Случайность или начало тенденции?..

Одной из самых престижных и, что там скрывать, финансово весомых премий суверенного Казахстана в гуманитарной области является президентская премия предназначенная для журналистов. Она сразу перехлестнула по своему качеству и авторитету многочисленные номинации практически умершего Союза журналистов Казахстана. По сути, выбирается лучший журналист года, причем отдельно нагараждаются представитель от русскоязычных СМИ и отдельно от казасхкоязычных СМИ. Конечно, такая премия, как и любая другая, вызывает всякого рода суждения, ибо всегда остаются недовольные — но недовольство недовольству рознь… Что имеется виду? Еще Олжас Сулейменов говорил, что казахская и русская общины жили каждая своей жизнью даже в социалистическом Казахстане. Сегодня различия стали еще резче, особенно в культурной и масс-медийной сфере. Возьмем только один аспект – президентскую премию для журналистов. Впрочем, в этом аспекте, как в капле воды, отражается казахская проблема, а если учесть, что казахи являются титульной нацией, то это проблема выходит за рамки сугубо внтуринациональной…


В канун 28 июня, когда отмечается профессиональный праздник журналистов Республики Казахстан, страна обычно узнает имена новых лауреатов президентской премии. В “русской” номинации, им, как правило, становится известный всему, по-крайней мере русскоязычному Казахстану, журналист. В “казахской” же номинации, как правило, награждается тоже известная личность, но известная с маленькой и весьма существенной оговоркой: казахский журналист становящийся лауреатом президентской премии отличим от прочих казахских журналистов прежде всего своим начальственным положением (практически все занимают в своих изданиях пост главного редактора) и вхожестью во властные коридоры через знакомых, родственников, соплеменников ( в трайбалистском понимании). Но в этот раз случилось самое настоящее чудо. Первым равных стал Ахас Тажутов. Как отметил еженедельник “Время” (28.06.01): “…это тот редкий случай в казахскоязычной прессе когда на престижную награду выдвинут рядовой журналист, а не руководитель издания”. Хотя было известно, что номинировался Мереке Кулкенов, главный редактор “Ана тiлi”, бесменный главный редактор молодежного литературного альманаха “Жалын” (был такой…). Безусловно, это редкий случай и с той точки зрения, что лауреатом стал автор, чьи статьи составляют золотой актив казахстанской журналистики (чего не скажешь о творчестве былых лауреатов). Короче — награда нашла своего героя. Но что-то все таки мешает надеяться на то, что произошел какой-то перелом и теперь с гегемонией казахских “бастыков” от журналистики покончено и “казахская часть” президенсткой премии станет адекватной ее “русской части” (более справедливой!)… Во-первых, победа Ахаса Тажутова еще ни о чем не говорит, поскольку рано или поздно он должен был бы стать лауреатом, если не в казахской номинации, так в русской, т.к. слишком очевиден его высокий класс. Во-вторых, учитывая предварительные сведения о том, кого поначалу хотели премировать, лауреатство А.Тажутова и впрямь выглядит чудом. Одна ласточка не делает погоды… Проблема остается…


