…Знает Сембаев из-за чего обиделся Кажегельдин

Интервью – работающий жанр


Практически все газеты были по-своему интересны и читабельны. Информационные поводы, глубокие размышления, тематические страницы, интервью – всего этого было вдосталь.


Молодой еженедельник “Казакстан” (12.07.01) отличается разнообразием актуальной информации (в данном номере: переезд Академии образования; оживление рынка строительства и приобретения жилья населением посредством ипотечных кредитов; региональная политика “Казахтелекома” и т.д.). Другой конек газеты — это интервью. В последнем номере их было два. Раушан Толенкызы взяла полосное интервью у Фаризы Унгарсыновой, известной поэтессы и депутата парламента РК. Давно Ф.Унгарсынова, славящаяся в последнее время своей закрытостью, не вела таких пространных бесед с журналистами. А заместитель главного редактора Берик Бейсенулы вызвал на разговор известного ученого, философа Гарифоллу Есима. Вместе с журналистом он попытался объяснить природу низкой политической активности низовых слоев титульной нации.


Одним из самых интересных, в известной степени познавательных и в то же время наиболее спорных, можно считать то интервью, что увидело свет в “Алтын Орде” (06.07.01). Журналист Даурен Куат беседовал с популярным политологом и демографом Азимбаем Гали. По мнению ученого, исход двух миллионов русскоязычных из Казахстана нельзя представлять как некую трагедию. В конце концов все решает экономическая ситуация. Закрылась масса заводов, на которых в основном работали русские. Они уехали. В связи с изменением политического строя и распадом СССР Казахстан покинули военнослужащие, тоже в массе своей европейской национальности. Ученый считает, что такая миграция сняла напряженность и сегодняшнее количество населения, хотим мы того или не хотим, соответствует той экономической ситуации, которая наличествует. К тому же все эти факторы вкупе на порядок подогрели процесс урбанизации казахского населения, превращая его из “аграрного” в “постиндустриальное”. Нарастающий приход казахов в города, начавшийся еще в семидесятые, повлиял и на рынок труда. Ученый приводит такой пример: “Кроме ухудшения общей социально-экономической ситуации и политического климата, продолжался же еще и процесс этнополитического и этнохозяйственного соперничества. В город хлынули казахи – подешевела рабочая сила, которая используется на самых грязных и малоквалифицированном рынке труда. Казах становится неприхотлив и берется за любой заработок. А многие русские такую работу не признают. Я до сих пор удивляюсь одному молодому русскому человеку. От отказался от зарплаты в 7 тысяч тенге, мотивируя это таким образом: “Мне этих денег даже на сигареты не хватит”. В то время когда почти каждый второй казах с радостью согласился бы на такой заработок <…> Русское население, несмотря ни на что, не потеряло своих этноамбиций, имперского стереотипа. В обывательской среде в начале девяностых модны были даже такие высказывания: “Мясо дорожает. Ну а эти все рвутся в город. Кто скот пасти будет?” <…> В прошлом веке самым большим потрясением для казахов оказался процесс перехода к оседлой жизни. В этом веке самым потрясающим является марш казахов на города и стремление стать городской нацией. А казахи, между прочим, не приходят одни. Они тащат за собой в город казахский язык”. Тем не менее профессор Гали считает, что в Казахстане всем еще заправляет так называемая “русская партия”, включающая и казахские слои, и это именно она проталкивает идею об опасности вторжения ваххабитов, нагнетает и другие страхи, выгодные ей. В то время, когда ислам в Казахстане еще не достиг своей кондиции и не нашел подобающей ему ниши. Этому как раз и мешает исламофобия. А религиозного экстремизма не стоит бояться, т.к. для него в Казахстане нет почвы. Это вот в Узбекистане — есть.


Официозный “Егемен Казакстан” (11.07.01) опубликовал полосное интервью с Даулетом Сембаевым — бывшим вице-премьером и экс-председателем Национального банка, ныне возглавляющим общественную организацию, объединяющую финансистов страны, — под названием: “Тенге – это один из столпов независимости”. Вместе с интервьюером он вспомнил о том, что послужило скорому вводу в оборот собственной национальной валюты – тенге; как происходило первоначальное “внедрение” национальной валюты (а оно было проделано в кратчайшие сроки!), как создавался внутренний валютный рынок и т.д. Из тех, кто имел отношение к денежной реформе, он особенно отметил Марченко, Джандосова, Назарова и Шукеева. Последнего он назвал талантливым экономистом. Кстати, с У.Шукеевым спустя несколько номеров “Егемен…” опубликовал интервью, в котором тот рассказал об успехах Костанайской области… Помимо названных, Д.Сембаев позитивно отметил и Кажегельдина, как специалиста, сумевшего худо-бедно провести разгосударствление и приватизацию. Однако, по его словам: “Я не понимаю таких обид на собственное государство, какое демонстрировать стал Кажегельдин. Почему-то у нас стало традицией, когда человек лишившись высокого кресла, автоматически переходит в оппозицию… Отдал свои знания, поработал – будь добр, уйди вовремя и дай поработать другим…”. Вместе с тем Д.Сембаев ни словом он не обмолвился о председателе Нацбанка, который был до него, – Галыме Байназарове, который, кстати, был первым и единственным в истории РК председателем Нацбанка- практиком банковского дела, имевшим соответствующий опыт и соответствующее образование. Но, видимо, в истории останутся только доморощенные теоретики макроэкономики и борцы против инфляции, благодаря которым многие жители отдаленных сельских районов увидели тенге спустя год, а то и два после его появления… Дух и тон интервью подводит к выводу, что именно Д.Сембаев — крестный отец финансовой системы суверенного Казахстана.


