Немцы возвращаются?

Такого еще не было: не от нас в Германию, а из Германии — к нам прилетел аэробус А-310, “под завязку” заполненный немцами. Депутатами, правительственными чиновниками, бизнесменами, журналистами. Во главе с самим Йошкой Фишером.


Почему “самим”? О, это интересная фигура! Глава МИД одновременно является заместителем канцлера, то есть этот пост в Германии имеет весьма большой вес, а с учетом веса самой Германии в Европе ее министр иностранных дел – очень весомая фигура.


Ну а потом — это же сам Йошка Фишер — супернестандартный политик.


Человек, подразнивший добропорядочных бюргеров тем, что успел не один раз жениться. Радикал-оппозиционер, один из основателей партии “зеленых”. Это сейчас “зеленые” приобрели респектабельность, а недавно был скандал – германское телевидение где-то “откопало” старые записи, на которых видно, как будущий министр сражался с полицейскими.


И, несмотря на это (благодаря?), Йошка Фишер по популярности опережает даже канцлера.


Впрочем, скандал вокруг радикального прошлого нынешнего министра – мелочь против совсем свежего: сразу в двух ведущих немецких журналах опубликована “утечка” секретного меморандума руководителей США и Германии не давать кредитов Путину. Администрация Буша раздражена, немецкое правительство – в замешательстве, а наибольшие неприятности это сулит именно Йошке Фишеру. О чем он узнал уже в ходе визита.


Кстати, зачем же все-таки этот визит?


Сами немцы предпочитают не придавать ему исключительного значения. Ну не был герр министр в этих краях, вот и прилетел познакомиться. К тому же Казахстан является промежуточным государством на общем маршруте спецрейса А-310: до него был Баку, после него – Ташкент, а конечной точкой – Пекин, на встречу глав МИД Европы, Восточной и Юго-Восточной Азии.


Однако есть детали, говорящие, что именно “промежуточные” пункты маршрута не менее (если не более) важны.


В переводе с дипломатического языка на геополитический название цепочки Баку – Астана – Ташкент звучит так: нефть – сырье – безопасность.


Похоже, у Европы “прорезается” стратегический интерес к нашему региону.


Во-первых, это угроза распространения нестабильности во всех ее видах: наркотрафики, терроризм, религиозный экстремизм, межконфессиональные, межнациональные и социальные конфликты. Европейцы начинают понимать, что Средняя Азия – близко.


Во-вторых, Европа перенаселена и перенасыщена собственными товарами и технологиями, ей категорически необходимы новые экономические пространства. А Россия и Средняя Азия и есть те самые пространства, где “во-первых” и “во-вторых” сплавлены в одну необходимость.


Если же Европа начнет движение в Азию, это движение просто обязана возглавить именно Германия, на что есть много фундаментально-объективных причин. А кроме этих исторически обусловленных причин есть одна текущая, сильно “поджаривающая пятки” немецким политикам и бизнесменам.


В Германии плохо с экономикой. Так тоже бывает: плохо от хорошей жизни. Производства налажены, заводы “молотят” на полную катушку, а … девать некуда. Люди перестали вкладываться в долгосрочные проекты, переориентируются на жизнь сегодняшним днем. Например, стали строить меньше жилья, народ предпочитает аренду. Объем стройидустрии в прошлом году упал сразу на четверть. Для размеренной Германии это более чем серьезно.


Об этом мне рассказал руководитель казахстано-германского предприятия, продвигающего у нас ту самую стройидустрию. По его словам, его бизнес идет неплохо, они не только торгуют импортом, но и развивают собственные производства. Спрос растет, говорит он. В России же, добавляет мой знакомый, вообще уже научились делать сантехнику, оконные и дверные блоки, обои, лаки-клеи и все такое прочее, на европейском уровне. Но – в разы дешевле.


“Несколько лет назад с германскими бизнесменами было очень трудно разговаривать, все такие важные, ничем их не заинтересуешь. А сейчас – сами бегут навстречу, если их талибы позовут, они и к ним полетят обниматься”, – так говорит мой собеседник.


