“Асаба” намерена просить политического убежища

Белый дом рэкетирует независимую прессу


В Кыргызской Республике впору проводить Всенародные похороны. По свободной прессе. Утешившаяся после “налоговых” инфарктов своего шефа в лоне Семьи “Вечерка”, запуганное уголовными делами “Дело…”, использованное и брошенное “Утро…”, затасканные судебными процессами “Республика” и “Асаба”…


Сегодняшняя жертва власти – народная любимица “Асаба”, сумевшая равно стать информационным наркотиком как для крутых кабинетов истеблишмента, так и для юрт глухих кишлаков. Вчерашний номер этой газеты, которую можно назвать национальным достоянием свободолюбивого кыргызского народа, может стать последним для многотысячной армии ее читателей.


На наши вопросы отвечает хозяин издания, лидер Народной партии, экс-кандидат в президенты Мелис Эшимканов.


— Мелис Асаналиевич, Кулова посадили, Усенова загасили, теперь очередь до Вас дошла?


— Видимо, так.

Давление на “Асабу” — это чья игра? Вновь кто-то из нехорошего окружения президента?

— Нет. Дело гораздо серьезнее. Я точно знаю из надежных источников, что за этими нажимами стоит лично президент Акаев.

В чем, по-вашему, причина новой волны репрессий? Ведь выборы позади — к чему создавать новое напряжение в обществе?


— Выборы – позади, но впереди новое грандиозное шоу под названием “референдум”. На нем будут решаться жизненно-важные вопросы: упразднение Конституционного суда, чтобы убрать непослушную Баекову, возвращение к однопалатному парламенту, чтобы убрать непослушных депутатов и, самое главное, внесение изменений в Конституцию о семилетнем сроке правления главы государства путем избрания его через карманный парламент. Для того, чтобы успешно провести такой референдум, надо предварительно заткнуть всем рты — упрятать, запугать, закрыть.


Вторая причина – начало второго этапа прихватизации всего и вся. Почему бы не прихватизировать популярную газету, чтобы она не мешала прихватизировать все остальное в стране?


Что вы собираетесь делать в этих условиях?


— Буду выпускать другую газету. Не отпечатают в типографии – путем листовок, не дадут здесь – будем работать за границей. В стране практически идет запрет на профессию. Журналистам не дают осуществлять свой профессиональный долг. Писать так, как угодно властям предержащим, – это не осуществление профессионального долга, это предательство профессии, чем занимаются сегодня правительственные журналисты. В связи с этим некоторые сотрудники редакции выступили с предложением попросить всем коллективом “Асабы” политического убежища в западных странах. Готовится многотысячный пикет протеста наших читателей в центре города вплоть до объявления политической голодовки. Причем предложения исходят не от журналистов, а от народа. Пенсионеры приносят в редакцию кто по 10, кто по 3 сома.

— Своим выступлением на “Круглом столе” Вы практически публично протянули Акаеву руку, еще раньше это сделал Феликс Кулов. Оппозиция проявила готовность работать с президентом во имя согласия в обществе и блага народа, но президент отказывается? А ведь он даже персонально отметил дельность вашего предложения. ..

— Президент в своем стиле – умеет публично красиво говорить. Говорить одно, а делать другое. В его голосе я чувствовал дрожь, когда он говорил о том, что мы терроризируем его, его семью. Видимо, за последние 5-6 лет в нем накопилась обида, которая теперь, после выборов ищет выхода.


В связи с этим я вспоминаю интервью Майрам Акаевой, которое она дала в 92-м году нашей газете. В нем она привела изречение китайского мудреца о том, что “даже ненавистного противника надо встречать с улыбкой и распростертыми объятиями”. Сказав, что их семья любит это изречение, она невольно раскрыла сущность тактики президента.


Помните фильм “Покаяние” Тенгиза Абуладзе, где главный герой – прототип Берии — показал высший пилотаж политического артистизма: публично хвалил, обнимал, целовал людей, которые назывались Совестью нации, и тут же, выходя, давал приказ арестовать или расстрелять? Напрашивается параллель с сегодняшней действительностью.

— Раскройте “техническую” сторону дела. Многие не могут понять, за что конкретно закрывают газету.


— В данный момент на имущество наложен арест в связи с так называемым Кумторским иском. Это настоящая ирония судьбы. Практически президент приказывает арестовать нас за то, что мы когда-то выпустили для него книгу.

