Такие же, как мы все…

Хороший полицейский, плохой полицейский. Правильный, неправильный. Коррумпированный начальник и неподкупный подчиненный. Все эти понятия были внедрены в наше сознание либо дешевыми американскими боевиками, либо публичными откровениями “бывших” слуг закона, либо заведомо пропагандистским чтивом и идеологизированными лентами о милиции-полиции.


Но так или иначе полиция еще существует и в ней работают люди. В стране, образовавшейся из обломка былой империи, в которой в большинстве семей хоть один да родственник “чалился у хозяина” – либо “по уголовке”, либо “за политику” – менты, естественно, все еще не пользуются всенародной любовью. Конечно же, нужно исследовать причины симпатии или же неприязни сограждан к людям в полицейской форме, на мой взгляд, можно и нужно. И об этом мои коллеги пишут уже не один год. Тонны газетной бумаги наполнены ежедневными криками о произволе и коррупции в правоохранительных органах, превышении служебных полномочий и нарушениях законности “новыми центурионами”. Но кто они, те, к кому мы тянемся в минуты постигшего нас несчастья и с легким опасением относимся в остальное время? Те, кто в любом случае несет на себе бремя своей нелегкой работы? Майор полиции Серик БЕГАСИЛЕВ, начальник Алмалинского районного управления внутренних дел Алматы, согласился поговорить со мной об этом.



  • Давайте начнем с неприятных вопросов. В советской правоохранительной системе по причине, быть может, большой загруженности или по идеологическим, а то и чьим-то карьерным соображениям существовала, об этом стало известно позже, многолетняя практика сокрытия преступлений. Работникам милиции всегда было выгодно и морально, и материально не возбуждать “лишних” дел, нежели впоследствии иметь в перспективе “глухарь” или “висяк”. От показателей раскрываемости преступлений зависели и материальное благополучие, и служебный рост милицейских сотрудников, вплоть до самых высших. Сегодняшняя полиция унаследовала эту “родовую” болезнь?


  • Спора нет, в той системе имела место, как говорится, такая порочная практика. Но в настоящее время мы стараемся смотреть на эти обстоятельства с такой точки зрения, которая радикально отличается от тогдашней. К чему она привела – теперь уже ясно. И мы стремимся ничего не прятать. Что есть — то есть. И с этим надо работать. К тому же на это влияет еще один очень немаловажный фактор. Учет за всеми преступлениями вменен в обязанности органов прокуратуры. Скрыть что-то действительно очень трудно и, я бы сказал, небезопасно для того, кто попытается такое совершить. Кроме того, уже сказывается перестройка работы наших органов и произошедшее недавно обновление руководства Министерства внутренних дел. Сегодня в нашей системе происходят очень большие изменения, которые будут заметны уже в скором будущем. Имею в виду изменения в лучшую сторону, в направлении большей защиты и безопасности наших граждан.


  • Искренне будем на это надеяться и ждать. И внутренних, и внешних изменений. Вот, кстати, о внешнем. Вам не кажется, что амуниция патрульно-постовой службы вызывает у сограждан скорее опаску, чем доверие? Такой вроде бы “бомжеватый” стиль в военной форме. Представители власти одеты не просто плохо, а в некоторой степени даже убого. В то время как форма стражей общественного порядка в цивилизованных странах не только радует глаз, но располагает к общению…


  • Ну это солдаты срочной службы, и их обмундирование никак нельзя сравнить с формой сотрудников полиции. И мы не в ответе за их внешний вид. Они прибывают из воинских частей для несения нарядов и обеспечения порядка в нашем районе. Одеты они действительно плохо, но сколько пользы приносят эти парни на улицах нашего город а, это, к сожалению, мало кто знает. Служба эта очень непростая. Не хочу обидеть других воинов, танкистов, скажем, или мотострелков, но нагрузок у бойцов ППС иным армейским солдатам на три срока службы хватит.

