Квадратура депортации

Размышления у российского подъезда…. иностранного гражданина, русского, родом из Владивостока, волею судеб во младенчестве оказавшегося в Казахстане, а ныне вернувшегося на историческую родину. Вернувшегося не воровать, не обирать россиян, не шпионить в пользу ЦРУ и иных разведок, не на паперти стоять, а работать. Добросовестно внося в бюджет налоги. Да, и еще. Работать не в публичном доме и не в подпольном цехе по производству фальшивой водки, а в газете. У иностранца не часто встречающаяся профессия. Он журналист.


Размышление 1


В апартаменты или на вокзал?


Железнодорожный состав, устало крякнув, в последний раз дернулся и замер. Приехали. Вокзал.


Милая, старая, добрая Вологда! Никогда не бывал здесь раньше, но кто же не слыхивал об этом удивительном городе, который сам есть музей под открытым небом? Вологодское масло, вологодские кружева, наконец, вологодские монастыри — дух захватывает от одного перечисления. И это только так, поверху!..


Однако надо где-то на первое время устраиваться. Выясняю, какие вологодские гостиницы опустошают кошелек, скажем так, в разумных пределах. Есть такие! Подхватываю багаж и через десять минут предстаю перед администратором. Диалог между нами выглядит примерно так:


— Сколько стоит номер в сутки?


— Сто тридцать.


— Пойдет. Давайте бланк.


— Пожалуйста. А вы мне — ваши документы. — Через полминуты, — Так вы иностранец? Тогда к нам нельзя.


— А куда можно?


— В «Спасскую».


— А там сколько стоит номер?


— Четыреста.- Я похож на миллионера?


— Нет. Но у нас строгая инструкция: иностранцев селить только в престижные гостиницы.


— Понимаете, моя фамилия Шевченко. Шев-чен-ко. Не Рокфеллер и не Гейтс…


— Понимаю, но ничем помочь не могу.


Та-а-ак. Все-таки в одну колонну с американцами вставать трудненько. Порвать на ходу штаны — раз чихнуть. Остается ночевать на вокзале, поскольку власти города, дабы не рисковать имиджем северной жемчужины, наказали импортных гостей селить лишь в апартаментах.


Хорошенькое дело! А главное, выбор богат: или в хоромы, или к вокзальным бомжам. Выбирай не хочу.


Откровенно говоря, предательская мыслишка по поводу неких моих прав на самостоятельное решение, где и за сколько жить, в голову закралась, но героическими усилиями я ее отогнал. Законопослушность — единственное, что хоть как-то позволяет чувствовать себя человеком. Нарушишь что, горя — не оберешься. Вмиг будешь вне закона.


Размышление 2


О строительстве суверенитета в отдельно взятой голове


Гордая осанка — это красиво. Однако демонстративная суверенность Казахстана по отношению к России и наоборот не только не восхищает, но даже не печалит и не раздражает. Уж скорее смешит. Пуповина-то общая. Сколько не тужься, а половина населения государства, южного соседа, чистейшей воды соотечественники россиян, и эта самая половина — хоть ты ее режь! — все равно гнет свое и чувствует себя в Российской Федерации так, как человек и должен чувствовать себя в Отечестве. И уж, конечно, любой из пяти миллионов Казахстанских русских недоуменно таращит глаза, когда, приехав в какой-нибудь тамбовский Козодоев, узнает, что теперь он иностранец. Как австралиец, бельгиец или экзотический коттдивуарец.


Впечатляет. Особенно если учесть, что в ближнем зарубежье застряли порядка двадцати миллионов нынче уже «забугорных» русских и русскоязычных. Представляете, если вся эта армада возьмет и хлынет на историческую родину — хотя бы для того, чтобы не считаться для России иностранцами — ужас!


В чью светлую голову пришла мысль приравнять граждан Казахстана, Украины, Киргизии и тому подобных к американцам и французам? Они что, когда-то бежали из России? Они предали Отечество, отреклись от языка, родной культуры, традиций, поменяли веру? Нет. Так почему же они стали для России чужими? Сомневайся, говорил седобородый философ, одаривший человечество теорией прибавочной стоимости. Не сотвори себе кумира, утверждали древние. Я сомневаюсь. Во всяком случае указ президента РФ о постройке в одну шеренгу кустанайского Иванова и техасского Смита вершиной государственного творчества ВВП не считаю. Не пристало россиянам въезжать сапогом в душу многих миллионов точно таких же бедолаг, как и они сами.


Собственно, можно было бы и перетерпеть разрешения, регистрации, необходимость каждые три месяца отмечаться в милиции. Кабы не ерундовина — чувство унижения. Как там у Булгакова, осетрина второй свежести? Вот этой самой осетриной и ощущаешь себя. Второй, так сказать, свежестью.


Мне не нравится статус иностранца. И никакой суверенитет в моей голове не строится. Хочу я или нет, но любого чиновника, называющего меня иностранцем, я воспринимаю если не как врага, то как недруга. Исключительно по «душевным» мотивам.Безотносительно политической ситуации, державных интересов и буквы целой кучи законов и подзаконных актов.


