56-й, но первый в своем роде

Путин и его столь же прагматичное окружение из силовиков-питерцев понимают, что биполярный мир рухнул навсегда.


Неюбилейному, 56-му по счету, Дню Победы президент Путин сумел придать особое значение, отметив в своем кратком слове перед парадом на Красной площади, что это первый День Победы в новом, XXI веке.


Это дает еще один повод оглянуться на век минувший. В первой его половине, несмотря на три революции и три войны, включая гражданскую и финскую, несмотря на сплошную коллективизацию деревни и «лагеризацию» едва ли не всей страны, не было события более масштабного, народного, трагического и героического, чем Великая Отечественная (Сталин умел выбирать эпитеты) война. Ее итог, наша Победа предопределили главное содержание второй половины века в мировом масштабе. Никогда раньше ни Советский Союз, ни Соединенные Штаты не были сверхдержавами, схлестнувшимися в небывалом ракетно-ядерном противостоянии, определявшими положение — и расположение — Других элементов мирового порядка.


И вот первый День Победы в новом веке. И Красное (советское! ) знамя впервые узаконено — как и мотив советского гимна в качестве гимна российского. Но в своем обращении к участникам и зрителям парада российский президент, делая акцент на связь времен, на героизм ветеранов и патриотизм народа, обходится без единого упоминания названия той страны, которая одержала Победу благодаря жертвам и подвигу того народа, который тоже называли советским. Хотя на Красной площади почетными гостями присутствовали советские маршалы, но не было, судя по телетрансляции, ни одного из «отцов-основателей» того, что уже не рискуют с ельцинской фанаберией называть новой Россией. Время этих «отцов» оказалось весьма кратким, они канули в политическое небытие. Прославляя Победу, Путин ни словом не обмолвился, что Великая Отечественная война поставила восклицательный знак в мировой истории первой половины XX века и предопределила содержание и итоговый результат второй половины. И это умолчание — лучшее, по-своему искреннее свидетельство: ничего законченного в новой России нет, а есть лишь, мягко говоря, хаос новостройки.


Соединенные Штаты и их новый президент с его недавним публичным обещанием создавать НПРО были упомянуты косвенно. Один раз советом (призывом! ) «находить равновесие между силой и разумом», второй раз предостережением — «нельзя построить безопасный мир только для себя».


И десяти лет не прошло с тех пор, когда Россия объявляла Америку своим «естественным союзником», а себя — «нормальной великой державой». Теперь, после недавнего выступления Буша-младшего, Путин видит знак надежды в том, что США не считают Россию «противником» и готовы консультироваться с ней, конкретизируя свои планы выхода из советско-американского Договора 1972 года по противоракетной обороне.


Буш-младший еще не вступил во внятный контакт с российским президентом. Это новый знак похолодания и отчуждения. Россия отодвигается на периферию американских интересов. Если без дипломатии, подход республиканской администрации в чем-то передается словами демократа-русофоба Бжезинского: «Россия сейчас — бедная примитивная страна. За пределами нескольких городов Россия — как Индия».


Россияне отвечают взаимностью недоброжелательства. Недавний опрос общественного мнения выявил, что 34 проц. считают США наиболее возможной внешней угрозой для России. На втором месте Китай — 5 процентов.


Америку винят в том, в чем прежде всего повинны мы сами, наши недавние руководители, младореформаторы — подражатели Америки, «властители дум» — в крушении СССР, в обвале России. Общественное мнение раздражено даже «заботой» Вашингтона о свободе слова в России, расценивая ее всего лишь как защиту олигархов-мошенников.


Все это работает на высокий рейтинг президента Путина, хотя антиамериканизм для него — непозволительная роскошь. Более того, антиамериканизм на официальном уровне вреден для национальных интересов России, а они — главное для нашего прагматика-президента.


Путин и его столь же прагматичное окружение из силовиков-питерцев понимают, что биполярный мир рухнул навсегда. С другой стороны, возникающий новый мир копит раздражение против оставшейся сверхдержавы. И Европа, объединенная в Евросоюз, и Япония уже не стеснены путами жестких союзных обязательств перед США эпохи биполярного мира. Индия явно не годится в американские сателлиты, тем более Китай, вырастающий в сверхдержаву.


Все это создает реальный сектор для маневров внешней политики Москвы с целью защиты национальных интересов России. Усилия по сохранению остатков геополитического влияния, поиски экономической выгоды принимают порой дразнящий США характер. Это касается отношений с Ираном и Ираком, Северной Кореей и Кубой. Между тем это не вызов США. Помимо экономической выгоды, это знаки необходимого самоутверждения. Эффективность притирки с администрацией Буша-младшего российско-американских отношений зависит сейчас и от того, насколько уважительно отнесется Вашингтон к таким знакам. Диктат будет контрпродуктивен. Унижать Россию с ее ракетно-ядерным потенциалом — рискованное дело.


Стоит напомнить, что, придя в Белый дом в январе 1989-го, Буш-старший до декабря оттягивал встречу с Горбачевым. Встретился на Мальте лишь тогда, когда имел на руках исторические трофеи, подлежащие «инвентаризации», — падение Берлинской стены, неудержимое поглощение Восточной Германии Западной, свершившуюся «бархатную революцию» в Чехословакии, неизбежность падения режима Чаушеску в Румынии. Делая вид, что «социалистическое содружество» все еще существует, Горбачев на Мальте фактически подписал акт о его ликвидации.


Не хочет ли Буш-младший капитуляции России в рамках бывшей «внутренней» империи на постсоветском пространстве? В силу крайней экономической слабости России элементы такой капитуляции уже налицо. В Грузии президент Шеварднадзе, хотя и с оглядкой на нищенствующее пророссийское большинство населения, делает ставку на США и НАТО. Президенты Азербайджана и Армении для урегулирования проблемы Нагорного Карабаха встречались недавно в Ки-Уэсте, штат Флорида, под опекой госсекретаря Пауэлла, а затем были приняты Бушем-младшим в Вашингтоне. Проамериканские элементы сильны и напористы на Украине. В Казахстане президент Назарбаев мягко стелет, но спать русским жестко. Несколько огрубляя ситуацию, Москве лишь остается «выдать» Вашингтону Лукашенко в Белоруссии и недавно избранного в Молдавии Воронина.


В эпоху глобализации России отведена роль сырьевого придатка, непосильный груз внешних долгов мешает решать задачу экономического развития, сенсация с первым космическим туристом Деннисом Тито своей экстравагантностью лишь подчеркивает нынешнюю нищету вчерашней первой покорительницы космоса. В качестве уникального товара мы предлагаем свою гигантскую территорию — евразийский «транспортный коридор». Пока на этот «товар» не находится спроса.


«Собирание государства», укрепление властной вертикали — необходимое, но недостаточное условие для экономического рывка.


Путин реальнее Ельцина оценивает и положение, и возможности России, и хотел бы реально, а не в пустых мечтах войти в «цивилизованный мир».


От Соединенных Штатов во многом зависит, состоится ли это вхождение.Будет ли Вашингтон действовать с позиции «самоуверенности силы» или, по совету российского президента, находя равновесие между силой и разумом? Осуществлять нынешнюю притирку Вашингтона и Москвы с тактом, «цивилизованно» было бы в интересах Америки не в меньшей степени, чем в интересах России.


Новости партнеров

Загрузка...