ПАПИНЫ ДОЧКИ («Танин феномен» — весьма распространенное явление, особенно на просторах бывшего СССР)

Подытоживая свою деятельность, Борис Ельцин в книге «Президентский марафон» одним из самых верных своих решений называет назначение своей младшей дочери Татьяны своим советником. На самом деле то, что Ельцин называет «Таниным феноменом», нельзя рассматривать как сугубо российское явление. В мире немало аналогичных случаев.


…»Мальчик или девочка?» — нетерпеливо крикнул кто-то из парламентариев, ожидавших оглашения результатов голосования за главу правительства. «Девочка», — последовал ответ. Так мир узнал о том, что, опередив своего соперника, дочь Джавахарлала Неру Индира стала премьер-министром Индии.


Последовав ее примеру, еще одна восточная женщина — Беназир Бхутто — подхватила знамя, выпавшее из рук отца — Зульфикара Аль Бхутто, премьер-министра Пакистана, свергнутого в 1977 году и казненного через два года. История же дочери экс-президента Индонезии Сухарто Тютюк, возглавлявшей в свое время правящую в стране партию «Голкар», оказалась менее захватывающей, завершившись одновременно с отцовской карьерой.


Немало женщин в политике и в западных странах, но «папины дочки» здесь все же предпочитают оставаться имиджмейкерами, иногда подчеркнуто демонстрируя свое влияние на отца (как француженка Клод Ширак), а порой держась в тени (как, например, дочь президента Италии Марианна Скальфаро). Даже когда Скальфаро после избрания отправился в палату общин произносить речь, она отказалась от зарезервированного для нее места на главной трибуне, самой престижной, а предпочла вместо нее более скромную.


Сама Татьяна утверждает: «Если бы папа не стал президентом, у меня была бы совсем другая жизнь». Кто бы сомневался! Но родителей, как известно, не выбирают, вот и пришлось ей из хорошего (по словам отца) программиста, занимающегося расчетом траекторий космических летательных аппаратов, переквалифицироваться в имиджмейкера. А теперь, говорят, за право направить Татьяну Борисовну своим представителем в Совет Федерации борются несколько регионов.


Первой из дочерей сильных мира сего официальным имиджмейкером собственного отца стала Лусия Пиночет. Хотя сам генерал надеялся, что дело его жизни унаследует сын Аугусто, названный в честь отца и внешне очень на него похожий. Но именно Лусия чаще стала появляться рядом с отставным Пиночетом в поездках по стране, занялась благотворительной деятельностью как член правления Фонда генерала. Она поставила задачу: показать чилийцам образ «генерала без мундира», такой, каким его знают члены семьи. И, надо сказать, преуспела в этом.


Что касается ее аргентинской соседки — взбалмошной Сулемиты Иома, постоянного персонажа светской хроники, то ее участие в политической жизни отца — президента Карлоса Менема — в основном ограничивается сопровождением высокопоставленного папы в его заграничных поездках, например, во время официального визита аргентинского президента в Москву.


Дочь президента Украины Леонида Кучмы Елену трудно отнести к политтехнологам. Ее скорее рассматривают как возможность для знакомства и сближения с президентом. Лучше всего пока это удалось ее двум мужьям. Один из них был известен как «владелец Крыма», а нынешнего — Виктора Пинчука, связанного с партией номенклатуры — «Трудовой Украиной», -называют «стальным королем Украины».


Дарига Назарбаева — одна из трех дочерей (младшая из них замужем за сыном президента Киргизии Акаева) Нурсултана Назарбаева благодаря такому родству тоже не последний человек в Казахстане. В качестве президента ЗАО «Хабар» — главного государственного телеканала она вместе с мужем, который с некоторых пор владеет крупнейшим в стране медиа-холдингом «Информатика» (помимо этого, он — генерал службы национальной безопасности, вице-министр госдоходов, глава фирмы «Сахарный центр» и налоговой полиции Казахстана), контролирует практически все крупнейшие электронные и печатные СМИ страны.


Но самой известной из «ныне действующих» президентских дочек является «первая дочь» Франции Клод Ширак. С тех пор, как она помогла отцу победить на президентских выборах 1995 года, Клод стала наиболее доверенным советником Жака Ширака, изолировав и практически оттеснив даже «первую леди», свою мать Бернадет. Во время выступлений или пресс-конференций Ширак всегда ищет взглядом дочь в переполненном зале, и если теряет ее из виду, то с беспокойством спрашивает: «Где Клод?»


До сих пор пресса щадила Клод, но теперь журналисты все больше ее критикуют. Осенью во Франции увидела свет книга «Ширак: отец и дочь», в которой авторы осуждают ту власть, которую Клод Ширак имеет над отцом. По мнению некоторых его советников, Ширак поставил себя под полный контроль «мадам дочери», позволяет себе даже прерывать заседания, чтобы спросить ее совета, позволяет ей упрекать себя на публике.


Почему же именно дочери, а не сыновья в определенный момент оказываются ближе и необходимее своим отцам-политикам?


По мнению руководителя Института групповой и семейной психотерапии Леонида Кроля, взаимное влияние высокопоставленного отца и дочери, как правило, больше, чем в случае с сыновьями. Взаимодействовать с последними сложнее. Активные, жесткие отцы или подавляют их, или же сыновья двигаются в другую сторону.


Кроме того, в таком традиционно «мужском» обществе, как российское, где женщинам по-прежнему отводятся второстепенные роли, к дочерям политиков окружение относится менее ревниво. Мужское окружение, подспудно считая, что на женщин легче влиять, рассматривает дочек как инструмент воздействия на родителей, подыгрывает им. Ну и, наконец, для политиков появление на публике с дочерью — один из способов бессознательного омоложения, все та же работа на имидж, которая не прекращается ни на минуту, даже если политик и рад бы заняться более серьезными вещами.


***


P.S. Кстати, у президента Владимира Путина подрастают сразу две дочери. Еще один, как теперь принято говорить, мощный ресурс.


Новости партнеров

Загрузка...