Примерно в этом же духе спустя пару номеров (а если быть точным, то в номере от 14.07.01) рассказывает о пенсионной реформе Наталья Коржова, экс-министр труда и социальной защиты, а ныне вице-министр финансов. В собственной статье она показывает, что сохранение прежней пенсионной системы было невозможно и, каким трудом ей пришлось создавать новую, адекватную современным условиям…


Немало материлов в “ЕК” было посвящено экономике: о золотодобывающей промышленности, о сельском хозяйстве, о строительстве новой железнодорожной ветки, связывающей Северный и Западный регионы Казахстана.


Почему Жамбыла посадили?


Стошестидесятитысячный (161 400 экз.) “Жас Алаш” начал новую акцию, которую условно можно назвать “Памятниковедением”. На позапрошлой неделе, например, газета указала, что только дожди омывают бедного Абая от тех следов, которые оставляют на голове памятника “божьи птички”. В очередном номере (от 10.07.01) Жолдасбек Дуанабай в своей статье “Глядя на памятники, можно иметь представление о народе” продолжает корреспондировать о том, что творится с памятниками в Алматы. Оказывается, памятник Жамбылу исписан любителями дворового граффити типа “Здесь были Лещик, Ничик, Стасик, Россик, Заир…”. Дело дошло до того, что иные любители “памятников”, не боясь указывают приметы, по которым их можно вычислить: “Лена.Айгерим.Марина. Зарина. СШ.35, 6 “В” 10.05.01”. Между тем, находящиеся неподалеку памятники великому кобзарю Шевченко и отцу современной русскй поэзии Пушкину стоят чистенькими и опрятными…Можно заметить авторскую мысль: мол, если бы Жамбыл “не сидел на земле” (намек на конфигурцию памятника), то был бы недоступен “художникам”… А памятник Аль-Фараби (по всей видимости, стоящий в КазГУграде.-Прим.) вообще треснул посердке… Далее автор ссылается на зарубежный опыт, где к каждому памятнику прикреплен специальный человек, который следит за ним… В финале своих наблюдений Ж. Дуанабай сетует: “Похоже, мы не заметим даже того, если невзначай у Абая или Жамбыла “голову отрежут…”.


В Костанае нет нормальных дикторов, а южные казахи без ума от узбекской эстрады…


Одной из стержневых тем казахской прессы является состояние казахского языка, формально имеющего статус государственного. Между тем существует проблема среди самих казахскоговорящих. Язык изменяется и во многих случаях отнюдь не в лучшую сторону с точки зрения правильного произношения. Байтурсын Ильяс в “Егемене..” сообщает, что в Костанае популярен телеканал “Алау”. Но до последнего времени здесь этот телеканал вел себя так, будто казахов в Костанайской области нет: “Единственное, что делалось, это в пять утра показывались записи “Бауржан-шоу” <…> А теперь с экрана не слезает диктор коверкающий казахскую речь <…> Можно подумать: в Костанае нельзя найти человека, великолепно говорящего на казахском <…> А тут еще внедряют идею, чтобы диктор был неказахом и это, мол, подхлестнет тех казахов, которые не могут говорить на своем родном языке. Но это ведь не игрушки. Эфир должен быть в этом смысле чистым. Об этом и местная печать писала, но все без толку. Что делать с таким неуважением к шаныраку (в переносном смысле к государственному языку.-Прим.)?”


Иная и в тоже время чем-то схожая ситуация наблюдается на противоположном, южном краю республики. Там наблюдается экспансия узбекского языка. Журналист “Жас Алаша” Сакен Сыбанбай делится своими впечатлениями от посещения Махтааральского района. Оказывается, местные казахи давно гововрят на некоем воляпюке — смеси казахского и узбекского (а если по-научному, то — кипчакского и чагатайского.-Прим.). Немудрено, поскольку сюда добивает только “Хабар” и “Казахстан I”. В сумме эти каналы вещают только на 1/4 на казахском. Чисто казахский “Хабар”, т.е. “Хабар 2” здесь никто еще не видел. А вот узбекские каналы да еще узбекские сериалы или западные сериалы, переведенные на узбекский, – любимое телезрелище. Любители футбола с удовольствием смотрят узбекскую телепередачу “Yoshlar”, по-казахски “Жастар”, которая транслирует матчи английского, испанского и итальянского чемпионатов. Молодежь поневоле начинает заражаться такими хитами звезд узбекской эстрады как Юлдуз Усманова, Азода Нурсаидова, ансамбль “Ситора”. Если астанайцы и алматинцы приглашают Киркорова и пр., то здесь на “ура” проходят гастроли этих исполнителей, а богатые махтааральцы приглашают их на свадьбы, и те снимают приличную кассу.


