Пачкуны

Газета “Караван” замаралась очередным “спецназом” Эрика Нуршина “Маска, я тебя знаю”. Про Эрика много объяснять не надо. Есть у него специальная газетка под его пачкучий талант и есть кому ее оплачивать. Как говорится, свобода слова и предпринимательства, а на вкус и цвет товарищей нет. Но “Караван”-то – это же бывшая наша лучшая газета. Она и сейчас не моветон – хорошая бумага, разноцветные страницы…


Но дураков ведь меньше, чем кое-кому бы хотелось. Большинство народа все понимает – где, что и почему публикуется. Очередное печатное паскудство направлено против Гульжан Ергалиевой и слеплено ради финальных слов в нем: “(Ергалиева) больше достойна звания нечистого на руку коммерсанта, нежели независимого журналиста, и уж тем более – борца за интересы народа”. Есть две причины, по которым “спецназовец” так засуетился. Первая: подпись Гульжан от имени партии Народный конгресс (вместе с “Азаматом”) под письмом в ОБСЕ, парламенту и правительству с отказом от участия в третьем заседании “круглого стола”. Вторая – бандитское нападение на семью Гульжан, случившееся после второго заседания КС.


Пачкун потрудился старательно. Схема такая: а) Ергалиева неполномочна представлять Народный конгресс; б) партия “круглый стол” не покидала – “в Астану был делегирован член политисполкома НКК Геннадий Толмачев”; в) псевдолидерство потребовалось Гульжан, чтобы придать политический окрас случившей против нее уголовщине; г) отсутствие “политики” уже доказано, дело раскрыто, главарь банды пойман; д) Гульжан “богатенькая”, ограблена была в “дорогущем особняке” (то есть читатель должен сообразить, – справедливо ограбили). Тем более что: е) богатство у нее – неправедное, нажитое незаконной коммерцией в годы директорства в Межгосударственной телекомпании “Мир”.


По этой же схеме отвечаю:


дела партии, с согласия ее исполкома и по решению председателя НКК О.Сулейменова, ведет именно Гульжан Ергалиева. Олжас Омарович по телефону подтвердил мне, что все принципиальные вопросы, в частности и позиция на “круглом столе”, с ним согласованы.


Толмачев. Действительно, есть такой литератор. К партии НКК давно не имеет отношения. Членом исполкома числился, пока не снялся в платном предвыборном ролике “хромово-алюминиевой” партии. Я, мол, член исполкома Народного конгресса, но призываю голосовать за Гражданскую партию! На что Олжас, светлая душа, сказал партактиву и Геннадию: “Из партии Толмачева исключаем, но в кругу друзей оставляем…”.


Сам Толмачев продиктовал мне вот что: “В моем интервью газете “Доживем до понедельника” об НКК и ее лидерах Э. Нуршин вырвал одну цитату и без моего ведома, тиснул ее в “Караване”, в придачу соврав, что я делегирован от нашей партии в Астану”.


Подобного рода творческих личностей у нас всегда хватало. При зарождении “Азамата” в “АиФ-Казахстан” вышло письмо “Не можем молчать!” за 74 подписями, а через неделю “Казправда” опубликовала отказ семерых от самих себя. И мне было и обидно, и непонятно: ценой моей подписи был пост министра, а эти-то зачем подписывались? Но вскоре увидел одного из тех артистов в рекламе мешков с сахаром (кстати, в “Караване”!) и морально удовлетворился.


Теперь – о бандитах. 25 января в Астане мы с Гульжан от имени наших партий делаем заявление, явно “напрягающее” некоторых официозных участников “круглого стола”. Это заявление поддерживает А.Косанов. Через пять дней ко мне домой, а потом и к председателю исполкома “Азамата” П.Паку являются бандиты, наносят ему тяжелые ранения и требуют что-то прекратить. Позже наемники нападают на дом Гульжан, калечат сына и мужа, излечение которого до сих пор под вопросом. Наконец, под провокации попадает и Косанов.


Совпадение уголовщины с политикой — факт не просто известный, но и находящийся под международным вниманием. Пока преступники не будут преданы суду, это будет считаться политтеррором.


Пока следствие не добыло ничего существенного. Об этом Гульжан написала министру внутренних дел. В частности, и о том, что у начальника Алматинского ГУВД генерала Касымова, поторопившегося сообщить, что дело “почти раскрыто” и об отсутствии в нем “общественной подоплеки”, нет оснований для таких утверждений.


По делу Пака вообще ничего нет, и дело Гульжан тоже провально для сыщиков. Но они заранее видят отсутствие в них “политики” – это разве не политика?


И статья в “Караване” – это тоже политика. Ведь зачем понадобился Эрик? Чтобы он от себя наплел то, что официально не удается выдать за профессиональный результат.


Кстати, этот “независимый” “журналист” — он откуда берет свои “сведения”, составляющие тайну следствия? Не оттуда ли, откуда к нему пришли и “секреты” закрытой акционерной телекомпании “Мир”?


Пять лет назад Н.Назарбаев с десятью другими президентами СНГ подписал Межгосударственное соглашение о предоставлении преференций МТРК “Мир”, а Совет глав правительств утвердил проект телерадиокомпании с бюджетом в 500 миллионов долларов. Торговые льготы и должны были служить источником финансирования. Наверное, это не самое удачное решение. Но не Гульжан его придумала и не она коммерцией занималась. Была бы хоть какая зацепка – давно бы за нее ухватились. Здесь востребовался именно такой пакостный Нуршин. Кто еще просто ляпнет про “расхитителя государственных средств”?


Кому надо еще про Гульжан Ергалиеву рассказать? Все казахстанцы могут гордиться журналисткой Гульжан. Тем более что с настоящими мужиками в смысле гражданственности большая напряженка выходит. Как же мало надо иметь в себе мужского начала, чтобы так вот травить не просто неугодного политика, но и женщину! Бандиты убивали ее семью, но Эрик нашел и здесь повод для глумления.


Нет, лично к Эрику Нуршину у меня претензий нет, поскольку знаю его давно. По-своему, он тоже – наше “национальное достояние”. Попробуй найти второго такого! Не каждому везет получать зарплату за купание в естественной для себя среде. Бог с ней — с его зарплатой. Другое тревожит.


Аульные парни подались в бандиты, влезли в дом, построенный народным поэтом Хамитом Ергалиевым, подняли руку на старших, пытали женщину — это ли не отражение национальной трагедии?


Профессиональная беспомощность полиции — разве не видна за этим угроза национальной безопасности?!


Упорное молчание официальных должностных лиц по поводу известных в стране и за ее рубежами уголовных преступлений против известных политиков – разве это не позор для нормального государства?


Конечно, “спецназ” Эрика Нуршина удобен – он всегда под рукой. За суд, за прокуратуру, за МИД, за парламент – он всегда найдет что сказать. Но если Эрик говорит, а те, кому положено ответствовать, молчат, то что прикажете думать?


Новости партнеров

Загрузка...