Двойные стандарты ОБСЕ вызвали бурю в стакане воды


28 апреля 2001г. в Алматы при закрытых дверях состоялась встреча Президента Парламентской ассамблеи ОБСЕ Адриана Северина с 6-тью общественными деятелями Казахстана.


Не приглашенные на эту встречу представители партий власти устроили пикет перед зданием, где размещается офис Центра ОБСЕ в Алматы.


О том, что происходило за закрытыми дверями рассказывает Президент АСиП Бахытжамал Бектурганова из Алматы


В электронных и печатных СМИ РК короткой строкой прошла информация о предстоящем официальном визите главы Парламентской ассамблеи ОБСЕ Адриана Северина в страны Центральной Азии, включая Казахстан. В рамках визита в нашу страну у г-на Северина были запланированы 2 встречи: с представителями общественности – 28 апреля и руководством Казахстана – 3-4 мая.


Накануне встречи г-на Адриана Северина с казахстанской общественностью мне позвонил аналитик по политическим вопросам Центра ОБСЕ в Алматы Эрик Коллингс и предложил поучаствовать в ней. Помимо меня в список приглашенных на эту встречу вошли еще 5 человек. Это: Гульжан Ергалиева (зам. председателя партии НКК),Амиржан Косанов (председатель исполкома РНПК), Петр Своик (лидер ДПК “Азамат”), Раушан Сарсембаева (лидер ДПЖК), Сейдахмет Куттыкадам (лидер “Орлеу”).


В субботу, 28 апреля 2001г. в офисе Центра ОБСЕ в Алматы наша встреча состоялась. Она имела камерный характер (речь идет об ограниченном составе участников) и прошла при закрытых дверях. Как мне объяснил Эрик Коллингс, такой формат встречи был продиктован интересами целесообразности: обеспечить открытый уровень обсуждения, относительно свободный от рамок регламента.


Неожиданно для организаторов и участников встречи она началась с громкого, публичного скандала, устроенного не приглашенными на встречу представителями партий власти и проправительственных структур, предводительствуемых лидером ГПК Азатом Перуашевым.


Небольшая группа представителей ГПК, “Отана”, партий “Возрождения Казахстана” и “Алаш”, а также Русского Союза Казахстана провели пикет прямо под окнами офиса Центра ОБСЕ в Алматы, где в это время проходила встреча.


Обступившие пикетчиков телекамеры жадно фиксировали их обвинительные спичи в адрес ОБСЕ и применяемой ею политики двойных стандартов по отношению к Казахстану. Демонстрационный эффект этой акции, широко растиражированной республиканскими и местными телекомпаниями, придал скандально начавшейся встрече главы Парламента ассамблеи ОБСЕ с 6-тью казахстанскими деятелями неблагозвучную публичную огласку.


“Буря в стакане воды” – так можно было бы назвать акцию пикетчиков. Однако, наблюдавший за ней по ТV политолог Нурбулат Масанов убежден, что речь идет о “заранее спланированной провокации, имевшей целью сорвать встречу, привлечь к ней негативное внимание общественности”.


По мнению Нурбулата Масанова: “Это политический способ шантажа ОБСЕ и самый яркий сигнал того, что правящий режим не готов и не будет вести конструктивный диалог с Западом и внутри страны ни по одному из базовых вопросов демократии, касается ли это соблюдения прав человека и свободы слова, или свободного волеизъявления народа. Главное заблуждение ОБСЕ, граничащее с некомпетентностью, состоит в том, что она надеется мелкими шажками подтолкнуть авторитарные системы ЦА к демократии. Это розовые мечты в никуда. В своем заблуждении ОБСЕ исходит из ложной презумпции, что большой угрозы принципам демократии авторитарные режимы не несут. Главное – выстроить некие институциональные структуры, кумулятивные действия которых окажут со временем демократизационный и мультиплицирующий эффект на авторитарные режимы. Это тупиковая политика ОБСЕ, потому что авторитарные системы адаптируют любые демократические институты под себя. На огромном постсоветском пространстве сформировался мощный антидемократический, диктаторский блок: Россия, Украина, Беларуссия, вся Центральная Азия, Закавказье. К нему примыкает и инкорпорируется в его состав Китай, Средний Восток (Пакистан, Афганистан, Иран, Ирак и др.). Их объединяет и консолидирует то, что они против прав человека и демократических свобод. Субботнюю акцию проправительственных структур надо правильно понимать и оценивать. С одной стороны, режим говорит ОБСЕ: мы не будем принимать на себя обязательства приводить избирательное законодательство в соответствие со стандартами ОБСЕ; с другой – он проверяет, насколько ОБСЕ готова на уступки, какие слабые места есть в позиции самой ОБСЕ.”


Обо всем об этом шел жесткий разговор и на встрече между представителями казахстанской общественности и Президентом Парламентской ассамблеи ОБСЕ г-ном Адрианом Северином.


За время пребывания Казахстана в составе членов ОБСЕ в республике, по мнению большинства участников встречи, резко ухудшилась ситуация в области прав человека и свободы слова, а во внутренней политике произошел фактически автократический поворот. На мой вопрос: Существуют ли институциональные механизмы дисциплинарного воздействия на государства – членов ОБСЕ, не соблюдающих международные стандарты в области демократии и права? – г-н Северин ответил, что таковых у них нет. По его словам, ОБСЕ не имеет эффективных рычагов влияния на своих членов для выполнения принятых ими на себя обязательств по соблюдению международных стандартов ОБСЕ.


В подтверждение своих слов г-н Северин заметил, что не надо думать, будто ОБСЕ – это только демократические страны, которых в мире не так уж много. ОБСЕ – это еще и авторитарные страны, которых большинство. Понимал ли г-н Северин, что своим “откровением” он устроил аутодафе не только себе, но и ОБСЕ, чью Парламентскую ассамблею он возглавляет? За этим откровением фактически стоит идейный, институциональный кризис ОБСЕ и в ее лице Западной демократии.


