Жажда третьего тысячелетия

ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ УЖЕ СЕЙЧАС НЕ ХВАТАЕТ ПРЕСНОЙ ВОДЫ. ДОВОЛЬНО СКОРО ЛЮДЯМ ПРИДЕТСЯ ВСЕРЬЕЗ ЗАНЯТЬСЯ ЕЕ ДОБЫЧЕЙ


Чтобы произвести тонну зерна, необходимо затратить 1000 тонн воды, на тонну картофеля — 500-1500 тонн, хлопка — 15000 тонн, курятины — 3500-5700 тонн, говядины — 15000-70000 тонн воды.


Сначала этого года Турция и Израиль заметно активизировали контакты на уровне министров иностранных дел. Причем связано это отнюдь не с ситуацией на Ближнем Востоке. Ключевой пункт переговоров — вода. Курсирующие между Анкарой и Иерусалимом делегации обсуждают вопрос, который в Израиле рассматривают как один из приоритетов национальной безопасности. Речь идет о проекте экспорта из Турции воды — ресурса, который, как написала недавно авторитетная газета «Гаарец», имеет для Израиля, как и для многих других ближневосточных стран, более важное стратегическое значение, чем нефть.


С помощью специальной установки вода будет отводиться из реки Манавгат на западе Турции. На Средиземноморском побережье воду планируют заливать в танкеры и морем доставлять в израильский порт Ашкелон. Оттуда по трубопроводу она пойдет в водохранилища Израиля. На первом этапе воды будут поставлять 50 млн. кубометров в год. За этот объем Израиль заплатит немалую сумму — 35 млн. долларов.


ВСЕМИРНАЯ ЖАЖДА


Хотя рынок воды в мире пока еще не сформировался, усилия по его созданию становятся все более активными. Значение «водного фактора» будет возрастать в связи с тем, что рост населения и увеличение потребностей сельского хозяйства и промышленности создадут во многих районах мира реальный дефицит водных ресурсов. Характерно, что в последние годы усиливается влияние крупных международных компаний, занимающихся по всему миру эксплуатацией водопроводной инфраструктуры, таких как Suez Lyonnais des Eaux или Vivendi. Эти фирмы уже сейчас имеют обороты в десятки миллиардов долларов и активно вторгаются в смежные отрасли экономики — к примеру, в энергетику и телекоммуникационный бизнес, В прошлом году госдепартамент США официально призвал создать «глобальный водный альянс, способный обеспечить человечество водой в новом столетии».


В XX веке население Земли увеличилось в три раза, в то же время потребление воды возросло в семь раз. По данным Всемирной организации здравоохранения, более двух миллиардов человек в мире страдают сегодня от нехватки питьевой воды. В 1960 году потребление воды населением стран Ближнего Востока и Северной Африки составляло 3300 литров в год на человека. Сегодня этот показатель понизился до 1250 литров, приближаясь к опасной черте — минимальная санитарная норма исчисляется 1000 литров на человека в год. Ряд стран, например Сирия и Ливан, вплотную подошли к этой границе. Проблема не ограничивается рамками ближневосточного региона. Сложности с обеспечением населения, сельского хозяйства и промышленности водными ресурсами испытывают в Китае, Индии, Пакистане и даже в Соединенных Штатах.


Согласно данным Всемирного банка, в XXI веке в различные проекты по использованию гидроресурсов необходимо будет вложить 600 млрд. долларов. При кажущемся изобилии гидроресурсы крайне ограничены. Ведь 97% мировой гидросферы — это соленая морская вода, а две трети запасов пресной воды — льды Гренландии и Антарктики. Реально в распоряжении человечества всего один процент водных ресурсов.


В РОССИИ НЕЧЕГО ПИТЬ


У нас с водой сложилась достаточно парадоксальная ситуация. Страна занимает второе место в мире по запасам пресной воды (на первом — Бразилия). Распределена же она крайне неравномерно: там, где живет 80% населения, сосредоточено лишь 8% всей российской воды. Зато в малонаселенной Сибири воды хоть отбавляй. Правда, это еще не означает, что ее можно пить. «Самая страшная проблема для нас сегодня не количество воды, а ее качество, — говорит Николай Михеев, первый заместитель министра природных ресурсов. — Сейчас процесс загрязнения частично приостановлен: промышленность пока стоит. Но вода -очень консервативный продукт, она «привыкает» к определенной концентрации вредных солей и если мы не «добавляем» их с завода, сама берет со дна все, что отложила в запас».