Но наша форма, полицейская, мне самому очень нравится. По крайней мере, смотрится весьма эстетично.


  • В свое время народная и рабоче-крестьянская милиция имела достаточно ощутимые льготы, в той или иной мере компенсирующие издержки профессии. Сейчас же большинство этих льгот отменено. Это, разумеется, сильно ударило по карману стражей правопорядка и отразилось на их моральном состоянии.


  • Да, это очень сильно сказалось на жизни и быте наших сотрудников. Раньше в том же Советском Союзе по льготам мы приравнивались в военнослужащим: государство оплачивало нам пятьдесят процентов стоимости коммунальных услуг, существовало право бесплатного проезда в общественном транспорте, были скидки на лекарства, возможности для санаторно-курортного лечения и еще большое количество других привилегий. Ежегодно мы могли бесплатно поехать отдыхать в любую точку нашей огромной страны. Сегодня такая возможность ограничивается только территорией Казахстана. Встала еще одна проблема перед оперативными работниками. В случае необходимости им приходиться ездить в общественном транспорте за свои кровные деньги. Помните, как Жеглов с Шараповым два дня в трамваях выслеживали Котьку-Кирпича. Будь тогда, как сейчас, по месячному окладу денежного содержания они бы точно оставили в тех трамваях.

Но эту проблему мы стараемся решить вместе с акиматом Аматы. Для всех участковых инспекторов мы пытаемся каждый месяц выбить проездные билеты. Еще же и задержанного необходимо доставить в РУВД или опорный пункт охраны правопорядка, а для этого нужны финансовые средства. Ведь контролерам не важно кто ты такой – сотрудник правоохраны при исполнении обязанностей или обычный гражданин. У них своя работа и свои порядки. Вот это я считаю серьезным ущемлением.


  • У вас и машины пребывают в ужасном техническом состоянии. В то же время некоторые полицейские службы передвигаются на новых “Жигулях” и “Фольксвагенах”.


  • “Фольксвагены” и “шестерки” предназначены для служб быстрого реагирования. На них, например, ездят экипажи “Буранов”. Эти машины используются не для следственно-оперативных групп, а для выезда на место происшествия по горячим следам. Все машины снабжены рациями и заступают на службу в три смены со своим графиком. В их задачи входит постоянное курсирование на отведенном для них участке. При получении команды с пульта “02” они немедленно следуют в район совершения преступления. А УАЗы и прочие автомобили принадлежат дежурным частям, на них прибывают на место в случае необходимости остальные сотрудники. Но все же в нашем РУВД все машины в достаточно хорошем состоянии.


  • Возвращаясь к “великому и могучему”. Каждый советский человек имел возможность получить какое-никакое, но все-таки жилье. С введением рыночной экономики и развалом прежней державы про бесплатные квартиры все и думать забыли. Где-то же живут ваши сотрудники?


  • По решению акима южной столицы Виктора Храпунова, согласованному с начальником ГУВД Алматы генералом Касымовым, каждому участковому инспектору будет выделяться квартира на обслуживаемой им территории. Это очень большой плюс, потому как это все-таки жилье. Кроме того, теперь участкового можно найти и днем и ночью на его же территории. Каждый житель сможет обратиться к нему по своей необходимости в любое время суток. Согласитесь, это тоже повлияет на оздоровление общей обстановки в нашем городе.


  • Вот-вот, насчет участковых. Зачастую люди не только не знают своего участкового, но и не ведают, где его найти. Почему?


  • Вообще-то при каждой плавной и неплановой “отработке” своей территории мы стараемся “частой гребенкой прочесать” весь жилой массив, который обслуживаем. Зайти в каждую квартиру, каждый дом. Ставим задачи на выявление людей, приезжающих в город без определенной цели, не имеющих работы или другого рода занятий. Такие ничего хорошего ни обществу, ни нашему городу принести не могут. Если человек не трудоустроен или ему нечем заняться, он рано или поздно придет к преступлению. Начиная с мелкой кражи и заканчивая тяжелыми правонарушениями.