Справедливости ради надо отметить, что лидер ГПК Азат Перуашев не так уж далек от истины, говоря о двойных стандартах ОБСЕ. Имея в своем составе демократические и недемократические страны, эта организация вынуждена говорить на языке двойных стандартов. Стоит ли удивляться тому, что правящий режим Казахстана “платит” ОБСЕ по двойному счету: на словах – демократия, а на деле – ее антипод в виде некоего эрзац-заменителя.


По глубокому убеждению г-на Адриана Северина, у ОБСЕ нет иного пути, кроме как не спеша, маленькими шажками “строить” круглые столы и рассаживать за них представителей оппозиции и власти в авторитарных государствах. А поскольку глубина убеждения президента Парламентской ассамблеи ОБСЕ измерялась им исходя из масштаба собственного опыта, отдельные участники встречи с казахстанской стороны позволили себе с ним не согласиться, сославшись на свой опыт.


Тема круглых столов по подготовке поправок к Закону РК о выборах, начатых в Казахстане под эгидой ОБСЕ, и стала главным предметом обсуждения в ходе встречи.


Обсуждение проходило в жестком ключе: откровение – на откровение. Позиции главы Парламента ассамблеи ОБСЕ “все, что ни делается – к лучшему” была противопоставлена контрпозиция казахстанских участников “хотели как лучше – получили как всегда”. Отклоняющийся случай от общей позиции казахстанской стороны на этой встрече – лидер ДПЖК Раушан Сарсембаева.


Суть разногласий состояла в следующем. Под эгидой ОБСЕ была создана рабочая комиссия и начата серия круглых столов по подготовке поправок к Закону РК о выборах с учетом рекомендаций ОБСЕ. Рабочую комиссию возглавила председатель ЦИК Загипа Балиева – главный объект критики со стороны демократической общественности в связи с массовыми фальсификациями и нарушениями избирательного законодательства в ходе выборов. В состав рабочей комиссии были допущены 4 оппозиционные партии (КПК, РНПК, НКК, “Азамат”), которые будучи в меньшинстве не могут оказать никакого влияния на ход обсуждения и характер готовящихся поправок к Закону РК о выборах. Их присутствие в составе комиссии устраивает обе стороны – казахстанскую власть и ОБСЕ. 1-ая может во всеуслышание заявить, что поправки-демократичные, поскольку готовятся под эгидой ОБСЕ, а в их обсуждении и разработке принимают участие оппозиционные партии . 2-ая может со спокойной совестью отметить галочкой, что маленький шажок в нужном направлении сделан, видимость демократии соблюдена.


Но неожиданно этот ход событий нарушили 2 партии – НКК и “Азамат”. По завершении 2-х круглых столов лидеры этих партий заявили о невозможности своего участия в очередном круглом столе до тех пор, пока не будут решены 2 вопроса:


1. Не ограничивать работу круглых столов только Законом о выборах, а рассматривать его вместе с Законом о политических партиях


2. Заменить руководителя рабочей комиссии Загипу Балиеву.


Это заявление было сделано 25 января. Вскоре после этого были совершены терракты против председателя исполкома ДПК “Азамат” Платона Пака и семьи заместителя председателя НКК Гульжан Ергалиевой. Петр Своик и Гульжан Ергалиева связывают эти терракты со сделанным ими заявлением. Между тем, власти до сих пор не отреагировали на эти терракты и не дистанцировались от них.


Обошел их молчанием и президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ, что является весьма характерным симптомом мимикрии, прохоисдящей с этой международной организацией. ОБСЕ приобретает покровительственную окраску — полезную для авторитаризма, но не для демократии.


Заявление оппозиционных партий вызвало недовольство у г-на Адриана Северина: “ОБСЕ тратит силы, время, средства, чтобы хоть как-то, с помощью круглых столов достичь хотя бы маленького результата. А “слабые” оппозиции в авторитарных странах делают все по-своему”. Его настоятельное требование отозвать заявление и продолжить участие в работе круглых столов встретило возражение со стороны Петра Своика: “Будет плохой результат. Возможно ОБСЕ он устроит, а партию “Азамат” – нет”.


В ходе встречи 3 участника круглых столов, представляющих оппозицию, отметили, что проведение круглых столов в том виде, в каком они проходят сейчас, нецелесообразно, поскольку ожидаемые поправки фиксируют прежнюю систему фальсификаций, но в более изощренной форме. Слабая надежда на то, что логика аргументов должна произвести адекватное впечатление на г-на Северина не оправдалась.


Все, что полагалось сказать по протоколу встречи, было сказано: ОБСЕ обещало поддерживать казахстанскую оппозицию, а последняя – ОБСЕ.


Не обошлось и без курьеза. Мой вопрос: Какое отношение имеет “демократическая” приставка к партии деловых женщин, известных своей лояльностью к правящему режиму? – Раушан Сарсембаева оставила без ответа. Курьезность ситуации состояла в том, что лидер ДПЖК, дистанцировавшаяся от оппозиции, обратилась к главе Парламента ассамблеи ОБСЕ с просьбой (или предложением) обеспечить безопасность лидеров оппозиции и членов их семей, поскольку последние подвергаются физическому насилию со стороны властей. Либо это был акт гражданского мужества за закрытыми дверями, либо ДПЖК может поспорить с ОБСЕ по части искуссного владения средствами мимикрии.


Не для протокола: Итоги нашей встречи с президентом Парламентской ассамблеи ОБСЕ довольно неоднозначные. Без комментариев.


Новости партнеров

Загрузка...