Объем казахстано-германской торговли растет, и неплохо, за последние пять лет он почти утроился. Однако 95 процентов того, что продает Казахстан, – это нефть и металлы. Что же касается сбыта у нас немецкой продукции, то его перспективы определяются, это очевидно, не просто импортом, а налаживанием совместных производств. И здесь не последнее место занимает проблема казахстанских немцев. Их у нас было около миллиона, за десять лет на историческую родину выехали 700 тыс. человек, осталось еще примерно 300 тысяч. Продолжение эмиграции плохо для обеих сторон, надо искать решение, а совместная экономика есть самый верный путь к нему.


О том, что Германия действительно ищет свою особую роль в нашем регионе, говорит и такой факт: в программе визита была встреча с оппозицией. До этого так было только один раз, когда наш регион облетала госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Кстати, по похожему маршруту.


И еще деталь: г-н Йошка Фишер включил в свою программу эксклюзивное интервью “31 телеканалу” и газете “Мегаполис”. Понятно, что от дипломата такого ранга не стоит ждать каких-то сенсаций или слишком больших откровений. Тем не менее выдержки из интервью г-на министра дают понять, на какие приоритеты настроена сейчас Германия. Особенно, если наложить мысли г-на Фишера на то, что звучало, в частности на встрече с демократической оппозицией.


Тезисы “Азамата” на встрече с министром иностранных дел Германии и депутатами бундестага


С момента распада СССР либеральные реформы в Казахстане, как и в России, проходили под идеологическим и финансовым патронажем США. Прямым следствием политики США в Средней Азии явилось не только образование новых независимых государств с открытой западному миру рыночной экономикой, но и установление в них авторитарных несменяемых режимов, опирающихся на коррумпированную госбюрократию и экспорно-сырьевые бизнес-олигархии. Сложившаяся у нас система управления государством и экономикой представляет из себя сплав сохраненного от СССР политического администрирования, местных традиций семейственности и трайбализма с диким рынком и эгоизмом транснациональных корпораций. Долларизация финансовой системы и всех сфер жизни в Казахстане завершает картину нашего превращения в сырьевой придаток однополярного мира.


Эта уже оформившаяся политико-экономическая система относительно стабильна, однако не следует испытывать иллюзий на счет основ этой стабильности. Стабильность в Казахстане гарантируется здоровьем президента Назарбаева, конъюнктурой цен на нефть и устойчивостью доллара. А также отсутствием явной внешней агрессии на границах Казахстана. Само собой, ни одна из этих гарантий не является вечной.


По своему геополитическому положению и внутренней сущности Средняя Азия является практически полным аналогом Балкан, но уже не для одной Европы, а всего Евразийского континента. Поэтому риск “балканизации” всего нашего региона не просто велик. Он, можно утверждать, гарантирован, если события продолжат развитие по действующему сценарию. Заранее ясны также и факторы, сыграющие роль катализаторов “балканизации”, и среди них — приближающийся уход бывших коммунистических лидеров.


До сегодняшнего дня Объединенная Европа не влияла на ход событий в Казахстане, ограничиваясь наблюдением. Бессилие ОБСЕ в отношении наших “круглых столов” только подчеркивает этот факт. Можно сказать, что сейчас для Европы нет Казахстана, а для нас нет Европы. Возможно, из Брюсселя Средняя Азия представляется слишком далекой, однако для нас, здесь живущих, очевидно, что та же Ферганская долина, когда назревающие там конфликты начнут “выплескиваться”, окажется в зоне прямых жизненных интересов европейских народов.


Что же касается Каспия с его гигантским энергетическим, но политически неурегулированным потенциалом, то он уже — непосредственный объект большой европейской политики, сулящий огромные экономические выгоды, но и не меньшие риски.


В общих интересах не допустить дестабилизации Средней Азии, вопрос в том, какими путями. Политика двойных стандартов США, когда демократическая оппозиция поддерживается на словах, а недемократические режимы — на деле, завела в тупик. Другой концепции и практической политики у международного сообщества сейчас нет.


