Транспорт станет по зубам, если вступишь ты в ГУУАМ

Узбекистан активно подключился к новой интегративной организации



Будет ли от этого толк – покажет время, а сейчас специалисты гадают, что подтолкнуло Ташкент к такому решению, ведь ни с одной страной ГУАМ у Узбекистана нет общей границы.


Другой вопрос, кто станет локомотивом этой интеграции. Не секрет, что во многих структурах Ташкент не просто имеет отдельное и всегда “верное” мнение, но и старается продвинуть себя в качестве лидера. Этим самым республика обеспечивает проталкивание национальных интересов и подчинение других участников этим интересам. Поэтому всегда с партнерами у Ташкента возникают проблемы. Стоит вспомнить, что уже много лет существует Центрально-Азиатский экономический форум (который вначале появился в виде Единого экономического пространства Узбекистана и Казахстана и в дальнейшем переименовывался в иные структуры), но никаких реальных шагов в интеграции не видно. Какая может быть интеграция, если проекты взаимного инвестирования принимаются, но не реализуются, оставаясь красивыми словами на бумагах, свободной торговой зоны как не было, так и нет. Взаимная межгосударственная торговля отличается сырьевой направленностью. Таможня свирепствует на границах – это новая форма таможенного пространства, где с транзитников сдирают огромные куши (причем, как легально, так и не легально). Более того, невозможно свободное продвижение рабочей силы по республикам региона, поскольку с Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном Ташкент ввел визовой режим. Более того, опасаясь соседей, узбекские пограничники заминировали все “туристические” дороги, и на них теперь подрываются кыргызские и таджикские партнеры”, а иногда и граждане Узбекистана.


Ташкент не подает газ на южные территории Казахстана и Кыргызстана, не открывает пути для Таджикистана, а те, в свою очередь, прикрывают железные дороги на север, не дают воду, не обеспечивают телефонную связь… Претензий друг к другу много, но их лучше решать дипломатично, мирно и в атмосфере уважения друг к другу. Если Астана начинает артачиться, то Ташкент тоже не желает давать слабинку. И оба государства стоят друг против друга, как два барана на бревне над пропастью и не желают уступать дорогу. А ведь в бездну можно скатиться обоим.


Имеются проблемы во взаиморасчетах. Узбекский сум не конвертируется даже у себя на родине, хотя Узбекистан настаивает, чтобы он использовался в качестве платежного средства на всей территории Центрально-азиатского региона. Правда, узбекский сум можно обменять на СКВ или валюту других государств в коммерческих банках Казахстана и Кыргызстана, но по курсу, который на 10-15% выше, чем на черном рынке в Ташкенте. Есть даже такая шутка, что американский доллар – не конвертируемая валюта, так как в США невозможно на них купить узбекских сумов, и, наоборот, в узбекских обменниках не поменяешь сумы на доллары из-за отсутствия таковых в банках.


Есть предположение, что из-за проблем с транзитом узбекских грузов через казахскую и, конечно, российскую территории, Ташкент стал искать альтернативные пути через Кавказ в Европу. Проект ТРАСЕКА имел успех в начале реализации и воодушевил узбекских экспортеров, но затем из-за действий Туркменистана и Азербайджана, которые в нарушении принятых договоренностей ввели НДС за транзит, привело к удорожанию узбекских товаров, которые направлялись на рынки Европы. Естественно, это вызвало соответствующую реакцию у Узбекистана, который вынужден был уменьшить практически вдвое объем перевозимых грузов.


У республики есть одно преимущество – она является центром региона и граничит со всеми пятью бывшими советскими странами и Афганистаном, становясь узловым для транспортных коммуникаций. Но в то же время это серьезный и недостаток – географическое местоположение в Центральной Азии не позволяет Ташкенту оперировать своими возможностями. Чтобы выйти к морям, то есть самому дешевому способу транспортировки, необходимо пересечь границы двух государств.


В настоящее время через Афганистан ринется только сумасшедший. Через Казахстан и Россию – это уже унижение, хотя эти дороги все же используются. Остаются пути, где партнерами могут выступить более слабые по сравнению с Узбекистаном государства, например, Туркменистан, Азербайджан, Грузия… Конечно, в ГУУАМ есть также и Украина, экономический потенциал которого превышает возможности Узбекистана, но и это можно не принимать в расчет. Стоит вспомнить, что Киев раздирается на части из-за политических противостояний правительства и оппозиций, и руководству сейчас не до выявления, кто лидер в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, страна должна огромную суму Ашгабаду и Москве за газ. Молдова? Боже, какой же это соперник? Так что фактически у Ташкента в этой интегративной структуре реальных и потенциальных противников нет, как и нет серьезных оппонентов.


