Нужны лобби от СМИ

Несмотря на то, что Закон “О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан “О средствах массовой информации” прошел все стадии обсуждения в мажилисе и претерпел ряд изменений, многие представители масс-медиа склоняются к мнению, что с его принятием “гайки еще больше будут закручиваться”. Однако изменить что-либо они не в силах. Как известно, судьба законопроекта находится в руках парламентариев. Поэтому с них и спрос. На сей раз – это депутат мажилиса Татьяна Квятковская, журналист с 30-летним стажем.


-Как вы относитесь к принятию Закона “О СМИ” в данной редакции?

  • Я плохо отношусь. Я была на приеме у президента, он говорил, что надо поддержать эти поправки потому, что государство принимает меры, чтобы защитить свое информационное поле. Да, принимает, но в соответствии с какими нормами? И самое главное — что правительство при этом добивается? Инициатор законопроекта Министерство информации и общественного согласия сказало, что закон принимается потому, что жизнь нашего государства освещается недостаточно полно. Однако то, что мы сегодня принимаем, эту задачу не решит. Это жандармские поправки, это жандармские меры по отношению к СМИ. Разве СМИ виноваты, что плохо освещается жизнь государства? Я думаю, что виновата власть. Потому что главный источник информации – это само государство. Если сегодня журналист не может получить полную информацию в государственных органах, он будет искать, как заполнить эту пустоту, припадать к другим источникам. Сегодня правительственные усилия должны быть направлены на то, чтобы сделать этот источник хорошим, полноценным родником. Я намерена предложить, раз уж мы приняли этот закон, вдобавок принять постановление, в котором рекомендовать правительству создать особую программу по сотрудничеству министерств, ведомств со средствами массовой информации, по пропаганде тех или иных правительственных программ. Нужна собственная хорошая полноценная политическая, идеологическая, экономическая информация. Чтобы люди почувствовали, что есть свет в конце тоннеля. Можно, конечно, плотный занавес повесить, но тогда эта пустота будет заполняться собственным, извините за выражение, дерьмом.

  • Давайте объявим конкурс на лучшее освещение работы отечественных производителей. Почему министерство этого не делает? Почему оно не собрало предложения изо всех министерств и ведомств?

  • Позвольте выразить сомнение. У нас и сейчас достаточно структур, которые работают именно в плане идеологического оформления проводимых реформ. Ваше предложение придаст еще более консервативный характер тому, что происходит.


  • Вы не правы. Я это говорю не только как журналист, но и как чиновник. Я работала в Антимонопольном комитете. Меня поставили заместителем председателя, чтобы заняться защитой прав потребителей. Я пришла, когда, как говорится, там конь не валялся. Закону о защите прав потребителей было четыре года, а он не работал. И мы эту защиту повысили только благодаря СМИ. За год мы выпустили более 300 пресс-релизов.


  • По моему наблюдению, в подавляющем большинстве парламент принимает законы в редакции, за которую выступает правительство. Будь то закон о легализации, будь то закон о средствах массовой информации. Если рассматривать законопроекты сейчас, то фактически каких-то серьезных поправок ни в тот ни в другой закон не внесено. Есть редакционные, но нет принципиальных. Вы согласны?


  • Да, как правило, проходят правительственные варианты, но, может быть, с какими-то нюансами, отклонениями, чуть-чуть улучшенным редактированием. Почему это происходит? Правительство всегда выигрывает даже там, где оно, на мой взгляд, не право. Да потому, что отсутствует заинтересованная сторона. Вы просто кричали все это время: “Это плохие поправки!” На вы – СМИ не посмели проанализировать работу того же Министерства печати. Десять лет сидит министр, что он дал прессе? Вы же не посмели этого написать потому, что чего- то боитесь. Потому, что все заинтересованные стороны у нас чего-то боятся. Я считаю, что бояться надо, когда у тебя рыло в пуху. Но если ты работаешь на этом информационном пространстве, отстаивай свою позицию.


  • Ну а депутаты, почему они все-таки голосуют против предложений средств массовой информации?


  • А потому, что у них есть только та информация, которую им предоставляют заинтересованные уполномоченные органы. Она развернута, рассматривает проблему с разных сторон. А ваша сторона не представлена. Я анализ положения средств массовой информации не могла развернуть, потому что у меня нет времени этим заняться. Ну а где ваш Союз журналистов, какая-нибудь ассоциация, которая бы все собрала, обобщила, принесла и сказала: “Вот она, работа со СМИ”.


  • То есть вы считаете, что нужны лоббисты от СМИ?


  • Конечно. А кто за вас пойдет ваши интересы отстаивать? Я чувствовала необходимость такого анализа, когда в рабочем порядке необходимо было развернуть всю картину на информационном рынке. Тогда вопрос, может быть, прозвучал бы не как урезать права СМИ, а как заставить работать министерство.


  • Но то же ОБСЕ несколько раз обращалось в парламент по закону о СМИ, что-то предлагало, и все равно была принята редакция правительства.


  • ОБСЕ не может вмешиваться в наши внутренние дела. ОБСЕ не авторитет для депутата. Для депутатов главная проблема – государство. И сегодня они говорят, что идет одна иностранная, импортная информация, а своего ничего нет. Сами средства массовой информации должны были предлагать.

  • Спасибо.

    Новости партнеров

    Загрузка...