“В тяжелые времена правитель приглашает не старых и молодых, а мудрых и сообразительных”


15 июня этого года Министру транспорта и коммуникаций Кариму Масимову исполнится 36 лет. В последнее время министерство транспорта и коммуникаций, которое с августа 2000 года возглавил Карим Кажимканович, становится все более заметным в общественной жизни страны. Да и то сказать, ведь с транспортом каждый из нас соприкасается ежечасно, будь то общественный транспорт в населенных пунктах или самолеты класса “Боинг” (на последних летает, естественно, небольшая часть граждан нашей республики). А потому любые изменения в этой сфере затрагивают каждого из нас, не говоря уже о телефонной связи, радио и т.д. Именно поэтому человек, который руководит этой отраслью, интересен нам. Женат, имеет троих детей (по слухам, является примерным семьянином). Помимо казахского и русского языков, владеет китайским, английским и арабским. Имеет два высших образования – юрист и экономист. В 2000 году защитил докторскую диссертацию по экономике. Работал в торговом представительстве СССР в Китае. Увлекается восточной философией, является президентом республиканской Федерации тай-бокса.


Интересно, что летом прошлого года Карим Масимов открыл первые Интернет-кассы Народного сберегательного банка в Алматы, а после этого был назначен министром транспорта и коммуникаций. С вопроса о том, какое место в его жизни занимает Интернет, и начался наш разговор с Каримом Кажимкановичем в перерыве международной конференции “Евразия ТрансКазахстан-2001”.


— Карим Кажимканович, каковы перспективы развития Интернета в нашей стране, ведь сейчас в мире несколько снизился интерес к нему, а многие компании потерпели банкротство?


— Вы знаете, про развитие Интернета я могу очень много говорить, поскольку верю в то, что Интернет – будущее. Но пока, к сожалению, у нас в Казахстане отношение к Интернету несколько легковесное. Мы все-таки смотрим на него как на игрушку. Это, очевидно, связано с тем, что мы еще не достигли критической массы. Видимо, нужно, чтобы процентов тридцать населения стали постоянными пользователями всемирной сети и тогда отношение к нему изменится. Интернет – это и средство для ведения бизнеса, потому что ускоряет прохождение оборота документов, и средство информации, и т.д.


К сожалению, крах, который потерпели сегодня многие Интернет-компании, закономерен, потому что произошел слишком быстрый рост на рынке. Ожидания оказались чрезмерными, а сейчас рынок просто пришел в соответствие со спросом. К этому надо относиться спокойно, однако нельзя забывать о том, что чем раньше мы войдем в он-лайн, тем быстрее будем двигаться в направлении развития экономики. Подписанная недавно президентом страны государственная программа развития информатизации дает шанс реализовать возможности Интернета. Работать предстоит много, и прежде всего, мы должны определиться, какую модель развития Интернета выбираем. Если следовать европейской модели, это одно, и уклон здесь в сторону персонализации, то есть каждый работает на своем персональном компьютере. Думаю, что нам все-таки лучше выбрать американскую модель развития информатизации, при которой создаются Интернет-центры, куда можно было бы прийти все 24 часа в сутки и поработать. Существующие сегодня Интернет-кафе находятся на недостаточном техническом уровне и потому за основу не могут быть взяты. И чем больше мы организуем Интернет-центров, тем быстрее произойдет развитие нашего общества.


— Насколько часто вы сами используете Интернет в своей работе?


— О, я ежедневно. Но мои дети меня опередили и более эффективно используют Интернет.


— А чем, по-вашему, является Интернет? В поправках к Закону “О СМИ” веб-сайты предложили считать средствами массовой информации?


— Есть такие вещи, к которым мы привыкли до того, что нам кажется, будто они всегда существовали. К таким, например, относится телефон. Телефон – это что, средство общения, средство информации, средство решения каких-то проблем?.. Мы же об этом не задумываемся. Так и с Интернетом, представляющим новое поле деятельности человека.


— Почему же Министерство транспорта и коммуникаций промолчало, когда ваши коллеги из Министерства информации, культуры и общественного согласия предложили считать веб-сайты средствами массовой информации?


— Ну в какой-то степени так оно и есть. А во-вторых, я бы не хотел комментировать этот вопрос и вдаваться в дискуссии по нему.


— Хорошо, давайте перейдем непосредственно к Министерству транспорта и коммуникаций. Эксперимент в Караганде с введением повременного учета оплаты телефонных переговоров вызвал много нареканий и неприятие населения. Что вы скажите об этом?


— Наверное, в такой оценке повинен “Казахтелеком”, который недостаточно активно разъясняет суть эксперимента и его результаты. На самом деле альтернативы повременному учету нет. Мы ставим перед собой задачу либерализовать рынок телекоммуникаций. А всякая монополия ограничивает права потребителей, свободу выбора. Сегодня, кроме “Казахтелекома, людям некуда обратиться, потому что нет иной телефонной компании, нет альтернативы наземной связи. Существует целая программа, она еще не утверждена, но ее необходимо реализовать.


— А что это даст?


— Внедрение новой программы даст возможность создать новые компании, в которые любой человек сможет обратиться и воспользоваться их услугами. Проще говоря, программа позволит устранить монополиста на рынке телекоммуникаций. Эта отрасль требует больших инвестиций, сегодня рынок не благоприятствует телекоммуникационным компаниям. Но он такой, какой установился, завтра же произойдет бум и надо к этому готовиться.


— Это входит в концепцию развития, которая, говорят, разработана вашим министерством?