И поэтому у Ташкента имеются все шансы стать “локомотивом” этой интеграции, ведь не зря на всех уровнях говориться, что ГУУАМ возрождает Великий Шелковый путь, то есть дорогу, которая приобретает сейчас стратегическое значение между Западом и Востоком. Но есть и другие мнения, в частности, у центрально-азиатских экспертов, мол, можно возрождать и создавать транспортные коммуникации глобального значения, такие как, например, ТРАСЕКА, но не стоит переносить на них межгосударственные отношения феодального порядка, то есть те, которые имели место тысячу лет назад. Этим вряд ли можно притянуть кого-то к интеграции.


Несомненно, Узбекистан ищет независимости ото всех, ему нужны рынки сбыта, конвертируемая валюта, экономическая стабильность и социальный порядок внутри. Такие же цели ставит, впрочем, любая страна, которая хочет стоять в ранге развитых и цивилизованных. Но зачем при этом ругаться с близкими по региону соседями и искать новых друзей, с которыми можно также быстро поругаться из-за личных амбиций? Что сделала маленькая Куба Узбекистану, когда Ташкент на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в 1998 году выступил в поддержку американо-израильской инициативы по продолжению экономической блокады Острова свободы? Не будем отрицать, что свободы там не больше, чем в самом Узбекистане, но, наверное, Фидель Кастро поперхнулся, когда ему сказали, что какая-то среднеазиатская страна объявила торговое эмбарго Гаване. Кубинский лидер долго искал Узбекистан на карте, а потом мучительно думал, а что он сделал плохого президенту Каримову, которого, возможно, и в глаза не видел.


Кстати, один из дипломатов спросил своего начальника, мол, а зачем мы пошли на такой шаг, и получил ошарашивающий ответ: “Мы против страны, которая пропагандирует коммунистический фундаментализм”. Но на следующий вопрос, а почему тогда мы не против Китая, ведь там строят коммунизм, давайте многомиллиардной и ядерной державе объявим торговое эмбарго, дипломат получил холодное молчание и последующую взбучку. Зато население Узбекистана до сих пор не знает, что его правительство точит зуб против Острова свободы.


Конечно, Ташкенту бы не понравилось, если бы вдруг ЕвразАзЭС, ГУАМ, Андский пакт, ЭКО, АСЕАН или какие-нибудь другие страны, пускай даже далекой Африки, объявили ему экономический бойкот и перерезали все пути. Узбекистану деваться было бы некуда. Он итак зажат со всех сторон. Стоит Туркменистану, Казахстану, Кыргызстану и Таджикистану объявить о моратории на транзит, то весь транспорт республики встанет как вкопанный. Не пройдет не только авто- и железнодорожный транспорт, но и воздушные суда будут приколоты в аэропортах. Повторю, через Афганистан полезет только тот, кто плохо представляет себе, кто и что такие талибы. А узбекское правительство прекрасно осведомленно в этом вопросе. И стоит другой вопрос: зачем ругаться и чего выплескивать наружу амбиции?


Ашгабад живет своей жизнью, Туркменбаши хватает своего четырехмиллионого народа, территории в 1,3 раза большего чем у Узбекистана, запасов природных ресурсов, и там наплевать на Ташкент. Захотел, повысил ставки за транзит, не захотел – не повысил. И Ташкенту некуда деваться, своего выхода к Каспию нет – не хватает каких-то 200 км. Ах, если бы большевики еще в 20-х годах сделали бы хоть маленькую дорожку к морю, пускай шириной в два метра, но этого хватило бы для железнодорожного полотна и морского портика. Но ведь красные командиры, раскраивая карту Средней Азии, не думали о будущей независимости Узбекистана, не учли его желаний и страстей. И поэтому сейчас цензоры всячески вымарывают всякое упоминание о КПСС и Советской власти, а нынешнее правительство возвеличивает Амира Темура, который несколько сот лет назад расширил свою империю от Индии до Ближнего Востока и Кавказа. Вот тогда было здорово – перевози товар караванами без проблем и никто не перекрывает дорогу. Но — увы! –той империи уже давно нет, а сейчас границ больше, чем клеточек в тетради.


