Свобода и страх

Время стремительно бежит назад. Вера в будущее тает, люди устали от эксклюзивного реформирования сверху. Все знают всё об источнике бед, но народ упорно в испуге молчит, забыв даже об отдушине кухонных разговоров. И это страшно. Идет регулярное воспроизводство, а не решение проблем. Деятельность прикупленных СМИ создает эффект “привыкания”, вяжет волю, насаждает смирение. От призыва президента к приближенным приступить к созданию правящей партии веет холодом 37-го года. Полиция и суды прочно превратились в пугало для народа. Поистине, кафкианский мир. Самая популярная мечта в Казахстане – уехать в Канаду или Австралию. Нормативная демократия в действии.


“Наезд” Э. Нуршина в последнем номере “Каравана” на Гульжан Ергалиеву не случайность, черный “пиар” (Public Relation) налицо. Здесь и мнение писателя с одиозной репутацией, впрочем, явно вырванное из контекста, здесь и ссылка на “некоторую информацию”, которая, по сути, есть достояние правоохранительных органов. Последние, как известно, в иной ситуации с гневом принимают меры при утечке подобной информации.


Треугольник “Караван”–КТК–“Доживем до понедельника” давно стал ямой, куда хозяева этого медиа-холдинга сливают через “Нуршиных” материалы на неугодных им частных лиц. Но нападение на семью Гульжан Ергалиевой и публикация в “Караване” настолько логически взаимосвязаны и схожи по почерку исполнения, что напрашивается вопрос: не звенья ли это одной цепи? От автора статьи в “Караване” уже давно шарахаются при встрече, боясь испачкаться, имеющие хоть каплю соображения граждане. Глупо взывать к его совести, но ты хотя бы промолчи, не спекулируй так явно на беде людей.


Свобода и страх. Два полярных понятия. Одно – мечта вожделенная, другое угнездилось прочно в генах людей и в исторической памяти народа, сковывая всякие мысли о новой демократической революции. Тихая, бархатная революция, называйте как угодно, но она в условиях авторитаризма будет актуальна всегда, хотя совсем не хочется вести разговор в революционных терминах. Безвольное, лишенное доступа к рычагам государственного управления общество безропотно взирает на бесконечные постановочные трюки властной верхушки. Западный мир после длительного раздумья прогнулся перед авторитаризмом, и это симптоматично. Это диагноз нам, нашему обществу.


Поле свободы сегодня ограничено. Так, маленький пятачок. Границы этого поля отсутствуют, вероятно, только при анархии, и предельно узки при тоталитаризме. Это крайние случаи. Бывает, что они расширяются на какое-то время, например, на период избирательной кампании, чтобы потом вернуться в прежние пределы. И ценность такой телепередачи, как “Общественный договор” Гульжан Ергалиевой на “31 канале” определяется прежде всего тем, что в условиях нарастающего страха она демонстрирует людям возможность и необходимость обсуждения важнейших проблем самыми разными срезами общества. По сути, программа “Общественный договор” демонстрирует телезрителям сегодняшнее реальное поле свободы, в рамках которого можно и нужно пытаться вести диалог в режиме «общество – власть», как полагается в гражданском обществе. Поэтому и бандитское нападение на семью Гульжан, и провокационная статья в “карманной” газете – это грубые и бесцеремонные шаги к сужению поля свободы со стороны тех, кто посчитал, что народ необходимо держать в несвободе, что он, народ, смолчал раз, смолчал два, а значит, можно без опаски отхватить у него еще кусок.


Меня всегда смущала Бахытжамал Бектурганова, когда она решительно и невежливо называла свой народ быдлом именно за его трусость и социальную апатию, что, конечно, не красит ее как политика, ибо о твоем народе так может говорить только посторонний. Но в то же время трудно не признать ее горькую правоту.


Вступая в должность президента США в 1933 году в разгар Великой депрессии, Франклин Рузвельт сказал: “Есть только одна вещь, которую мы должны бояться – это сам страх”. Нужно ли говорить о том, что наше общество сегодня находится в глубоком депрессивном состоянии? Еще очевиднее, что не избавившись от страха, не убив в себе раба, невозможно мыслить вожделенную свободу. Потому что функционеры во власти, не встречая общественного противодействия своему чисто биологическому стремлению к перманентному ограничению свобод назойливых граждан, будут творить зло бесконечно. Предел этому злу может обозначить только общественное противодействие, только ты, гражданин Великой степи. Где же твой мятежный дух?


Новости партнеров

Загрузка...