Автор считает, что казахская эстрада ничем не хуже узбекской. Но наше телевидение не умеет так подавать казахских исполнителей, как это научились делать узбеки. Наблюдения С.Сыбанбая наводят на грустные размышления: что толку, что в Узбекистане живут хуже, чем в Казахстане, а пенсия у них всего 500 тенге, если молодежь на границе с узбеками без ума от их эстрады?!


Пикантная приправа – это дискуссии и острые темы


Как всегда в газетах можно встретить массу отзывов, “наездов”, эмоциональных рассуждений и попыток проанализировать те актуальные моменты международной действительности, которые имеют глобальное значение…


Тон задает поступающая каждый вторник в Алматы “Алтын Орда”. Автор данного еженедельника Гани Нурмагамбет сначала приводит притчу о роге Искендера Зулкарная (т.е. Александра Македонского). У великого завоевателя на голове был рог, поэтому всех брадобреев попросту убивали. Но один куафер чем-то понравился царю и тот оставил его жить. Но дарованная жизнь превратилась в ад, поскольку начались жуткие страдания из-за того, что не с кем было поделиться сенсацией. И вот однажды носитель тайны залез в гущу тростника и прокричал наконец во все горло: “У Искандера есть рог!!!” Г.Нурмагамбет считает, что пришло время признать, либо что никакого рога не было, либо он сломан. Под “рогом” здесь подразумевается деление казахов по жузам и родам. Автор считает абсурдной ситуацию, когда верхи живут по жузовым законам, по крайней мере имееют их в виду при принятии решений, а низовая живет по родовым законам. Но все вместе отрицают наличие “рога”. Отсюда искаженное мировоззрение: “Калмыки нас били, потом триста лет русские что хотели то делали, но сегодня у каждого аула есть свой великий батыр. Если не батыр, то хотя бы какой-то ишан, святой мулла и т.п. Словом, не осталось на белом свете ни одного простого и беспородного казаха. Впору объявить конкурс на аул, в котором нет и не было никогда батыра…<…> Три старца, рулящие в том деле на самой макушке казахского общества, славно используют такое мировоззрение, когда надо подтвердят “величие” того или иного рода-племени”. А вот чтобы такое положение вещей стало развиваться таким образом, чтобы оно не разрушало казахское общество и единство, по мнению автора, надо официально признать такое деление и разработать общедоступные правила игры. Тогда на самую макушку проходили поистине отвечающие ребята, а не проходимцы, узурпировавшие себе такую прерогативу теневым образом и поставившие это явление только на службу отдельно взятых “предводителей”. И происходит не здоровое соперничество, а существует спекулятивная система компромиссов якобы от имени тех или иных групп. В этом же номере “Алтын Орды” опубликована статья молодого литературного критика Амангельды Кеншиликулы. В качестве эпиграфа он взял слова Андрея Белого: “Над страной моей родною встала Смерть”. Он утверждает, что у казахских литераторов, от веку считающимися сливками национальной интеллигенции, начисто отсутствует гражданская позиция. Многие в своем подхалимаже относительно первого лица государства переходят все границы приличий и в конечном счете марают своими “сокровенными признаниями в любви” самого президента…


В “Ана тiлi” (12.07.01) продолжается затяжная дискуссия, посвященная качеству Словаря по орфографии казахского языка, который выпустила известный ученый–филолог Рабига Сыздыкова. Позиция обозревателя этой газеты Сабыржана Шукирулы резко критическая, за что его самого и критикуют молодые филологи из вузов и колледжей.


По итогам проведения Дней русской культуры в Казахстане в “Литературной газете” (Москва) появился материал В.Радзишевского. В числе других русскоязычных литераторов ему дал интервью и литературовед Виктор Бадиков. Один фрагмент этого интервью и заставил ринуться в поиски истины автора “Казакстан-Zaman” (13.07.01) Назиру Сарсекову. А звучит этот фрагмент так: “Но тяжелее всех пришлось казахам, которые пишут на русском языке. Их объявили духовными манкуртами, которые отреклись от заветов предков. От них требовали публичного покаяния. И прекрасные молодые люди покаялись, что пишут по-русски”. Что это было: интерпретации москвича или Бадиков так и впрямь говорил — и старается выяснить Н.Сарсекова.


“Жас Алаш” и “Туркiстан” обратились к китайской тематике. Обозреватель “Туркiстан” Ахас Тажутов рассмотрел соперничество между США и КНР сквозь призму интересов Казахстана. А Адиль Бек Каба взял интервью у бывшего жителя Китая синолога Дукена Масимханулы. Последний считает китайский фактор очень опасным и поэтому призывает к всемерному и пристальному изучению всего, что связано с Китаем. Он совершенно верно подмечает, что в Казахстане для подсчета профессиональных синологов хватит одной руки…

Новости партнеров

Загрузка...