ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Жабайхану Абдильдину: философу, сенатору и человеку


На людей со сломанной совестью
еще страшней смотреть, чем на избитых.


Юлиус Фучик


 


Господин Абдильдин!


Давно хотел написать Вам, но все колебался. Однако, после Вашего выступления с упреками в адрес американской стороны, которая подготовила якобы необъективный доклад по правам человека в Казахстане, я уже не могу молчать по-прежнему и поэтому обращаюсь к Вам с нижеследующим. При этом я вовсе не собираюсь защищать американскую сторону. В рассматриваемом аспекте она меня вовсе не интересует. Но меня интересует Ваша сущность в качестве философа, сенатора и человека.


Еще в советские времена Ваше имя, как видного казахстанского философа, было известно далеко за пределами республики. И не только в научных кругах. Лично я, как и многие простые казахи был горд тем, что и среди моих современных соплеменников имеется философ, да еще какой! Тонкий и глубокий знаток учения Иммануила Канта, руководитель программы развития диалектической логики, академик, наконец! Поэтому, когда на заре суверенитета бывшие партийно-коммунистические боссы рвали прямо на глазах у публики свои партбилеты, то я считал также логичным, чтобы и все ученые-обществоведы, споособствовашие своим лжеучением развалу Советского Союза, а заодно и Коммунистической партии, выбросили свои дипломы кандидатов, докторов наук и академиков, полученные ими от того же государства и от той же партии. Все, кроме Вас! Ибо я тогда не мог переступить через чувство трепетного уважения к Вам, хотя меня и смущало то обстоятельство, что весь пафос так и недоделанной монографии “Диалектическаоя логика”, готовившейся под Вашим руководством, был направлен на создание впечатления о всепобеждающей силе идей так называемого развитого социализма. Одновременно я надеялся на то, что со временем, когда ранний суверенитет будет сопровождаться вакханалией во всех областях, в том числе и научной, все равно позитивно проявится Ваш философский “фундаментализм”.


Но, увы! Скоро мы будем праздновать десятилетний юбилей независимости под аккомпонемент мракобесных идей, и за это время Вы ни разу не выступили с достойной Вашего философского уровня критикой мировоззренческих и методологических оснований той негодной идеологии, которую власть в явочном порядке протаскивает в обществе и государстве. Я уж не говорю об идеологических основаниях сомнительных законов по амнистии теневого капитала и против свободных СМИ, которые уже прошли через парламент, а следовательно, и через Ваши руки. Я имею прежде всего ввиду готовящийся драконовский закон по религиозным организациям и свободе совести, после принятия которого ни о какой свободе совести и речи быть не может.


Совесть, в силу своей более высокой абстрактности, чем другие этические категории, недаром была традиционной почвой для существования религии с одной стороны, а с другой стороны — предметом исследования со стороны величайших философов, одно из первых мест среди которых по праву принадлежит Вами (и нами!) высокочтимому Иммануилу Канту. Но вот, власть железной пятой наступает на свободу совести, а Ваша совесть молчит! Как это понимать? Или молчать нечему? Или она сломлена? Но тогда почему она так ретиво подает голос в хоре других неумных возмущенных голосов? Остальных можно понять и простить – они не философы и стало быть не вполне осознают, что они творят и говорят. Но Вы — умный человек! Вы понимаете все и даже более того. Неужели так деформирована Ваша совесть, совесть ученого? А если деформирована, то – кем? Извне или Вами лично?


Подобные вопросы, связанные с совестью ученого, к тому же считающегося почти что выдающимся, не дают покоя потому, что на них пока нет членораздельного ответа.


Говоря о Вашей совести, как совести сенатора, вновь представляется крайне бестактным Ваше активное выступление с критикой американского доклада по правам человека в Казахстане после Вашего же более чем красноречивого молчания по фактам террора, развязанного против лидеров политической оппозиции. Вы – сенатор, а следовательно, Вы – политик! Террор, развязанный против лидеров политической оппозиции, в какой бы он форме ни был организован: в уголовной, банно-сексуальной, а то и просто хулиганской – все равно остается по своему существу политическим террором. И Вы, как политик, и тем более, как философ, прекрасно умеете отличать явление от сущности, а в явлении – кажимость от действительного… Но Вы, когда в повседневной политической практике прямо и непосредственно проявляется действительное ущемление наших прав, как граждан нашего же государства, почему-то вдруг становитесь абсолютно глухим и слепым и как сенатор и как философ. Но зато, вдруг, хотя об этом Вас никто и не просил (а может быть и попросил?) набрасыватесь с яростной критикой на, прямо скажем, достаточно объективный, более того, еще и мягкий доклад американской стороны о состоянии прав человека в Казахстане. Хорошо бы еще, если бы эта критика была бы умной. А таковой ее назвать трудно, так как она была построена по логике: сам дурак! А иной эта критика в агрессивно-подобострастном (к нашей же исполнительной власти!) хоре и не могла быть!


Таким образом, в Вашем “гневном” выступлении против американской оценки состояния демократии в Казахстане, как в капле воды, отчетливо проявилась структура и качество Вашей совести и как философа и как сенатора…


В заключение хочется сказать о том, что я, считая себя приверженцем материалистического мировоззрения, тем не менее в своих ощущениях достаточно часто чувствую себя идеалистом и поэтому хочется верить в почти невозможное: что, показывая на Вас, можно будет сказать не только то, что этот человек является философом и сенатором, но и то, что этот философ и сенатор является Человеком!


Новости партнеров

Загрузка...