Опиум для народа?

От редакции. Статью Нинель Фокиной по нашей просьбе комментирует наш постоянный автор — Антон Птиц. Надо сказать, что этот автор высказывает очень неординарные мысли по очень тонким вопросам. Редакция не во всем согласна с ним, но считает необходимым опубликовать его точку зрения хотя бы для того, чтобы избавиться от “черно-белого” восприятия такого сложного и деликатного вопроса, как реформирование религиозного поля Казахстана.


Статья Нинель Фокиной — стандартная статья правозащитника с такими же стандартными аргументами, одним словом, ничего нового.


Как пишет автор “переворот в моем насквозь пионерско-комсомольском сознании начался только в декабре 1986 года” и далее длился целых 5 лет… Это же надо, прожить целую жизнь и только в 86-м понять всю порочность “системы” и повернуть в прямо противоположную сторону на 180 градусов. Значит, вся жизнь до 86-го года прожита напрасно? Можно понять “диссидентов”, которые осудили “порочность системы” еще в 60-х — 70-х. Но в 86-м это уже было ясно каждому ребенку. А за несколько лет так называемой “рыночной демократии” большинство населения уже успело сравнить ее с “советской системой”, понять, что далеко не все было так плохо, и горько пожалеть о том, что так бездарно и бесповоротно разрушенно. Я думаю, что г-же Фокиной сегодня вряд ли бы удалось получить образование в элитном и “просвещенном городе Томске”. Но как говорится, бог вам судья, госпожа Фокина. В конце концов, вы отрабатываете полученные гранты, и с этой точки зрения осуждать вас нельзя: работа есть работа…


И еще насчет заголовка статьи: “а завтра придут за нами”. Не бойтесь, никто за вами не придет, не набивайте себе цену, вы не опасны, потому что банальны. Вы сами придете, когда у вас кончатся гранты…


Теперь о главном. А главное — это анализ того, что вообще сегодня из себя представляет религия, и кому она выгодна.


Вообще традиционные христианство и ислам заслуживают большого уважения, но только(!), как религии, как символы веры и, главное, как понимание мира и места человека в этом мире. (Об иудаизме разговор особый, этот вопрос здесь разбирать не будем). Все остальное следует отнести к язычеству. Ислам и христианство наиболее органично соответствуют евразийскому традиционному укладу. Именно они должны создать и укрепить религиозное сознание у народов Евразии. А только религиозное сознание может создать объективные предпосылки для консолидации народов в их противостоянии либерально-рыночному Западу, насквозь пропитанному торгашеством и живущему сейчас за счет Востока и за счет нас с вами в том числе.


Рассмотрим, что же из себя представляют казахстанские конфессии и как на них могут повлиять упомянутые поправки к закону. Предварительно заметим, что к данным поправкам не может быть однозначного отношения, вопрос слишком сложен.


Политический ислам. Это официальный ислам, почти полностью контролируемый государтвом. В Казахстане он очень слаб именно в идеологическом смысле. Наличие структурно организованного иерархического духовенства, берущего на себя роль посредника между верующими и Богом, делает официальный ислам малопривлекательным. Поправки в закон прежде всего направлены на усиление и укрепление политического ислама. И для него они очень позитивны.


Реальный ислам. Ислам, существующий в виде отдельных общин, отрицающих и не признающих никаких посредников между верующими и Богом. Это наиболее перспективная сила в Казахстане, быстро развивающаяся и по своему влиянию значительно превышающая официальный ислам. Вот это и есть реальная мишень, в которую бьют поправки к закону. Реальный ислам сегодня недоступен ни казахстанским властям, ни Западу. Тот, кто сегодня найдет альянс с ним, тот получит очень сильного союзника. Такой альянс способен решать кардинальные политические задачи. Но подобные репрессии по отношению к реальному исламу приведут только к большей консолидации верующих. Реальный ислам нельзя уничтожить, с ним можно только сотрудничать.


Православие существует в Казахстане только в виде политической религии, которая все больше и больше коммерциализируется. По сути, православная церковь — это большое коммерческое предприятие. Естественно, что такая конфессия не может создать и поддержать глубокой веры у людей. Реального православия в Казахстане, в отличие от ислама, практически не существует. Поправки к закону естественно выгодны для православия. По политическому потенциалу православие еще слабее, чем политический ислам.


Протестанские церкви. Эти конфессии, построенные на искаженном христианстве и зачастую противоречащие его духу, являются, по сути, проводниками западной рыночной демократии. Поправки к закону могут очень больно ударить по этим конфессиям. Именно поэтому Запад через ОБСЕ и своих грантовых правозащитников резко выступает против этих поправок. В этом смысле поправки весьма позитивны для Казахстана, так как они уничтожают проводников чужого влияния.


Прочие религиозные общины. Эти общины представляют собой очень удачный способ ведения в Казахстане “религиозного бизнеса”. В основе их деятельности лежит ставка на людей с нездоровой, слабой психикой. Только такие люди обычно попадают в эти секты. Поправки к закону направлены и против них тоже. Но здесь надо иметь ввиду некую двойственность. С одной стороны, эти секты отнимают людей у ислама и православия, и это плохо. Но с другой стороны, они до конца “психически добивают” людей с врожденными аномалиями и производят как бы “естественную чистку”. И это не то чтобы хорошо, но наверное всетаки полезно. Все равно как “политический материал” использовать этих людей нельзя. Да и в обыденной жизни они вряд ли полезны. Наверное, кому-то такие рассуждения покажутся циничными, но это реальная жизнь. Раньше люди со слабой психикой поддерживались “на плаву” всем консолидированным обществом, но в условиях рыночной демократии для них предопределен только такой, печальный исход. Либо секты, либо наркомания, что, в общем-то, наверное, равнозначно. Справедливости ради следует отметить, что для людей со здоровой психикой такие секты не представляют абсолютно никакой опасности.


Теперь пора сделать выводы.


Вывод первый. Введение поправок к закону в нынешнем виде приведет к очень противоречивым результатам. Цель, которую желает достигнуть, власть введением этих поправок, достигнута не будет.


Вывод второй. Поправки к закону, безусловно, нужны, но они должны быть дифференцированы.


Вывод третий. Для достижения реальных политических целей необходимо искать альянс с реальным исламом. Поворот только в сторону политического ислама и противопоставление ему ислама реального является грубой политической ошибкой, которая будет иметь (для Казахстана) далеко идущие последствия.


Конечно, кому-то эти выводы могут показаться уж очень упрощенными. Согласен, в реальности все тоньше и сложнее. Прошу считать высказанные мною мысли за первое, пусть даже грубое приближение к решению очень тонкой и деликатной проблемы — проблемы сосуществования религий и государства в сегодняшних политических реалиях.


Новости партнеров

Загрузка...