VOX POPULI – YOX DEI. Народ всегда прав?

…Ночь разорвали огни проблесковых маячков полицейской машины.


“Патрулики!” — мелькнуло у него в голове. — Во влетел! Ну сейчас начнется второе и заключительное отделение пармезонского балета…”


С горечью осознав, что надо было оставить хотя бы сто тенге на такси, он остановился. Две фигуры с отвисшими кобурами и фонариком приблизились на расстояние метра. Походка у них была уверенная и безмятежная, отметающая любые сомнения.

— Добр… веч.., стар… …жант Сери……ев! Ваши документы!

Как-как его зовут?” — подумал он, но переспрашивать не стал. — Зачем нарываться? Геша, торчок, в прошлом месяце у них удостоверения хотел посмотреть, так до сих пор улыбается и головкой подергивает. Вредно все-таки демократические брошюрки читать…

— Пожалуйста!


— Так, Иванов Ахмет Рейнгольдович, студент КазГНУ имени Фарабиева. Двоечник, наверное? Спиртное пили? Пили! Водочку, конечно? И литра полтора употребили — никак не меньше!

Вот блин, не хотел же, как чувствовалнарвусь на приключение. А вообще что из того, что выпил пару стопок?”

— Да, командир, выпили с друзьями по паре стопок!


— Такой молодой, а уже водяру стаканами глушишь! Смотри, Петрович, во молодняк пошел, да! Он же рогами забор подпирает. И куда отечество родимое катится? Помирать будем – долго нам с тобою страдать придется. Не знаешь ведь, на кого страну оставить придется…

Да ладно тебе мораль-то читать! У самого вон рожа каленая. Два “Агдама” в день – твоя минимальная корзинка потребителя!

— У приятеля день рождения был, ну и, сам понимаешь, малость посидели…


— Из карманов все достаем! Колющее, режущее, наркотики?


— Вот бумажник без денег, плейер, ключи от дома, я же студент…


— Ладно, поехали с нами, там разберемся.


— Куда, командир? За что?


— Как это за что? Появление в общественном месте в нетрезвом состоянии, еще и без сопровождающего лица – порядок нарушаем, Ахмет, как тебя там, Раймондович, да?


— Мужики, да я же и не шатаюсь даже, и перегара от меня почти нет… Ну две стопки всего-то и выпил, что вы в самом деле…


— Поговори еще у нас… Все! Замяли базар! Садись — поехали…

В тесной машине сидели еще трое таких же, как и он…


Наверное, не осталось молодых людей, которые бы не попадали в аналогичные ситуации. При виде полицейской машины парней передергивает, внутри все холодеет и хочется кинуться бежать куда глаза глядят. Но никак нельзя. Все равно же догонят – потом проблем не оберешься., а так может и пронести.


“Шытс, менты, улыбаемся!” – поговорка, которую знают все – от мала до велика. Американские фильмы, в которых дерзкие парни из нью-йоркских гарлемов и ист-сайдов кричат что-то обидное для копов и вызывающе показывают полицейским средний палец (жест, аналогичный нашему энергичному удару ребром левой ладони по сгибу правой руки), все же как-то еще не закрепили у казахстанской молодежи чувства уверенности и собственного достоинства при встречах со стражами правопорядка. Особенно, в неурочный “комендантский” час, когда покойным и здоровым сном спят усталые адвокаты, правозащитники и надзирающие за полицией прокуроры .


Отчего у нас такие менты? Как сделать безопасными наши улицы, на которых сограждане боятся людей в форме иногда больше, чем лихих мазуриков. Как удержать в рамках закона охранников общественного порядка, призванных нас именно оберегать, а не глумиться над остальными соотечественниками с высоты сержантских минимум погон? Именно с этими вопросами мы вышли на улицу спросить рядовых граждан их главного в нашем демократическом государстве мнения.


Были ли у вас когда-нибудь проблемы с полицией?