Ситуация с качеством воды в России сложилась настолько критическая, что недавно была принята федеральная целевая программа «Обеспечение населения России питьевой водой». Авторы программы говорят об «угрозе национальной безопасности страны» и о резком ухудшении здоровья людей из-за употребления некачественной воды. Рассчитанная на десять лет, программа предусматривает «ревизию» отечественного водного хозяйства: оздоровление рек, замену очистных сооружений и большей части водопроводов, восстановление водоохранных зон, внедрение новых технологий очистки воды. Однако пока все остается на бумаге. По словам Николая Михеева, в правительстве от программы пытаются отмахнуться и финансируют ее копеечно. Так, на программу «Возрождение Волги» в бюджете выделено 50 млн. рублей — сумма с учетом накопившихся у одной из главных рек страны проблем просто смешная. Водопроводная система повсеместно находится в «предынфарктном» состоянии: только по официальным данным, более 40% водопроводов по стране не способно обеспечить обеззараживание воды. Из-за безнадежно устаревших ирригационных систем происходят огромные потери.


Главным же растратчиком воды в РФ является промышленность, которая, хоть и находится в плачевном состоянии, все равно умудряется тратить на свои нужды более 60% от общего количества расходуемой воды. Не отстают и «простые» жители городов: по уровню потребления воды мы обогнали Западную Европу — в среднем российском городе человек тратит 278 литров в сутки, в отдельных городах (в частности в Москве) — до 650.


При таком положении дел вся Россия в ближайшие годы может столкнуться с серьезным дефицитом качественной питьевой воды. И тогда нам придется разделить судьбу жителей юга страны, которые уже давно забыли о нормальном водоснабжении. В большинстве районов Новороссийска, например, вода в кранах появляется лишь ранним утром на несколько часов. К подобному графику привыкли и жители Нижнекамска, Магнитогорска. В Калмыкии для питьевых нужд вынуждены использовать засоленные подземные воды, которые приходится опреснять. Их качество даже после опреснения в половине случаев не соответствует санитарным нормам. В результате Калмыкия является одним из самых экологически неблагополучных регионов. А в городе Азове горожане воду покупают — по 20 копеек литр.


Непростую ситуацию с водой в России могут ухудшить отношения с пограничными странами. К примеру, с Казахстаном, откуда в Россию текут крупные реки — Урал, Иртыш, Тобол. Пользуясь этой ситуацией, Казахстан уже сегодня диктует России свою водную политику. «Сейчас с Казахстаном произошло осложнение отношений, — рассказывает Николай Михеев. — Казахи продали все ГЭС на Иртыше американским компаниям, не оговорив экологические условия эксплуатации. И теперь те вырабатывают энергию в выгодное для себя время, организуя по Иртышу паводок зимой, когда он нам во вред, и не делая его весной. Но если Казахстан окончательно заберет Иртыш, нам станет совсем плохо. От водной политики Казахстана серьезно зависит очень большая часть российской территории: Курганская, Омская, Челябинская области, вплоть до Урала». Есть и другие похожие проблемы. Николай Михеев недавно вернулся из длительной командировки: он объезжал все водные границы России и улаживал спорные вопросы с Финляндией, Эстонией, Украиной, Казахстаном, Китаем. С последним договориться особенно трудно. Три с половиной тысячи километров российско-китайской границы (всего 4,2 тысячи) проходит по воде. Как считает Михеев, сегодня вполне реальна угроза того, что Китай захочет «увести» у России Амур.


ИВАН КАЛЬКО И АЙСБЕРГИ


Стремясь найти выход из ситуации водного дефицита, страны принимают самые различные решения. Китайцы, столкнувшись с проблемой своих северных рек, которые буквально пересыхаюг в засушливое время года, вознамерились претворить в жизнь план циклопических масштабов, сравнимый лишь со знаменитым советским проектом поворота сибирских рек на юг. Речь идет о перебросе вод ряда южных китайских рек в северные районы страны, страдающие от недостатка водных ресурсов. Стоимость строительства — оно продлится не менее десяти лет — оценивается в 12 млрд. долларов. Два огромных канала, которые предстоит построить, будут отводить воды Янцзы на север к Хуанхэ, а она, по мысли китайских специалистов, с помощью других каналов доставит воду в Пекин и другие северные города.


Проект, по масштабам близкий к китайскому, начал осуществляться в Туркмении: в пустыне Каракумы приступили к созданию крупнейшего в мире искусственного озера. Предполагается, что озеро должно улучшить ситуацию с пресной водой в стране и расширить орошаемые площади. Общие затраты на строительство, которое продлится двадцать лет, должны составить около 4 млрд. долларов.


Богатые нефтедобывающие страны Персидского залива, практически лишенные рек, могут полагаться лишь на подземные воды. Однако запасы «ископаемой воды», которые накапливались в течение нескольких тысяч лет, стремительно сокращаются. Это заставляет искать альтернативные источники. Располагая гигантскими энергетическими ресурсами, страны залива могут позволить себе такое недешевое занятие, как опреснение воды. Первая опреснительная установка была построена еще в 1872 году в Чили, Сегодня существует множество способов опреснения: выпаривание, замораживание и т. п. Себестоимость одного кубометра такой воды от 2,4 до 4,5 доллара — то есть доступна она очень немногим. При этом по своим вкусовым качествам и санитарным характеристикам опресненная вода не особенно под ходит для питья и приготовления пищи,