Следует ясно понимать также, что собственного потенциала демократических трансформаций у наших властей нет, как нет и опоры на собственное население. Режим не чужд идее эволюционной демократизации, но самостоятельно в эту сторону он двигаться не способен. Сил внутренней оппозиции для этого также не достаточно. Ситуация развивается “естественным” путем, в конце которого — высокая вероятность дестабилизации.


В споре о том, далеко или близко Средняя Азия отстоит от Европы, решающий аргумент — Россия. Для нее десятилетие проатлантических суперлиберальных реформ также позади, начался естественный откат. Россия также стоит перед стратегическим выбором. Задержка с демократизацией в Средней Азии, тем более — “балканизация” этого региона, может сыграть роковую роль. Россия также рискует “уйти” из демократической Европы в авторитарную Азию.


Мы убеждены, что единственный путь долгосрочной безопасности в Средней Азии — это активная политика по привлечению цивилизованного бизнеса, прежде всего европейского. Для чего опережающе необходима комплексная международная программа по демократизации местных политических режимов.


Ключевым и наиболее готовым к этому государством Средней Азии является Казахстан. Что же касается влиятельной международной силы, способной инициировать новую демократическую альтернативу для нашего региона, то наилучшие возможности для этого есть у Германии. Убеждены, что стратегический бизнес-проект по дуге “Германия — Россия — Казахстан” отвечает как коренным интересам наших государств, так и потребностям всего международного сообщества.


Если же говорить о том, с чего должен начаться этот проект, то в первую очередь — с политического обеспечения. В частности – с включения реальной демократической оппозиции в систему власти Казахстана и диалог с ОБСЕ. На этот счет у нас есть конкретные предложения, и мы всегда открыты для сотрудничества.



Выдержки из интервью Й. Фишера телеканалу “31” и газете “Мегаполис”


— Господин министр, мы сегодня встречаемся с вами во второй раз. Сначала это была встреча с лидерами оппозиции, а сейчас я представляю Аналитический центр популярного в Казахстане медиа-холдинга “31 телеканал” и газеты “Мегаполис”. Так что на своем личном примере я мог бы сказать, что демократия в Казахстане все-таки есть. Но если серьезно, то ее катастрофически недостаточно. В частности, мы, демократическая оппозиция, считаем, что именно отрыв власти от народа сдвигает ситуацию в нашем регионе в сторону “балканизации”.


— Я надеюсь, что такого развития событий не будет. Опыт, накопленный на Балканах, очень горький, и потребовалось вмешательство международного сообщества для разрешения конфликта. У Казахстана шансы на другой выход намного лучше. Несмотря на всю критику, все-таки есть внушительный прогресс в достижении мира и стабилизации в сочетании с развитием демократии.


— Казахстан очень много потерял из-за отъезда немцев, особенно в сельской местности. Германия также понесла значительные затраты на адаптацию переселенцев. Наверняка среди уехавших, особенно лиц старшего поколения, найдется немало желающих вернуться в Казахстан, скажем, на временную работу, если для этого будут созданы необходимые условия. Возможно, это могло бы стать хорошей основой для расширения присутствия немецкого бизнеса в Казахстане?


— Мы руководствуемся чувством солидарности с казахстанскими немцами, многие из них были депортированы в сталинский период и должны дорого расплатиться за преступления, совершенные гитлеровским режимом, преступления, к которым они не были причастны, и преступления, которые произошли с их вины и с их ответственности.


Германия собирается поддерживать казахстанских немцев, чтобы они имели будущее в Казахстане. Совместно с казахстанскими ведомствами мы будем делать все, чтобы они чувствовали себя здесь, словно дома; будем оказывать поддержку также тем, кто хочет выехать в нашу страну. Они могут, как и казахстанские немцы, послужить связующим звеном между Казахстаном и Германией.


— Что бы вы могли сказать по поводу дипломатического скандала между Германией и США, связанного с оглашением в немецких СМИ договоренностей о непредоставлении кредитов России?


— Здесь я это не буду комментировать.


Беседу вел Петр СВОИК

Новости партнеров

Загрузка...