Дмитрий, винодел:

— Бывают и довольно часто. Потому что сейчас без документов даже и за хлебом не выйдешь. Но ведь когда идешь в магазин, о документах как-то и не думаешь. А менты так и норовят забрать в РУВД для выяснения личности. План у них есть, наверное, по доставке или их инструктируют так, что трико и шлепанцы, мол, и есть настоящая униформа террориста или налетчика. Но, я думаю, что те, которые “Туран-Алем” на треть миллиона “баксов” нагрели, не “авоськой”, небось, инкассаторов “мочили”…


— Стало быть, вы не в восторге от работы полицейских?


— В принципе особой работы нам и не видно. Работают они, как мне кажется, довольно плохо. Со старушками-коробейниками или подвыпившими гражданами они еще способны справиться. А на большее или что-то серьезное не тянут…


— А как, на ваш взгляд, можно улучшить их работу?


— Для начала необходимо сделать так, чтобы они не были заинтересованы “снимать” с простого народа деньги. Кто-то “прихватизировал” народную собственность, заводы и фабрики. А наши полицейские “приватизировали” народ. И с него тянут деньги, которые идут в их карман и карманы их начальников. Необходимо начать жесткую борьбу с коррупцией. И начинать ее надо с правоохранительных органов. Они сейчас сами смыкаются с преступностью, и у многих просто такая же преступная мораль.

Ирина, врач:

— Конфликтов с полицией у меня никогда не было, но их работу я оцениваю на два с плюсом по пятибалльной шкале. Видим же буквально каждый день, что вокруг нас творится. Сначала надо повысить заработную плату людям, которые там работают. Тогда и подбирать в нее можно будет достаточно квалифицированных и порядочных по-человечески кадры, а не первых попавшихся.

Галия, преподаватель немецкого языка:

— Проблем с полицией у меня никогда не было, я человек законопослушный. Но по рассказам своих знакомых и друзей, которые сталкивались с нашими правоохранительными органами, их работа оставляет желать много лучшего. А насчет эффективности, как говорится — рыба гниет с головы, с нее и надо начинать чистить. Эпоха энтузиазма кончилась давно. Везде требуются профессионалы, и профессионалам платят соответственно по их квалификации. За маленькие деньги сегодня трудно вдохновить на большие дела. Какая плата – таковы и услуги.

Рауан, студент:


— Бывало, что не один раз задерживали меня, как они говорят, по подозрению. Интересно только, что подозревают они практически всех – белых, желтых, черных. Лысых и кучерявых. Толстых и тонких. Старых и молодых. Это, как у Агаты Кристи в “камерных” детективах: подозреваются все. Кто не хочет хлопот и волнений – тот откупится. Такса у них гибкая. Можно и за “бумагу” – за сто тенге отвязаться. А кто-то и пять тысяч тенге выложит. Если торопится и деньги есть. Лучше на улице откупиться – в райотделе уже дороже. Ну это понятно. На улице двое патрульных, а в “конторе” начальники — в каждом кабинете. Серьезный “общак”… Конечно, есть полицейские, которые работают добросовестно, отрабатывают свои деньги и соблюдают закон. Но больше, кажется, людей, легко превышающих свои служебные полномочия или не исполняющих их за легкие и нечестные “бабки”. В общем, плюсов и минусов хватает, но минусов все же гораздо больше. Улучшить работу полиции можно только увеличением заработной платы. Ну сами подумайте, кто будет работать за восемь тысяч тенге, ведь семью как-то кормить надо…


Большинство людей, опрошенных нами, считают, что качественно изменить работу полиции возможно, лишь подняв почти нищенскую заработную плату ее сотрудников. Вот, мол, там, на Западе, полицейские получают приличные деньги и не воруют.


Сразу же поспешу с этим не согласиться. Воровать или не воровать, брать взятки или не брать, работать честно или постоянно нарушать закон – дело, зависящее сугубо от воспитания и наличия устойчивых жизненных принципов. А постоянными ссылками на то, что, дескать, мало платят — плохо работают, можно оправдать любую гнусность. Фраза “Моя милиция меня бережет” уже давно имеет народом придуманное продолжение: “Сначала посадит, потом стережет”. Народ – не милиция: лишнего не навесит. Многое кроется за этой фольклорной миниатюрой. Громадный житейский коллективный опыт собран в этом двустишии.


