего лишь наше предположение, и мы ни в коем случае не думаем, что два классных стрелка, не оставивших никаких шансов водителю, охраннику и самому Елтаю Абенову, пошли на свое вечернее дело после трудовой смены в полиции. Мы имеем в виду совсем другое. А именно: за годы приватизации и коммерциализации всего и вся наши “органы” также как бы приватизировались. Во-первых, в своей официальной части они, как инструмент раздела, передела и охраны частной собственности, также стали частью приватного бизнеса. Той частью, которая отвечает за “крыши”, “наезды”, “разводки” и так далее. Во вторых, от них отпочковалась неофициальная, но вполне органическая их часть, как бы их собственное продолжение – частные охранные структуры. Заметьте – вооруженные вполне официально! Такие структуры имеет любой хоть сколько-нибудь значительный бизнес в Казахстане, и, разумеется, он втянул в себя не просто часть кадрового корпуса силовых структур, но – самую активную и профессиональную часть. Со всем, что из этого следует.


А что же из этого следует на перспективу для всех нас, всего Казахстана?


Жанр synoptykos требует, чтобы мы дали свой прогноз на этот счет. К сожалению, прогноз не утешителен. Частный бизнес как управляющая государством сила, вторичность правосудия и всей правоохранительной системы, непрозрачность отношений собственности с вытекающей из этого “киллеровской” кадровой политикой – это все уже “завязано” в определенную систему. Так же, как в нее “завязаны” компрадорская сущность правящего бизнеса и экспортно-сырьевая ориентация национальной экономики.


Как говаривал легендарный сантехник из райкома партии — “Тут всю систему менять надо!”

Новости партнеров

Загрузка...