Зомби тянутся к «Сатане»


Уже несколько лет в Казахстане нет ядерного оружия. Осыпаются осиротевшие шахты, где добывали только смерть, близ Державинска, около Жангиз-Тобе. Песком от Джунгарских ворот постепенно заносятся многие тайны горы Дегелен, Чубартау и Сары-Шагана. Но на пепле времен все отчетливее проступают иные таинственные следы — сверхсекретных уникальных операций спецслужб Запада на казахстанской земле.


«Город юности» Аркалык был второй за всю барабанную летопись Ленинского комсомола Всесоюзной ударной стройкой. Первым городом-стройкой был Комсомольск на берегу Амура. Но если любой захудалый амурский нанаец под кружечку пива немедленно мог рассказать, для чего возник город в тайге (подводные лодки системы «Тайфун» да сверхбыстрые перехватчики МиГи), то на кой создавали в пустынном краю Аркалык, — ответ знали очень немногие.


Но кому надо знать то по службе, — естественно, знали. В эпицентре Тургайской степи, в глубине Евразийского материка, Советский Союз размещал один из самых своих главных ядерных клинков. Дивизия РВСН ракетных войск стратегического назначения — как раз из-под Богом забытого Аркалыка получила возможность практически не упреждаемого удара. Именно здесь ракеты СС-18 (называл их потенциальный противник только «Сатана») были меньше всего уязвимы. Еще достраивали пусковые шахты близ островка комфорта — поселка Державинский. Еще только готовились опустить туда тела могучих и неотвратимых ракет с их самой мощной в мире ядерной оснасткой. А вокруг Аркалыка без шума и пыли собрались, осели и начали мирно существовать в ранге «простого советского человека» около сотни самых настоящих мертвецов.


Тут нет никакого преувеличения. Известны сегодня фамилии, биографии и дела всех этих живых мертвецов. Не в фамилиях дело. И даже не в примитивном возникновении абсолютно реальных людей из подлинных, точно известных могил. КГБ СССР давно и досконально знал эту методику «воскрешения». Вот ребенок родился, и умер ребенок. А от него осталась метрика. И ее, изначальный для всех остальных документов советских «кирпичик», — в лабиринтах регистрационных систем передавали тому, кто особый к легальному детскому документу имел интерес.


Дело именно в уровне интереса да в уровне затрат как финансовых, так и интеллектуальных. Ведь выкупить метрику мертвого малыша — это только начало строительства сложной конструкции выдуманной, но детально прикрытой судьбы. За метрикой — школьные документы и паспорт, потом трудовая книжка, военный билет. Легко было в эпоху Тынянова и подпоручика Киже. А попробуйте в разных углах одинаково-тоталитарного (но и одинаково-безалаберного) Союза на фиговый листочек детской метрики напластовать ту горку совершенно обязательных в СССР бумаг! И так, чтоб комар носа… И так, чтоб каждый штампик «принят», «осужден», «уволен», «прошел службу в армии» — очередной бумажкой аккуратно подкреплялся. И не засветиться при этом нигде. И в тысяче «первых отделов» ни разу не проколоться.


В любой разведке сила «рыцарей плаща» всегда ценилась выше силы «рыцарей кинжала». Не на взрывах-диверсиях в пору «холодной войны» проявлялась реальная мощь спецслужб Запада. А на этих «живых мертвецах», абсолютно советских, любовно опутанных коконом настоящих бумаг при поддельности судеб и целей.


Вполне сопоставимо по затратам с тем, во что советскому бюджету обходился каждый «Сатана». Игра того стоила. Мир лежал на кону. И в неведомой этой Тургайской степи как раз ведь и мог банк быть сорван.


Но наш великий этот Комитет — он был вовсе не так глуп, как многие думают почему-то. Все месторождения этих живых мертвецов никто никогда не искал и не трогал. Гораздо полезнее для охраны секрета — по ниточке пойти обратным ходом: если вдруг заподозрили что-то сомнительное в человечке. Ума не надо: «хлопнуть» эту тетку в загсе или мента, что за бутылку водки хоть черта самого легализирует среди святых. Но! Надо много терпения, осторожности и ума, чтобы обраткой, с человека начиная, выйти на могилку с тем же именем-отчеством. И уж тогда-то к стенке припереть. И расколоть — уже совсем по полной. УКГБ Тургайской области от века не считалось в Казахстане очень сильным. Но в том советском Комитете даже средний слой профессионалов очень был силен.


Без малого сотню живых мертвецов, что манил к себе здесь угнездившийся «Сатана», тургайские чекисты с помощью Алма-Аты, Москвы обнаружили быстро.


Пеленговались они по мельчайшим нюансам, отслеживались до корней — незаметно запеленгованным. Да что там! В армейских особых отделах Союза об этом не ведали. Хотя живые мертвецы были даже в военных инфраструктурных подразделениях Державинска. Но — не близко к ракетам, где поле контроля людей максимально усилено, где никакую биографию реальную от КГБ укрыть никак нельзя. Наши профессионалы контрразведки в халабудах тургайских поселочков с кем ведь соревновались? С элитой западной разведки, с мозгами — элитными.