Кроме того, криминальный мир притягивает сегодняшних молодых людей гораздо сильнее, чем некогда синий офицерский китель и розыскная романтика. Полунищим ментам в лице капитана Ларина и Толи Дукалиса противостоят маниакальные создания из фильмов Роберта Родригеса и их российские аналогии – всякие там Олеги Званцевы и Сергеи Челищевы с “погонялами”, Белый и Черный Адвокаты из “Бандитского Петербурга”. Шестисотые “мерседесы” прельщают молодежь гораздо больше раздолбанных патрульных “шестерок” и “уазиков”. Хочешь — не хочешь, но так и вспомнишь марш-бросок отчаяния, совершенный бывшим министром внутренних дел, который, накрывшись арбузом, словно американский рейнджер каской, самолично проверял бдительность и неподкупность подведомственной ему отечественной полиции. Но красиво жить не запретишь. Никому. Но все же Глеб Жеглов и Володя Шарапов отдавали последние хлебные карточки обворованной на улице соседке, и при этом умудрялись не брать взяток. Кто-то скажет: время другое было. А кто-то: придуманная, мол, история.


Вера, временно неработающая:


— Я сама не из Алматы, в Талгаре живу. Но там у нас в полиция, помоему, вообще не работает. На наркоту откровенно закрывает глаза. Просто в открытую не обращают внимания. А наркотиками у нас торгуют свободно, никто не боится. Скоро, как хлебом, будут торговать в магазинах. Пол-Талгара уже “на игле” и “на травке”. Наверное, законники наши в погонах с ними заодно. В доле -, что ли, так у нас все говорят…


Тимур, рекламный агент:

— Полиция наша работает посредственно. Я бы сказал, тупо и топорно. Профессионализма у многих совсем мало, а у многих вообще нет. Учить их лучше надо, например, в Россию отправлять, там ребята гораздо лучше работают.

Игорь, таксист:

— А разве наша полиция работает? В первый раз такое слышу. Блин, посмотрите, что делается на улицах — в день по десять раз останавливают: то им не это, то им это не то. А как двести тенге им “отпилишь” — сразу же отпускают. Должны же быть какие-то органы, которые борются со взятками. А “крутые” тачки они не останавливают – за погоны свои боятся. Я где-то читал, что президент дал указание останавливать правительственные автомашины и штрафовать без разговора, но кто это делать будет, потом же хлопот не оберешься. А с нас по три шкуры снимают. Что делать? А как Сталин делал – сажать и стрелять продажных гадов – другим неповадно будет…

Виктор, безработный:

— Я на них еще в “зоне” насмотрелся. Я их ненавижу! Мы же тоже люди, а не быдло… Лучше не говорите мне про них…

Сергей, студент:

— Менты нам не кенты! Да что вы спрашиваете, сами, что ли, никогда еще не сталкивались с этой публикой? Искренне вам этого не желаю. Веру в людей потерять можно…

— Ладно, безденежный, иди домой. И не пей.

Три часа ночи,— подумал он,а увезли совсем в другую сторону, теперь еще два часа до дому добираться, завтра зачет, и ведь преподу не объяснишь, ему все равно”.


Он побрел домой с твердым убеждением, что ни сам никогда не пойдет работать в полицию, ни детям своим не даст. А ведь с детства мечтал.


Почему у нас такая полиция? Конечно, не в деньгах дело. Коррупция всегда была и всегда будет. Честный мент подобен сегодня существу, занесенному в Красную книгу. Они есть и, как говорится, на них наш мир еще держится – кое-как. От аульной и сельской молодежи, путающей Брежнева с Лениным и полагающей, что последнюю большую войну на Земле выиграл американский рядовой Райан, трудно ожидать большего. Работа в полиции для этих парней — это возможность хоть как-то возвыситься над другими. Жажда власти у необразованных людей приводит к трагедии человечества. Однажды мне довелось слышать разговор двух подростков, целью жизни одного из них была работа в милиции. Почему? Потому, что он сам не раз отдавал им деньги за свою свободу. А дурной пример, как известно, заразителен.


“Наша служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна…” Напрасно, коли кто так думает. Видна, и очень видна…

Новости партнеров

Загрузка...