***


А проблема заключается в данном случае в двояком отношении к гражданам нашего государства. Если вы русский человек, европеец или просто лицо неказахской национальности к вам может быть применено отношение как к граждананину Республики Казахстан, т.е. как к полноправной части гражданского общества РК. А когда речь заходит о казахах возникают иные подходы. Это давно поняли даже русские сограждане. Не секрет, что страной фактически правят несколько родовых фамилий. Заметьте, не жузы или крупные роды или племена, а именно фамилии. На них замыкаются все остальные мнения нижестоящих аксакалов. Есть фамилии по какой-нибудь отдельной отрасли, а есть фамилии которые имеют решающее мнение буквально по всем вопросам. Иными словами, в стране существует такая надстройка, которая решает судьбу любого казаха будь он русскоязычный , англоязычный, будь он даже музыкант Марат Бисенгалиев который в Англии живет — это неважно. Важно то, что он принадлежит к какому то роду, к какому-то племени, к какому-то жузу. И есть аксакалы, которые от имени казахов уполномочены говорить перед лицом властей. А власть признает их право. Трагедия заключается в том, что власть исходить из презумпции наличия у таких акасакалов права решать за Бисенгалиева, Сулеева, да за кого угодно. Хотя этот Сулеев в глаза не видел этих акасакалов, никогда не общался, но это не важно абсолютно… По сути дела у гражданина казахской национальности отнимают его гражданское право быть самим собой, как говорится, отдельным индивидом общества. И не важно кем бы он считал себя сам, какое бы он образование не имел, где бы он ни жил, какими бы языками он владел, о чем бы он ни думал, какой бы ни был у него уровень интеллектуального развития если уж властные инстанции так или иначе будут рассматривать его вопрос в плане поощрения или в наоборот в плане наказания, в любом случае включается механизм, когда спрашивают соответствующего аксакала… Но это только одна, формальная сторона дела, другая заключается в том, что у этих аксакалов есть свое ближнее окружение, свои, так называемые “семiз малаи” (дословно: “жирные прислужники”), либо просто родственники. Естественно, все достается им. Люди, узурпировавшие право говорить от имени сотен тысяч и, порой, даже от имени миллионов людей, если говорить о жузах, фактически распределяют блага в своем узком фамильном кругу. Но им мало этого, такая избирательность ими изящно преподносится как защита жузовских интересов! Между тем, реально, речь не может идти о жузовских интересах, ибо жузы — это огромные массы людей и все эти акасакалы просто не могут знать: кто, чем в рамках этого жуза занимается, где находится. В принципе, такое казахское управление вписывается в древнее казахское социальное устройство когда от имени родов, племен, жузов говорили бии, аксакалы. Но ситуация сегодня совсем другая, а эта схема продолжает действовать, причем она приняла уродливые формы: право говорить от имени жуза присвоили отдельные фамилии, это даже не роды, это именно фамилии тем или иным способом пробравшиеся наверх и скажем так, негласным образом застолбившие право перед лицом властей говрить от имени жузов, регионов. И вот таким образом все и решается в казахской среде в том, что касается казахских вопросов. А фактически казахов загоняют в тупик, потому что используются ресурсы не всей нации, а ресурсы, которые поставляют именно эта узкая группа людей. При такой реальности у нас получается что авиацию, как это было в недавнем прошлом, возглавляет гинеколог, а железную дорогу, как в настоящем, бывший преподователь (об этом писала “Алтын Орда” и не только она-Авт.). Почему так получается? Потому что если речь шла бы об интересах целых жузов или целых больших родов, то сами понимаете, хоть одного-то, пусть даже малоквалифицированного но одного летчика или железнодорожника всегда можно найти в рамках большого рода, а тем более целого жуза. Но ведь речь как раз идет о том, что аксакалы представляющие свою фамилию, свою семью они же ищут, находят, выдвигают светочей только из своего ближнего круга. Таким образом у простого рядового казаха отнято уже давно его право быть гражданином, частью, индивидуумом общества, т.е право сам себя представлять перед лицом властей. Ибо власть не рассматривает его как индивидуума, власть с ним общается, решает его судьбу посредством этих фамильных аксакалов, которые узурпировали право представлять всех и каждого казаха. А в реальности получается так, как указывалось выше: к русскому человеку, к любому неказаху относятся как к гражданину и он рассматривается отдельно взятая единица общества, в то время, как что огромные массы казахов, по сути дела лишены права гражданства… Это и является самой огромной проблемой…


Решение вопроса с премией, когда вот в очередной раз лоббировался очередной главный редактор, входящий в фамильный круг Абиша Кекилбаева и вообще всего аксакалитета, представляющего Младший жуз, говорит об этом. Реально все предыдущие четыре лауереата президенстской премии были точно такими же и благодаря именно такой системе отбора и в конце концов беспрепятственно заполучили звание и все остальное. Каким образом “нефамильный” выходец из Младшего жуза Ахас Тажутов неожиданно стал лауреатом президенсткой премии остается секретом. В любом случае с таким положением вещей мириться нельзя и прежде всего именно журналистам. Казахским журналистам необходима принципиальная гражданская позиция, нельзя мириться с таким полождением дел. Поэтому есть такое предложение: обратиться к “Адил соз”, к “Интерньюс”, к международным или казахстанским общественнмым организациям, с тем, чтобы они учредили премию, нормальную премию для казахской журналистики, именно для казахов поскольку в отношении них ни на каком уровне справедливости не наблюдается. Денежную сторону премиии можно вообще сделать формальной, во главу угла надо поставить такую цель: установить “гамбургский счет”. Идеального ничего в мире нет, но попытка такая необходима. Конечно, давно известно, что русскоязычная журналистика, большой русскоязычный мир совершенно не проникнут заботами казахской прессы. Эта позиция прагматическая и весьма рыночная: чем хуже конкуренту тем лучше им. Но давайте посмотрим на этот вопрос с другой точки зрения… У каждого человека есть нетъемлемое гражданское право получать достоверную, квалифицированную информацию от журналистов. А существование такого института, как “литературно-газетные бароны” давно уже губит казахскоязычную журналистику, и на казахском языке за малым исключением можно получить ту самую квалифицированную, более или менее не ангажированнную информацию. Носитель казахского языка имеет право получать нормальную инофрмацию, имеет право на то, чтобы в этом обществе была нормальная журналистика на его языке. А чтобы такая журналистика сформировалась, надо менять подходы и вообще начинать говорить об этом громко и внятно…

Новости партнеров

Загрузка...