Еще один вариант — использовать айсберги. Только в Антарктике ежегодно образуется такое количество айсбергов, что воды, заключенной в них, хватит населению всей Земли на целый год. К тому же, по мнению ученых, вода, заключенная в айсбергах, необычайно чиста. Идею использования айсбергов в качестве источника питьевой воды и воды для орошения земель выдвинул в 50-е годы XX века сотрудник Скрипсоновского океанографического института Дж. Айзек. В 70-е годы американские фирмы по заказу Саудовской Аравии начали разрабатывать технологию буксировки полярных айсбергов в засушливые районы. В эксперимент были вложены миллионы долларов. Но в 1978 году разработки были приостановлены конгрессом США как неперспективные. Выяснилось, что затраты на транспортировку гигантских глыб льда будут в десятки раз превосходить доходы от полученной из них воды, а сам процесс буксировки займет многие месяцы. Оказалось также, что при транспортировке айсберга к побережью Южной Америки, Южной Африки или Австралии теплые соленые воды океана оставят от первоначального айсберга лишь половину.


Тем не менее идея все еще жива. Так, на всемирной выставке «Экспо-98» в Португалии Россия представляла проект «Чистый лед». Автор проекта доктор наук Иван Калько убежден, что использование айсбергов позволит человечеству решить проблему нехватки питьевой воды по меньшей мере на ближайшие двести лет. По его мнению, айсберги не нужно никуда отбуксировывать. Специальный судовой комплекс прибывает в район скопления айсбергов, который определяют с помощью спутников. А далее к делу приступают особые устройства: они превращают айсберг в ледяную крошку и отправляют ее в четыре грузовые секции судна. Эти секции могут спокойно отстыковываться и автономно следовать в любой пункт назначения. Проект «Чистый лед» отнюдь не утопичен. Изобретение Ивана Калько побывало на шести международных выставках, прошло немало научно-технических экспертиз и запатентовано в России. Есть бизнес-план, согласно которому головной комплекс окупится примерно за четыре года, а последующие комплексы — за два. Производительность комплекса — 7,5 млн. тонн воды в год. Любопытно, что оптовая цена литра питьевой воды, полученной из айсберга, будет составлять всего 30 центов. «Сейчас все научились делать «короткие» деньги, — говорит доктор Калько. — Никто не хочет отвлекать полтора миллиарда долларов. Правда, заинтересовался нами Израиль. Но оказалось, что тридцать центов за литр для них почему-то дорого. А почему за 0,7 литра «Перье» они готовы платить три доллара? Или, к примеру, в Омане — пол-литра опресненной посеребренной воды стоит один реал, то есть 2,6 доллара. И ее покупают!» Разослав письма во все мыслимые банки и фонды и не получив ответа, Иван Петрович отчаялся в успехе и забросил проект.


Похоже, на Западе пока склоняются к менее экзотичным вариантам. Прежде всего к экономии. Посчитано, например, что выращиваемые с помощью традиционной ирригации томаты потребляют на 40% больше воды, чем в случае использования «капательной» системы. А американский конгресс принял в 1992 году специальный закон, который предписывал уменьшить на 70% объем воды, используемой в общественных туалетах при сливе бачка.


ДЕНЬГИ ИЗО ЛЬДА


Некоторые страны получают существенную часть доходов от водного экспорта. Так, для Австрии это 500 млн. долларов в год. Другие в ближайшее время планируют вступить в «водный ОПЕК». И если к переработке айсбергов человечество, видимо , еще морально не готово, то ледники уже активно разрабатывает. Недавно Гренландия, во льдах которой сосредоточено 20% мирового водного запаса, заявила, что собирается серьезно увеличить экспорт ледниковой воды. По расчетам экспертов, если разливать в бутылки воду, полученную только из 5% свежего льда, который ежегодно формируется в Гренландии, можно производить 500 млн. литров воды в год, что эквивалентно годовому экспорту воды из Канады в США. Для осуществления проекта необходимы инвестиции в размере 40 млн. долларов, которые власти Гренландии предполагают получить от независимых инвесторов или от продажи облигаций. Любопытно, что американская элита давно потребляет воду из Гренландии — ее доставляют в Штаты самолетами.


Крупным водным экспортером намерена стать и Турция. Ожидаемый годовой доход этой страны от сделок по продаже воды на Ближний Восток — 300 млн. долларов. Не дремлют и наши ближние соседи. Недавно Киргизия начала экспортировать в Германию воду из ледников Тянь-Шаня. Канистра объемом 25 литров, наполненная тянь-шаньской водой, стоит в Европе 12 долларов. Киргизия собирается расширять рынок сбыта и за счет нового бизнеса надеется серьезно поправить свои финансовые дела: площадь оледенения в Киргизии равняется приблизительно 6500 кв. км, таящих в себе миллиарды кубометров воды. Даже «социалистическая» Белоруссия наладила поставки воды в Арабские Эмираты, Кению и некоторые другие африканские страны. Рентабельность подобных сделок при действующем в стране налоговом режиме превышает 200%.


Новости партнеров

Загрузка...