Бурный первомай — 2001.

Миллионы и миллионы вышли на улицы городов России и мира, требуя права на жизнь, свободу и работу.


Это утро было настоящим майским: и солнце красило нежным светом стены Кремля, и алые знамена полыхали на ветру, и музыка гремела… Но над праздничными знаменами, над добрыми, улыбчивыми лицами родных по духу людей витала явственная тревога — слишком горьким и кровавым для страны был прожитый год. Тем горше и тревожней, что предательство изменило свое обличье и вместо тупой, непостижимой, но все-таки откровенной ельцинской ненависти к своей стране оно приняло благообразный, вкрадчиво-спокойный вид. Об этом предупреждали лозунги: «Послание президента — могила для России», «Путинский КЗОТ — удавка для человека труда». Нет, сегодня демонстрантов не бьют дубинками, не расстреливают, но это ведь сегодня томятся в тюрьмах пойманные путинскими ищейками «террористы» — три молодые женщины, причем одна — с младенцем на руках, и молодой парень, Андрей Соколов. Это люди ярко выраженных революционных убеждений — политические узники режима. Это ведь путинский режим опускает все глубже на дно страну, как станцию «Мир», и готовит новые потрясения — законом о земле, новым КЗоТом, коммунальной реформой... Это путинский режим провоцирует, втягивает в абсурд, толкает на социальные конфликты, разделяет общество.


Далеко впереди многотысячной колонны маячат три красные майки. Кто такие — то ли спортсмены какие-то, вырвавшиеся вперед, то ли охранники? Догоняем их: мать честная! Да это ж путинские «Идущие вместе»! И что же вас сюда привело? Мы, говорят, отмечаем день труда. Как, неужели во всем этом так широко разрекламированном движении только трое тех, кто трудится? Какой-то разгневанный дед рвется к «Идущим» и разъясняет им на народном языке, куда им следует идти, материт президента, а телевидению того и надо: тут же десятки камер, как дула, — на бедного, трясущего бородой разъяренного деда — дескать, вот они, коммуняки, и вот каковы путинские ребята — сытые, спокойные, ругающие коммунистов, с выпученными нахальными глазами, ну вы все прекрасно знаете этот тип, излюбленный на ТВ-каналах. Сам президент, мол, никогда себе не позволяет, но, дескать, народ — вот что он о коммунистах думает. Да и как не думать, если вот этот дед позволяет себе такое. В общем, разыграли все как по нотам. Потом эти «Идущие» и в самом деле куда-то пропали. Видимо, отправились по указанному им адресу.А колонны шли, шли, шли, заполняя широкие улицы людским половодьем. У Дома Пашкова стояла машина с громкоговорителями. Традиционные приветствия, первомайские лозунги и среди них — «Русский, учи молдавский». Маршевая музыка сменяется зажигательной, причудливой молдавской мелодией. Кажется, что на всю Москву звучит прелестный голос Софии Ротару. Помните: так ведь было при Советской власти, когда праздничные колонны шли не только под торжественную музыку, но и под народные мелодии братских республик. Кто будет петь на следующий год, мелодия какой республики прозвучит для нас приветом надежды? «Салют, Тула! » — несут огромный транспарант москвичи. Да, туляки достойны салюта, они отстояли свою область на выборах, как в войну, и трудовая, честная Москва приветствует их, так же, как и молдавских братьев.


В колоннах много разных знамен. Вот машут ярким флагами с портретом своего лидера Оджалана курды, реет красно-зеленый флаг Приднестровья — это московское землячество приднестровцев идет в наших рядах, парит знамя итальянских коммунистов. Своей колонной, но одной дорогой с колоннами КПРФ идет «Трудовая РОссия» Виктора Анпилова. Для всех звучит суровая музыка маршей, для всех звучат над городскими улицами прекрасные стихи о мужестве, о Родине в исполнении Татьяны Авдеенко, и ее глубокий голос, усиленный мощными динамиками, проникает в душу, возвышает, зовет на борьбу.


В этот раз городская партийная организация КПРФ — традиционно организующая праздничную демонстрацию и митинг — проявила новаторство, отступила от каких-то старых, ставших уже привычными форм. Сам митинг стал благодаря этому эмоциональным, ярким. Скажем, русская народная песня «Дубинушка» в исполнении ансамбля «Русские басы» — разве не современна? Еще как! Я видела реакцию площади на слова «На врага он поднимет дубину…» Правильная была реакция, уверяю вас. Это наш народ, это его родная песня, из которой, как известно, слов не выкинешь. Где же еще мы можем ее услышать, как не на нашем митинге? Разве по телевидению или по радио такое передают сегодня? Разве увидим мы сегодня ансамбль «Россияночка» где-нибУДь еще, кроме нашего митинга? Это глубоко народное, патриотичное искусство — с нами, и просто здорово, что его подарили народу в этот день, как и стихи поэта Владимира Козлова в исполнении молодого артиста Сергея Цыса, как и непревзойденное исполнение артистом Юрием Назаровым знаменитого «Я убит подо Ржевом». Откуда же еще, как не из нашего искусства, черпать нам силу духа, веру в праведность и неизбежную победу нашего дела? Однако позволю ремарку. Прекрасно пел певец Василий Овсянников песню о Москве, но зря, честное слово, без вырезанного еще хрущевской цензурой куплета о Сталине, вот этого:


Над Москвою в сиянии славы Солнце нашей Победы встает. Здравствуй, город великой Державы, Где любимый наш Сталин живет!