Дело в том, что в 1993 году с его одобрения мы решили выпустить книгу “Аскар Акаев. Человек без середины” на трех языках. Авторами ее были бывшие пресс-секретари, ныне глава госконцерна “Учкун” Каныбек Иманалиев и госсекретарь Осмонакун Ибраимов, а также ваш покорный слуга Мелис Эшимканов. Денег не хватало, и я обратился к президенту с просьбой помочь нам найти спонсоров. Попал к первой леди. Она обратилась к главе “Кыргызалтына” Дастану Сарыгулову. Тот, в свою очередь, — к руководству “Кумтор Оперейтинг Компани”. Они нам перечислили 200 тысяч сомов, причем, не на счет редакции, а в издательство “Акыл” на приобретение бумаги, что было оформлено как ссуда на трехмесячный срок. В случае не возврата покрытие этого займа обязался взять на себя “Кыргызалтын”.


Естественно, мы в срок не уложились. Книга не продавалась. 6-7 лет она лежала у нас на складе. Часть мы роздали бесплатно по школам и организациям, часть оптом выкупил в бытность свою начальником Налоговой инспекции Медет Садыркулов, которому было обидно за президента. Оставшуюся часть недавно, устав таскать из склада в склад, мы сдали в макулатуру.


“Кумтор…” на возврате денег не настаивал. Мы соответственно по-джентельменски печатали положительную информацию об их деятельности. Более того, в 96-м году они официально из своего баланса убрали этот долг за истечением срока давности. А в 97-м году почему-то начинается наезд налоговиков на “Асабу”. Они выяснили, что в “Кумторе” деньги списаны, включили их в наш годовой доход и с огромным штрафом решили снять с нашего счета в пользу бюджета.


В это время мы допускаем роковую ошибку. Не имея возможности выплатить штраф, мы пишем руководству “Кумтора” о пролонгации злополучного займа, но согласно ст.18 Гражданского кодекса, это письмо не имеет юридической силы. Так как на момент заключения договора действовал старый Гражданский кодекс, где написано, что срок давности наступает по истечении трех лет.


Потом происходит Барскаунская трагедия. К нам обращается руководство “Кыргызалтына” и “Кумтора” на предмет того, чтобы погасить старый долг пиаровскими материалами. Несмотря на возмущение общественности, барскаунцев, мы в течение трех месяцев напечатали на 300 тысяч сомов рекламные материалы, подготовленные “Кумтор Оперейтинг Компани” бесплатно. Наша ошибка заключалась в том, что доверившись руководству “Кумтора”, мы это соглашение не оформили юридически.


В 2000 году меняется руководство “Кыргызалтына”. Новый руководитель Кудайбергенов заключил со мной устный, так называемый мужской договор, свидетелем которого был нынешний замгубернатора Баткенской области Юруслан Тойчубеков, о том, чтобы я не копошил его старые грешки в бытность руководитеем “Кыргызмунайзата”, о которых мы раньше писали. Взамен он устроил торг, что он это дело закроет. Я тогда ответил, что эти деньги списаны и мы их отработали. Он, ухмыльнувшись, сказал, что из этого можно придумать кое-что — тогда я не придал значения его словам, и мы на этом расстались. К сожалению, я тогда поступился своими принципами: не стал публиковать негативные материалы о Кудайбергенове. Тем не менее дело вдруг возбудили.


Я пошел к Кудайбергенову и услышал от него дословно следующее: “Ты оказался мужиком, сдержал слово. Но меня извини, я не смог, на меня давят сверху”.


Самое забавное в том, что новое руководство “Кумтора” в официальном письме редакции признает, что деньги были списаны в 1996 году, что подтверждено проверкой Минфина. Они к нам претензий не имеют. Так как “Кыргызалтын” был посредником, решать эту проблему передали им. Двуличность “Кумтора”: в то же время они заключают договор с фирмой “Лион Техникс”, которая состоит из родственников Кудайбергенова и Тойчубекова, о праве востребования этого долга. Что и делает “Лион Техникс” через Арбитражный суд.


Суд принимает один к одному иск, где все подсчитано по курсу доллара. С учетом инфляции 200 тысяч сомов превращаются в один миллион сто тысяч, в нарушение статьи 6 Конституции. При этом никто не скрывает, что это политический заказ: ни городской суд, ни Высший арбитражный в лице его председателя Нарымбаева. Такой спорный, сложный вопрос рассматривался в течение 20 минут, и было вынесено “нужное” решение. Они цинично не обременяют себя формальностями. Что можно доказать за 20 минут?


Председатель Высшего арбитражного суда Данияр Нарымбаев за 2 дня до рассмотрения завил, что процесс будет перенесен на более поздний срок, из-за чего наши представители являются туда без главного адвоката Шамарала Майчиева, без него рассматривают дело и оставляют приговор в силе.