Размышление 3


О не очень богатых родственниках и дефиците метража


Ура! Нашлось жилье. Вернее, нашлась дальняя-дальняя родственница, которая — до чего же щедрый народ северяне — пригласила пожить у нее. Однокомнатная квартира, конечно, не фонтан, извинилась Катя, но ничего, они с мужем потеснятся и место для ночевки будет. Отличный вариант. К тому же бесплатный.


Что необходимо человеку, прибывшему в российский город? Правильно, временная регистрация. После ряда консультаций в ОВИРЕ определилась контора, где поставят печать на бумажке, разрешающей мне беспрепятственно передвигаться по Вологде и не бояться загреметь в каталажку — всего-навсего домоуправление. Так просто? Просто. Только не «так», как думалось. Оказалось, по Катиному адресу меня зарегистрировать нельзя. Есть инструкция, в которой назван, если можно так выразиться, нижний предел — шесть квадратных метров на человека. До моего приезда с квадратурой у Петровых все было о`кэй, со мной же — увы, пятидесяти квадратных сантиметров не хватает. Сотрудники домоуправления ни на йоту нарушать указания не соглашались.


— Позвольте, но жить я буду у Екатерины. В конце концов она не чужой мне человек…


— Нет. Нельзя. Ищите в Вологде кого-нибудь с достаточной квадратурой, кто согласится вас временно у себя зарегистрировать.


— Во-первых, я никого в городе не знаю. А, во-вторых, вам не кажется, что вы толкаете меня если не на преступление, то на правонарушение — наверняка? Это же откровенный подлог: жить в одном месте, а «считаться жильцом» — в другом? С какой стороны, извините, к этой ситуации приложить Закон?


— М-м-м…


В управлении внутренних дел люди оказались умными. Они за пару минут решили все неразрешимые проблемы, а в ответ на провокационный вопрос относительно неизбежного подлога выразительно посмотрели в глаза, дескать, ты маленький, не знаешь, что законы нередко пишутся левой пяткой и что они, законы, — ничуть не реже! — противоречат тем, что пишутся правой?


В общем, регистрация состоялась. И даже участковый инспектор, выдававший справку о том, что он не возражает, чтобы я жил на «недостаточной площади», не узрел во мне ни серийного убийцы, ни наркоторговца, ни даже резидента агентурной сети Папуа-Новая Гвинея по Вологодской области.


Ох, рано я радовался, наивный иностранец из дружественного, но суверенного Казахстана. Я щурился, как сытый кот, нализавшийся сметаны, на весеннее солнце, и не подозревал, какие черные тучи сгущаются над моей головой. Жутким призраком выползло: депортация.


Размышление последнее


А не пора ли сушить сухари?


Я приехал в Вологду работать. Так получилось, что головная контора, находящаяся в Москве, имеет филиал в Вологде. В этот-то филиал я и приехал. Ясно, как иностранцу мне полагается получить разрешение на трудовую деятельность в (наберитесь терпения и дочитайте до конца) территориальном органе Министерства по делам Федерации, национальной и иммиграционной политики в Вологодской области. Прошло три дня, и, даже не успев временно зарегистрироваться, получаю письмо, вскрываю конверт и читаю: «В соответствии с Указом президента РФ от 16.12. 1993 г. 2146 «О привлечении и использовании в РФ иностранной рабочей силы», Положением к нему и постановлением губернатора Вологодской области от 18.08.1999 г. N541 «О мерах по упорядочению привлечения и использования в Вологодской области иностранной рабочей силы», организация обязана оформить документы, разрешающие работать иностранным гражданам на территории Вологодской области». А дальше и вовсе с ума можно сойти: «Иностранные граждане, въехавшие на территорию РФ с целью осуществления профессиональной деятельности и принятые на работу с нарушением вышеуказанных законодательных актов, подлежат выдворению из РФ…» Хорошо, что не повешению или публичному расстрелу!


В областной прокуратуре, куда я обратился за консультацией насчет того, в самом ли деле Казахстанские граждане могут быть депортированы, по-моему, просто обалдели:


— Ничего подобного у нас никогда не было. Вряд ли вас насильственно выселят…


Слава Богу, что «вряд ли». Вопрос в другом. Адекватна ли кара за неразрешенную работу? Человека уличили в том, что он, иностранец, трудится на Россию. Вот это преступление! Особенно, когда речь идет о русских из самого ближнего зарубежья (о тех, у кого еще несколько лет назад был такой же паспорт, как и у вологжан).


Моя организация вовремя подала необходимые документы в «орган». А если бы не успела? Сушить сухари и собираться в КПЗ?..


Наверняка многие меня поймут. Мы выбираемся из руин, словно из завалов после землетрясения. Пала громадная держава. Так давайте не дадим пропасть людям. Они ведь не куски арматуры, не кирпичи. Они ЛЮДИ. Которых, кстати, в матушке России сегодня уже не хватает.


Новости партнеров

Загрузка...