Да, сделали шаг вперед организаторы митинга и шествия. Но вот этот грех законопослушания, которым оппозиция уже избаловала власти, все-таки остается. Он — и в урезанной песне, он проявился и в том, что позволили Лужкову загнать многотысячную демонстрацию в узкое горло между торговым центром и памятником Жукову — на пятачок со сквозняками, с плохой акустикой, с неряшливым, затянутым в зеленую сеть зданием Музея Ленина, позволили милиции обстругать колонны, вытеснить людей с площадки перед памятником маршалу Победы — на ней просто не поместились бы все. Неужели в Москве не нашлось другой площади? Лужков плевать хотел на броский лозунг в свой адрес «Морж Лужков подался в медвежатники», он в этот раз продемонстрировал, кто в городе хозяин. Нельзя идти на поводу у властей — сегодня тем более. Иначе потеряем и то, чего успели добиться за годы сопротивления. Иначе придется звать на подмогу бунтарей Франции, Англии, Германии. Нас так много — почему же мы позволяем здесь, в Москве, обращаться с трудовым народом как с людьми второго сорта? Это организованная, сознательная масса, готовая к более решительным действиям. О том, что надо делать, хорошо было бы сказать и на митинге.


Открыл его первый секретарь МГК КПРФ Александр Куваев. Потом слово предоставили лидеру комсомольцев Казахстана. Он горячо убеждал участников митинга: будьте бдительны! Казахстан на шаг впереди России идет в осуществлении «реформ» — там уже введена торговля землей, коммунальная реформа тысячи людей оставила без крыши над головой, волчий КЗоТ лишил трудящихся всех прав, начались политические репрессии… То же ждет и Россию, если мы не проявим ответственность, сплоченность, понимание. «Скажите своим близким: хватит молчать, — страстно и убежденно говорил молодой товарищ, — мы уже не можем молчать, и молодежь не будет мириться с такой жизнью, мы пойдем на баррикады, чтобы завоевать для себя достойную страну».


«У трудового народа есть один способ защиты — солидарность — сказал председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов. — Сегодня наши соотечественники вышли на демонстрации от Курил до Ленинграда, от Мурманска до Кубани, и демонстрация солидарности — это наш смотр сил перед грядущими политическими схватками»… Геннадий Андреевич кратко и точно определил нынешний период жизни России, куда пришли за последним, что еще осталось, — за землей, за железными дорогами, за правами трудящихся, за нашими квартирами. Будут приняты правительственный КЗоТ, Земельный кодекс, закон о естественных монополиях и коммунальная реформа — мы лишимся всего этого навсегда. Мы уже не верим словам президента о сильном государстве, потому что нет сильного государства без бесплатного и всеобщего образования, здравоохранения, без земли, без армии, науки, культуры.


Г.А.Зюганов рассказал о последнем, наиболее ярком событии в политической жизни страны — о тульских выборах губернатора, когда против патриота Стародубцева были брошены миллионы долларов, чтобы перехватить власть над богатейшей областью России, которая за четыре года работы Стародубцева ожила. И вот теперь бандитскому капиталу стали позарез нужны ее работающие оружейные, химические заводы. Но люди, туляки, не отдали этого, не позволили вновь себя обмануть. Только единство, только сплоченность и солидарность людей труда могут спасти страну, как спасли они Тулу.


Эта мысль прозвучала и в страстном, горячем выступлении лидера «Трудовой России» Виктора Анпилова. Пожалуй, впервые он заявил, что не хочет делить одну партию, что это деление было задумано Горбачевым и Яковлевым и трагически закончилось для народа. Единство в борьбе за власть людей труда должно стать сегодня лозунгом дня.


Впереди у нас — День Победы. День, когда мы снова вот так же, плечом к плечу, выйдем на праздничный митинг. И каждый хочет знать, что делать, как реализовать прекрасные слова о единстве действий, о спасении самих себя. Уже 2 мая нам преподнесли «подарок» — США выходят из ПРО. Уже названы страны-изгои, а российский министр иностранных дел Иванов умильно бормочет что-то насчет того, что России, дескать, в этом списке нет, что Штаты считают нас своим партнером! Стыдно и тревожно. Люди готовы к действию. Не спи, оппозиция!


Новости партнеров

Загрузка...