— Вы указывали на это беззаконие представителям власти?

— С кем только я не обсуждал этот вопрос! И с руководителем администрации президента Мисиром Аширкуловым, и с секретарем Совбеза Болотом Джанузаковым, и с бывшим госсекретарем Накеном Касиевым. Главное их требование — мой полный переход на сторону Акаева.


Теперь судоисполнитель сделал опись всего имущества редакции, увидев которую представитель “Лион техникс”, обнаружил скудность нашего имущества и поставил вопрос дележа учредительства, с которым я категорически не согласился. Под нажимом заведующего юридическим отделом администрации президента М.Укушева, судебный департамент и Ленинский районный суд в прошлую пятницу выносят кощунственное решение об аресте продукции “Асабы”, выпускаемой госконцерном “Учкун”.


Поэтому мы вынуждены приостановить выпуск газеты.


Но мы не намерены опускать руки. Мы уже чувствуем поддержку со стороны международного сообщества, мировой общественности.


Но “Кумтор” — это только часть айсберга.

— Да. Второй дамоклов меч, нависший над “Асабой”, — это широко известный иск широко известного экс-главы республики Турдакуна Усубалиева. Не буду на нем подробно останавливаться. Напомню лишь, что аксакал оценил свои честь и достоинство в миллион долларов. Ленинский райсуд скосил их до ста тысяч долларов – великая милость для нас. Вопрос сейчас на стадии апелляционного рассмотрения в Бишкекском городском суде. Его затягивают, переносят по ранее заготовленному сценарию: ждут, чтобы Эшимканов подарил кому-то свою газету.

27 февраля был открыт третий фронт против “Асабы” – начальник налоговой испекции А.Момункулов своим приказом отменил решение комиссии собственной же республиканской налоговой инспекции от 15 сентября 2000 года.


Суть дела такова. Газета “Асаба” выпускала приложения — при проверке налоговики обвинили нас, что мы не имели права держать финансы приложений на одном балансе, на одной бухгалтерии. Мы доказывали обратное в течение двух лет. Случайно попав в прошлом году на прием к Акаеву с международными журналистами, я сумел объяснить суть конфликта президенту, после чего он дал поручение пресс-секретарю Осмонакуну Ибраимову разобраться. Новое руководство налоговой инспекции, рассмотрев дело без политического мотива, в лице солидной комиссии решило, что за газетой “Асаба” нет ни одного тыйына долга.


Согласно Налоговому кодексу, Момункулов имел право только в течение десяти дней опровергнуть или подтвердить вердикт этой комиссии. Но он опомнился почему-то после “Круглого стола”, на котором я, на свою голову, привел президенту пример его позитивного вмешательства в наши дела.


Вероятно, Аскар Акаев пожалел о том, что когда-то помог “Асабе”. Из надежного источника мне известно, что Момункулов получил приказ от Аширкулова.


При таком казусе, когда Момункулов отменяет свое прежнее решение, грубейшим образом нарушая Налоговый кодекс, он должен уйти в отставку.


Не удивлюсь, если в ближайшие дни его люди появятся в редакции с новой проверкой. Еще больше не удивлюсь, если со стороны других силовых структур будут сфабрикованы сомнительные кощунственные обвинения по отношению к сотрудникам “Асабы”.


Итого нас “загрузили” на 8 миллионов сомов, около 200 тысяч долларов США.


30 сотрудников редакции остаются без работы, около 3 тысяч реализаторов по всей стране — без средств существования, а самое главное — десятки тысяч читателей лишаются источника независимой информации. Но мы будем не в обиде на власть, если после закрытия “Асабы” как по маслу потекут реформы Акаева, решатся проблемы коррупции, тарифов, безработицы. На днях мы отмечали 50-летие известнейшего поэта Шайлообека Дуйшеева. За 2 часа до начала празднования в филармонии госсекретарь Осмонакун Ибраимов изо всех сил старался, чтобы на сцену не вышли поздравить юбиляра Дооронбек Садырбаев, Тугельбай Казаков, Сагынбек Момбеков и Мелис Эшимканов. Он испугался, что мы будем говорить про политику, про Акаева. Все представление поломали, многих артистов запугали, чтоб они не участвовали. Зрители были недовольны. В конце отключили микрофон. Это уровень человека, который определяет внутреннюю политику государства, его идеологию. В порыве приступа своей патологической ненависти к “Асабе” Ибраимов не побрезговал сорвать культурное мероприятие — юбилей поэта. Вот их отношение к конструктивным предложениям “Круглого стола”, к оппозиции.


Новости партнеров

Загрузка...