  • Где вы находите сотрудников? Это — проблема или у вас очередь стоит перед РУВД?


  • Сейчас в нашей республике выстроена сеть учебных заведений. Узкопрофильных. Таких, которые занимаются подготовкой и выпуском специализированных кадров. Сегодня, по имеющемуся в МВД положению, людей, не имеющих высшего юридического образования, мы на службу не принимаем.


  • И ощущается недостаток людей с высшим образованием?


  • В данный момент “кадрового голода” мы не чувствуем. Наоборот, люди хотят работать в полиции. Неплохих работников выпускают и Алматинская академия МВД, и Карагандинская Высшая школа, и КазГУ, и КазГЮА…

Отсюда и достижения некоторые есть. Главное, что последовательно меняется стиль работы. Он становится современнее, отвечает реалиям сегодняшней динамичной жизни. Уходим от отживших методов работы. Раньше мы работали, образно говоря, под маской МВД. Сегодня же, можно сказать, республиканская полиция имеет свое определенное выражение лица. Где-то позитивное, где-то негативное, но все-таки свое.


Вал тяжелых преступлений обрушился за эти годы на страну, что и говорить. Хватает всего. Это и серийные квартирные кражи, и мошенничество, и убийства, и нанесения тяжких телесных повреждений, и разбоев. Что радует, если так можно выразиться, это то, что у нас неплохо раскрываются заказные убийства.


  • С материально-техническим обеспечением везде в полиции проблемы. Но с вооружением-то все нормально, надеюсь?


  • Для личного состава у нас, в РУВД, пистолетов и автоматов достаточно. Все, начиная с ПР-73 (палка резиновая длиной 73см), касок, щитов, заканчивая автоматами находится в дежурной части, в оружейной комнате. Недостатка нет, напротив, есть даже снайперская винтовка. То есть вооружены…


  • …и очень опасны?


  • Для преступников и иных нарушителей закона – да!


  • Наш народ сегодня довольно прохладно относится к полиции, я бы даже сказал с большой нелюбовью. А у полиции есть какие-нибудь обиды или пожелания гражданам нашей страны?


  • Как вам сказать: не то что жалобы или обиды, но есть просьбы. Очень мало граждан изъявляет желание сообщать что-либо органам полиции – боятся, что их затаскают по тому или иному делу. Даже, когда приглашаешь понятыми, люди идут очень неохотно. Но тем не менее у нас есть еще люди, которые честно сообщают о происходящем преступлении. И опять же все это зависит от самосознания. Возможно, в этом случае необходимо проработать законодательство, создать нечто вроде программы защиты свидетелей.


  • И последний вопрос. Начальниками сразу не становятся, как вы доросли до своей должности?


  • Вообще-то я начал с отдела охраны, это нынешний “Кузет”. Был дежурным. Через некоторое время стал старшим инженером. Перевелся в отдел дознания. Поступил заочно в Карагандинскую высшую школу милиции. Закончил. Перевелся в уголовный розыск. Был опером, старшим опером. То есть всю эту систему прошел как лестницу.


Справедливость. Понятие, из-за которого разгораются войны, гибнут люди, страдает человечество. Именно ее, справедливость, должны обеспечивать правоохранительные органы. Да и не только ее. Весь перечень требований, которые мы, как налогоплательщики, предъявляем органам призванным служить нам, не в состоянии выполнить ни одна, даже самая высокоорганизованная и преданная народу полиция. Это люди. Такие же, как и мы. У них есть свои маленькие и большие проблемы. Своя жизнь, которая вне стен полиции ничем не отличается от нашей. Может, стоить взглянуть на самих себя и уж потом пытаться повлиять на других? Но это лишь мое субъективное мнение.


Новости партнеров

Загрузка...