Кому из оралманов в Казахстане жить хорошо?

Ровно месяц тому назад, 22 марта, агентство “Интерфакс-Казахстан” передало из северной столицы весть о том, что в присутствии главы государства 15 семьям оралманов (казахов-репатриантов, вернувшихся на историческую родину) были вручены ключи от новых квартир. Знаменательно, что это событие произошло именно в день десятилетия прибытия в Казахстан первой группы зарубежных казахов, решивших переселиться на историческую родину. Это было в 1991 году. С этого времени берет свое начало непрерывно продолжающийся вот уже десять лет процесс репатриации. То что власти, несмотря на острую нехватку в новой столице жилья даже для приглашенных извне государственных служащих, не только сочли нужным отметить такую дату столь щедрым жестом, но и изыскали для этого необходимые возможности, однозначно говорит о значении, которое они придают вопросу оралманов.


***


В конце прошлого года такое же отрадное событие произошло и в южной столице. Мэр В. Храпунов предоставил квартиры нескольким десяткам семей оралманов, проживающих Алматы. Такие новости, конечно, радуют. Но даже на их фоне нельзя, наверное, игнорировать те, скажем так, странности, которые имеют место в деле воздаяния должного представителям этой категории населения.


Как известно, состав проживающих сейчас в стране оралманов весьма и весьма неоднороден. В стране прежнего проживания одни занимались физическим трудом, другие – умственным. Среди них есть инженеры, артисты, художники, писатели, музыканты и т.д. Немало и таких, которые выучились в лучших вузах России, Польши, Чехии, Болгарии. Вообще, к примеру, казахи, прибывшие из Монголии, по числу специалистов с высшим образованием в соотношении к общему количеству, можно сказать, ничуть не уступают местным казахам. А по общему уровню вузов, в которых они учились, если иметь в виду данные за социалистический период, — пожалуй, даже превосходят. Ибо мало кому из нас, казахстанских казахов, в советское время приходилось учиться в институтах и университетах Варшавы, Будапешта, Праги и Софии. А вот многие монгольские казахи не только выучились там, но подолгу жили и работали там. То есть у них есть не только добротные знания, но и уникальный для казахов опыт жизни. Среди них нередко встречаются не только хорошие специалисты в какой-либо области, но и знают по 5-6 языков. Эти люди без преувеличения представляют из себя потенциально большой интеллектуальный капитал для такого молодого, только формирующего свой контингент кадров по международным делам государства, каким является Казахстан. Поэтому я не согласна с мнением Джанибека Сулеева (см. “Мегаполис” от 13.12.2000), который напрасно ставит под сомнение качество высшего образования, полученного немалым количеством оралманов. Никто из них не находит себе применения в тех сферах, где они могли бы принести наибольшую пользу своей вновь обретенной исторической родине совсем не из-за того, что их профессиональная подготовка уступает подготовке местных казахов. Профессиональная невостребованность оралманов наводит на мысль, что это вовсе не случайно… Или есть какое-то негласное решение, поражающее их в правах в этой части. Иными словами – не позволяющее привлекать их на ответственную должность в системе госслужбы, а также в область международных отношений. Или все эти вакансии распределяются строго между издавна существующими номенклатурными кланами, к которым оралманы в силу известных причин никакого отношения не только не имели, но и просто не могли иметь. В любом случае, вряд ли такая реальность служит во благо Казахстану. А то, что она указывает оралманам на их неполноценность в качестве граждан нашей страны, — это уж точно.


Другая странность заключается в глухоте властей и общества к нуждам самых выдающихся людей из оралманов на фоне довольно часто происходящих акций по облагодетельствованию представителей этой категории населения в целом. Возьмем в качестве примера судьбу только двоих из них — Жамлихи Шалулы и Кабыкея Акмерулы. Первый из них может быть занесен в анналы истории казахской литературы хотя бы из-за того, что за десятилетия прежней творческой работы перевел на монгольский язык и издал всю казахскую классику – от М.Ауэзова и С.Муканова до современных авторов. А второй вполне заслуженно прозван “Затаевич монгольских казахов”. По сути дела, тут речь идет о патриархах литературы и музыкального искусства. Монгольские власти в свое время воздали должное их заслугам. Они имели награды и социальные блага на уровне, соответствующим представителям государственной элиты. Оказавшись еще в начале 90-х годов в Казахстане, эти корифеи монгольской казахской культуры оказались “задвинуты” на районный и даже сельско-аульный уровень. Больше (если это слово уместно в данном случае) повезло Жамлихи Шалулы. Он живет в Каскелене, неподалеку от Алматы, культурной столицы страны. Живет на мизерную пенсию с большим семейством, испытывает отчаянную нужду. Еще больше гнетет его то, что власти совершенно не замечают ни его самого, ни его обращений. Например, он столько раз просил предоставить ему жилье в Алматы. Но результат, что называется, нулевой. И это на фоне торжественных реляции о предоставлении квартир десяткам и десяткам оралманов в обеих столицах… Кабыкей Акмерулы живет в ауле Уйгентас бывшей Талдыкорганской области. Вот что пишут о нем казахские газеты: “За эти годы никто не протянул ему руку помощи, посчитавшись с тем, что он выдающийся деятель культуры. Он прозябает в далеком ауле — больной, забытый всеми”. К этому добавить нечего. Только возникает вопрос: если от щедрот государства ничего не достается даже таким выдающимся людям, кому из оралманов они вообще достаются?


В прошлом году летом в Алматы проходило большое мероприятие, посвященное 60-летию Жамлихи Шалулы. Из административных органов и организаций, имеющих отношение к оралманам и литературе, пришли одни лишь заместители с дежурными дарственными чапанами. А вот с монгольской стороны пришел Чрезвычайный и Полномочный Посол. И он присутствовал до конца, хотя вечер длился много часов. Целью его организаторов было, очевидно, привлечение внимания к персоне этого именитого человека. Но реальную помощь впоследствии ему оказал лишь Фонд “Сорос-Казахстан”, выделивший 500 долларов.


В этом году состоялся творческий вечер Кабыкея Акмерулы. И пока нет никаких известий о том, что он имел благоприятные последствия в плане решения его насущных проблем.


P.S. Кстати, на недавних парламентских баталиях при дележке 25 миллиардов тенге определенная часть этой суммы была выделена на строительство жилья для оралманов…


Новости партнеров

Загрузка...