И поэтому сейчас Ташкент, скрипя зубами, идет на поклон к создателю Рухнаме, который известен тем, что за 50-ти тысячный калым продает своих невест иностранцам, закрывает балет и цирк, строит памятники самому себе и требует, чтобы каждый день народ повторял присягу на верность. Конечно, туркменский лидер не сам пришел к идее усложнения транспортных проблем Узбекистану, как считают независимые эксперты, ему в этом умело “помогли” и Иран, и Турция, И, возможно, Россия. Чтобы узбеки вновь обратили свои взоры на “берега лучезарные”, вернулись обратно.


Политика в отношении ГУУАМ у Ташкента, скорее всего, двойная: это и транспортная независимость от региональных лидеров, это и экономическая экспансия стран ГУУАМ. Республике необходимо сплавлять свою продукцию, которая не всегда конкурентоспособна в развитых государствах, но рынки Закавказья могут быть вполне приемлемыми для узбекских производителей и экспортеров. В ответ Узбекистан может получать как валюту, так и природные ресурсы, и некоторые специфические товары, которые жизненно необходимы для национальной экономики.


Через ГУУАМ Ташкент, несомненно, будет лоббировать свои интересы, и если что-то не будет получаться в рамках СНГ, ТРАСЕКА, то наверняка получиться на саммите лидеров государств новой интегративной системы. Хотя официально заявляется, что ГУУАМ – это не блок, и его учредители не намерены противопоставлять себя другим странам СНГ, но в политическом отношении такое противостояние невозможно избежать. ГУУАМ – это “окно” в Европу через Кавказ. ЕврАзЭС – это дверь в Центральную Азию и Китай через Россию. ГУУАМ – это попытка создать свою зону свободной торговли, тогда как в ЕврАзЭС уже несколько лет это пытаются сделать и то с переменными результатами. Кстати, подобная зона уже как семь лет висит на планах Содружества, но никто не собирается его реализовывать, все ждут, как кто-то другой начнет первые шаги и откроет свои рынки для других. Начать вместе и разом почему-то не получается. Видимо у всех разный ритм и разные шаги. Может, стоит всем синхронизировать свои маятники?


В течение десяти лет Узбекистан пытался подогнать свой вагон к общему составу интеграции, но по пути почему-то происходили различные проблемы: то сцепка не та, то колея не подходит, то рельсы ведут не туда, и это охлаждало интересы Ташкента, который не подписывал часть документов, или вообще выходил из других соглашений, например, Договора о коллективной безопасности, кстати, инициированный им в 1992 году. А теперь захотелось стать машинистом пускай маленькой, но важной структуры (ведь такое в Центральной Азии не получается – соседи не согласны). Тут можно и стать ведущим локомотивом. И это хорошо, если государство способно к этому, если есть силы и желание. Ведь этого порой не хватает другим. Другое дело, как повезешь состав и куда. Всем ли по пути?


Все необходимо делать разумно. Не ругаться с теми, кто сейчас хоть и не приносит пользы, но его голос когда-нибудь станет важным. Маленькая или большая страна, близко расположена или далеко – не важно. Не стоит подыгрывать другим, будь собой – это уже первый шаг к взаимопониманию. Ради США обижаем Кубу, но в то же время понимаем, что Вашингтон не намерен подыгрывать Ташкенту в его геополитических интересах.


Соседей не выбирают, с ними живут, и поэтому не стоит хлопать дверьми у их носа. В ответ они вообще замуруют стену, и тогда мы будем вариться в собственном соку, подогреваемые только с одной стороны – Афганистаном. Поэтому, участвуя в тех или иных интегративных сообществах, необходимо учитывать и те аспекты, с какими мы столкнемся там, и как возможно избежать негативных тенденций. А для этого стоит уважать партнеров, ставить их на один уровень с собой, независимо от того, большая или нет эта страна.


ГУУАМ – это испытание Узбекистану на прочность. Если товарооборот возрастет и транспортные коридоры расширяться, значит, экзамен сдан. А если к экономической группировке подключаться еще несколько государств, тем более с Центральной Азии, то это будет большим плюсом для всех участников. А значит, Ташкент стал “прилежным” учеником и, возможно, перерастет в хорошего учителя. Тогда авторитет не нужно будет “завоевывать” силой давления, он сам придет через труд.


Новости партнеров

Загрузка...