Для чего этим западным суперэлитным мозгам засылать батальоны живых мертвецов, заставлять их крутиться вокруг «Сатаны»? Все затем же. Разведка и предупреждение. Или акция во «время Ч». Да, крепка «Сатаны» обитель. Но если вовремя и в нужном месте грянет взрыв поблизости от шахты — шахте станет больно. Земля подвинется, собьется электроника. И не взлетит ракета-сатана. Что из того, что спутники из космоса «Моссаду» с ЦРУ докладывают вовремя о каждом шевелении среди казахских ковылей? Попробуй эту глушь ракетами достать! У «Сатаны» всегда в запасе будет время на ответ.


И лишь живой мертвец поблизости от шахты это время у советского оружия способен отобрать.


Никакого наружного наблюдения быть не могло. Поселок Тургайщины — не московская улица, «топтуны» отдыхают. Но вот нюансы биографии «простого человека» нестыковками искрят. Не ложится на Сеньку шапка. И должность не свойственна образованию. И интеллект под телогрейкой фонтанирует вдруг. И хобби странное. Любимым делом поглощенный человек им только и живет. Кто по нужде и по легенде делу служит, того-то хобби лучше всех сексотов выдает…


Все ниточки отлично размотались — для комитетского клубочка не было преград в СССР. Почти полсотни уголовников со стажем. Человек, живущий с «мертвой» метрикой, и сам того не знавший (мальчонку-немца ссыльного русская семья оформила на метрику скончавшегося собственного сына). И много чего еще нашли в тех биографиях (уже реальных, а отнюдь не мертвых) казахстанские чекисты.


Но будь все 99 ниток даже абсолютно чистыми, пустыми — единственная ниточка-победа с лихвою окупила все.


Близ «Сатаны» в державинской степи попался комитетчикам агент, которого почти десяток лет усиленно искал весь КГБ СССР «от Бреста до пролива Лаперуза». О нем знали. Но взять не могли. Все, что успел скачать из наших тайн за океан расстрелянный шпион Олег Пеньковский, слабеет перед той добычей, которую в наших пенатах талантливо и долго собирал «Титан». Чекисты Казахстана считают поимку суперагента «Титана» (реальная кличка другая, конечно, известна она, но и нынче ее называть нельзя) одной из крупнейших удач за все годы существования своей службы. Могучий, тогда 45-летний, мужик. Головою могучий, фактурой и подготовкой разведчика. Два года с ним плотно работали в Казахстане. Перед самым развалом Союза отдали «Титана» в Москву. «Титан» многое выдал. Но есть в ветеранах-чекистах уверенность: выдал «Титан» да-а-леко не все.


…Но были в Казахстане места куда более сладкие для зарубежной разведки, чем гора Дегелен и город Курчатов, чем даже гнездо «Сатаны». И недалеко от такого местечка, в обычном домике предместья небольшого городка, чекисты Казахстана очень вовремя предотвратили выход к «точке» подлинного зомби.


Сейчас нет возможности о системе зомбирования человека рассказать подробно. Но это, конечно, не тот самый зомби, который по воле жреца африканского племени вуду живет совсем новой жизнью среди соплеменников. Не тот самый зомби, в котором заложены четыре разные жизни-версии по случаю и самоубийство в конце.


Но это — единственный абсолютно доказанный случай, когда открытый в 1973 году американцем Джоном Гриндером «код эффективного общения» был миной замедленного действия заброшен в Казахстан. Суть этой методики — влияние на поведение человека незаметно для него самого. Влияние обычными, но специально подобранными словами, не несущими вроде бы никакого скрытого смысла. Сегодня это называют нейролингвистическим программированием (НЛП). Сегодня уровень — совсем уже иной.


Тогда же это был обыкновенный зомби, способный суженным командою сознанием совершить примитивное действие — но без сомнений и страха, но — именно в нужной хозяину точке.


Что именно вчерашнему «афганцу» предстояло сделать дома, в Казахстане, — по сей день открытый вопрос. Но ясно: закодированный на конкретные слова конкретной радиопрограммы в нужный своему реальному владельцу момент, — не мог он получить полезных Казахстану указаний.


Наш парнишка фактически стал стрелкой компаса, наводимой далеким магнитом на нужную цель. Он стал зомби в афганском плену — простой казахстанский мальчишка, обычный советский солдат. Из лагеря под Пешаваром в перерывах между таинственными уколами и долгими беседами на русском языке с блондинами в тюрбанах моджахедов, его самолетом возили в Европу. А может, в Америку. До-о-лго летели — вот все, что он помнил о том. Затем вернули в Пешавар. Затем — «в знак дружбы к СССР» — отдали пославшей его на войну державе.


Почему взят был именно он на роль зомби? О! Вся история разведок мира пронизана общей мечтой: иметь послушные на дальнем расстоянии мозги. Технология поиска подходящих на это мозгов фактически найдена. И не только «у них», «за бугром».


Он жив до сих пор, слава богу. И след не потерян его в руинах Союза. Он ведь — та же ниточка, по которой обраткой столь важно дойти до клубка.


Как узнали зомбированного? Да по жизни нормальной семьи, по сердечному слуху отца, мамы, жены. Если бывший «афганец» в один миг все бросает и жмется к приемнику, где спокойно вещает «Маяк». И дрожит, и глаза у него — не опишешь словами. И это — в одно только точное время, но — каждый день…


Уютно зомби только там, где людям «нормальным» плевать и на себя самих, и на других, и на страну, и на ее секреты. В нашем мире и в наших державах на месте СССР почти не осталось сегодня особых секретов.


Но все же есть они.


И зомби рядом с нами — тоже существуют.

Новости партнеров

Загрузка...