— Вы знаете, не говорят, а министерство действительно разработало и не просто разработало, но и утвердило концепцию развития. Понимаю вашу иронию, ибо отношение к концепциям несколько негативное: мол, кому они нужны. Да, если концепции потом не претворяются в жизнь, то они на самом деле и не нужны. А с другой стороны, мы очень часто совершаем те или иные действия схоластически, двигаясь вправо-влево без стройной системы. Концепция для того и необходима, чтобы понимать линию, по которой мы движемся и не допускать шараханий вправо-влево. За концепцией следует конкретная программа действий, какие шаги нам следует предпринять в железнодорожном транспорте, в гражданской авиации, что делать с дорогами и т.д. Все они должны быть подчинены единой логике, которая вытекает из концепции.


— И какие конкретные шаги предпринимаются в железнодорожном транспорте, например?


— Сейчас обсуждается Закон “О железнодорожном транспорте”, предусматривающий реструктуризацию отрасли. Альтернативы прогрессу нет. Западная Европа через это уже прошла, Восточная Европа проходит сейчас. Если уж мы выбрали путь рыночной экономики, то должны следовать сути самой рыночной экономики – проводить реформы не ради реформ, а ради того, чтобы транспорт был эффективным и конкурентоспособным. На сегодня у нас на тарифах по грузоперевозкам лежит социальная нагрузка, т.е. убыточные пассажирские перевозки покрываются через повышение грузовых тарифов. А все нужно сделать для того, чтобы транзит через нашу территорию, все тарифы были выгодными, тогда от увеличения объемов мы станем больше получать. Это вопрос не одного дня, здесь нельзя рубить шашкой и кричать, что за один день можно сделать. Программа рассчитана на пять лет, и мы отчетливо представляем, что мы должны сделать в этом году, в следующем и т.д. Это делается для того, чтобы не только бюджет нес на себе все расходы, а мы могли привлекать прямые иностранные инвестиции. Мы очень много говорим, почему у нас инвестиции идут только в нефтегазовый сектор и другие секторы… Да потому, что нужна программа, отвечающая на вопрос, а что будет сегодня, завтра, через пять лет. Сегодня мы можем четко сказать, что пять лет железную дорогу ждет упорный труд. Мы приняли программу, понимаем задачи, стоящие перед нами. Самое главное, что предстоит сделать, это отделить грузоперевозки от пассажирских. И надо отрасль сейчас уже готовить к этому. Мы собираемся понизить тарифы по грузоперевозкам, и бюджет на это осознанно идет, потому что есть два пути реформирования. Железная дорога — самый массовый вид транспорта, и неизбежные убытки покрываются либо через бюджет, либо мы перекладываем тарифы на грузоперевозки. Мы же собираемся снизить тарифы по грузоперевозкам за счет инвесторов.


— А что ждет гражданскую авиацию?


— В гражданской авиации у нас было шесть или семь реформ начиная с 1991 года. К сожалению, некоторые вещи, которые казались правильными по логике, в жизни воплощены были не так, и потому гражданская авиация, на мой взгляд, тот вопрос, для решения которого требуется консолидация усилий для того, чтобы отрасль вывести на то состояние, в котором находится железная дорога. Иными словами, необходимо консолидировать усилия всех ведомств при государственной поддержке. Или нам нужно отказываться от гражданской авиации. Мы должны для себя решить: либо нам нужна гражданская авиация для страны как для суверенного государства и здесь необходима консолидация усилий и государственная поддержка, либо не нужна.


— Кризис, который продолжается длительное время в гражданской авиации, не стал ли результатом того, что долгое время последней управляли непрофессионалы? Говорят, что в министерстве вообще не осталось специалистов…


— Я с вами немного не согласен, что у нас не осталось ни одного профессионала-транспортника. Каждое отраслевое направление возглавляет специалист. Департаментом железной дороги руководит профессиональный железнодорожник с многолетним стажем, в департаменте гражданской авиации также специалист.


— Вы хотите сказать, что на более высоком уровне для координации деятельности не обязательно быть специалистом?


— Вы знаете, я ведь тоже по большому счету не транспортник, не коммуникационщик. Если вы это относите ко мне, то выбор сделан не мной. Заместителей подбирал я, и я ими удовлетворен.


— Кстати, в связи с этим, как вы прокомментируете тенденцию, существующую в республике, — приглашать на работу молодых выдвиженцев из числа младотюрков?


— Есть такая китайская пословица “Что говорит правитель”, согласно которой мудрый правитель в тяжелые, сложные времена приглашает не молодых и не старых, а мудрых и сообразительных. Вот так я отвечу на этот вопрос.


— Карим Кажимканович, что для вас сегодня является главным – работа, семья…


— Наверное, самое главное, чтобы был такой баланс, при котором работа могла бы приносить душевное спокойствие, покой в семье. А нахождение в семье могло бы подталкивать на еще большие усилия в работе. Вот если такой баланс будет достигнут, а у меня, я думаю, сейчас очень близко к этому, то в этом, наверное, и есть предназначение каждого человека.


— В одной из наших бесед вы упомянули о том, что для карьерного роста необходимо пройти все ступеньки. Вы и сейчас так считаете?


— Знаете, наверное, в разное время существуют разные требования. Вот мы сейчас живем в период 10-летия независимости Казахстана, переходе от одной экономической формации к другой, и здесь одни требования. А в более стабильном экономическом состоянии, наверное, все-таки потребуется пройти человеку все ступеньки, чтобы дойти до вершины. В сложные времена, когда нет четких правил что делать и очень многие вещи надо решать оперативно, находя решимость действовать четко и быстро, требуются иные правила.


Новости партнеров

Загрузка...