“ Чавгон — забытая игра” или “Поло – игра кентавров”

игра в поло-шелкография-работа неизвестного китайского художника 16 век

По дороге Времени с трехтысячелетнего воза евразийских кочевий мы как-то, не заметив, обронили дорогую “поклажу” нашей самобытной казахской культуры – конную игру предков чавгон.


Штабная подготовительная работа по возрождению древней игры ведется давно. Сначала позволю себе обратить внимание к одному из этапов этой работы, представлю вам эпизод из киносценария.


Родео по-казахски.


Над горами Заилийского Алатау повисла полная луна, освещая все вокруг холодным таинственным светом. Где-то ухнула сова, послышалось лошадиное ржание.


Весело трещал огонь в костерке, у которого собрались шогеновцы. Несколько в отдалении стояли на привязи их лошади, в глазах которых плясали отраженные от костра языки пламени.


-История моей первой любви совсем не похожа на другие и лошадь в ней сыграла главную роль, — задумчиво протянул Тынымбек Примжан, плотный мужчина лет за пятьдесят, вспомнив о чем-то своем.


Рассказчик сделал паузу, видя как все, разом подались к нему, ожидая услышать историю любви, в которой лошадь помогла соединиться любящим сердцам. Такие истории действительно интригуют, приковывают внимание слушателей, и присутствие лошадей в них наполняет их романтикой.


— Это было давно, лет сорок назад, мне было 16, да, шестнадцать, не больше… ей тринадцать, четырнадцать…


— Возраст Ромео и Джульетты,- подсказал кто-то из слушателей.


— Выходит так. У нас в ауле был какой-то большой той: скачки, кыз куу, ну как обычно… Какая-то круглая дата, не важно какая. Один карасакал примерно моего возраста, как я сейчас, привел на праздник лошадь. То ли он сам затеял, то ли организаторы праздника выдумали, как сказали бы сегодня “спортивное шоу”, ну, вроде американского родео. Лошадь взнуздана, но без седла, как и положено.


Объявили: “Кто сможет усидеть на лошади, тот получит 1000 рублей. Усидеть не десять- пятнадцать секунд, как это принято у американских ковбоев, а казахский вариант. Время не ограничивалось, надо было просто объездить ее, чтобы она спокойно слушалась повода. Лошадь оказалась совсем дикая, даже уздечку, вероятно, на нее надели впервые. Смельчаков оказалось достаточно много: человек 15-20. Да и приз в тысячу рублей – солидный стимул, почти тысяча долларов по сегодняшним деньгам. На этом айгыре не только усидеть, но даже подойти к нему оказалось совсем не легко.


Среди зрителей этого родео по-казахски — их было несколько тысяч — оказалась, как вы поняли, и моя Джульетта. На меня она и не смотрела, чем было мне привлечь ее внимание? Меня вдруг осенило! Я покажу ей, какой я смелый, ловкий, храбрый. Лошадь успела скинуть с себя 6-7 наездников, когда я оказался в группе желающих ее укротить. Вы же понимаете, меня не интересовали призовые деньги. Мне казалось я смогу покорить сердце моей любимой, о которой сказать по правде я вздыхал тайно. Хотя, думаю, она догадывалась, что я неравнодушен к ней. Она училась на два класса ниже меня… Увидев, какая строптивая лошадь, многие отказались без попытки. Это родео приковало внимание всех присутствовавших


на празднике. Наблюдая, как лошадь скидывала с себя седоков, по правде я тоже немного струхнул, но отступать было уже нельзя. И самый главный судья, сердце которой я должен был покорить, как мне казалось, с волнением ожидала, на что я способен. И только ей, я должен был доказать: я самый лучший наездник и самый храбрый среди всех здесь собравшихся. Видимо любовь, действительно совершает чудо. В тот миг у меня исчез страх, я чувствовал себя батыром. Когда я вскочил на лошадь, несколько тысяч пар глаз устремились на меня. Я чувствовал, в тот миг симпатии всех были на моей стороне, потому что, если бы я не справился, то это было бы признанием того, что лошадь оказалась сильнее человека. Разве это не задело бы самолюбие казахов – народа страны наездников? Об этом я думал потом, а может быть в тот момент в подсознании, чувствовал это: не только любовь окрылила меня и придала силы, а также тот самый национальный “намыс”. Всем нужна была моя победа.


Я вскочил на лошадь, она тут же попыталась сбросить меня. Я едва удержался на ней. Эти 15-20 секунд мне показались вечностью. Вдруг лошадь, а не я нашла коридор, среди окруживших нас людей и рванула сквозь него в открытую степь. И вот тогда только я очнулся. Вы сами наездники, понимаете, что легче усидеть на спине скачущей лошади, чем удержаться на ней, когда она в замкнутом кругу вытворяет бешеные кульбиты и готова опрокинуться на спину вместе с всадником. Я вам скажу, это был действительно бешеный и дикий трехлеток айгыр. Он на ходу несколько раз пытался укусить меня за ноги. А я что… я сидел на нем и практически, не тратя силы, отдыхал и приходил в себя, думая, как долго он будет носить меня по степи. Я боялся, как бы он не сунул ногу в какую-нибудь нору. Тогда нам обоим не поздоровилось бы… Через какое-то время я почувствовал, что он стал привыкать ко мне и отказался от намерения сбросить меня. Еще чуть позже он резко сбавил бег, а потом, и вовсе устав, перешел на иноходь. Пару раз еще попытался укусить меня, потом и вовсе забыл об этой затее.


Я вспомнил его имя. “Алаш, Алаш”, — стал его похлопывать по шее. Айгыр уже видимо привыкал к моему голосу, потому что его уши – “локаторы” четко поворачивались назад, когда я произносил его имя. И, наконец, я почувствовал, что он реагирует на поворот уздечки. Я тут же развернул в обратную сторону и, предоставив его самому себе, почти свободно расположился на его спине, будто всю жизнь ездил на нем. Вы же знаете, лошадь через спину все чувствует и практически все узнает о своем седоке, так и он решил видимо считать меня своим другом, а может устал и у него не осталось сил бороться со мной. Кстати до того дня я никогда не объезжал диких лошадей. Это был мой первый опыт.


Рассказчик умолк, глядя на окружающих, стараясь определить, какое впечатление история произвела на них. В затянувшейся паузе раздались вопросы.

-А как приз?


-Что было потом?


-Как ваша девушка?


Тынымбек Примжан продолжил:


-Назад я вернулся героем. Потеряв меня из виду многие думали, что лошадь ускакавшая в степь, давно сбросила меня. Я въезжал к месту тоя победителем, под крики и рукоплескания зрителей, многие из которых не ожидали, что я вернусь верхом на лошади. Когда я спрыгнул с коня и передал его поводья хозяину, вдруг услышал: “Смотрите, да у него же штаны мокрые!” Меня как молнией сразило, я обернулся на знакомый голос. Это сказала та самая девочка, ради которой я совершил этот подвиг, который ни кому не удался.


Тут же несколько мальчишек, то ли из ее класса, то ли еще какие почти хором завопили: “Да он описался от страха! Штаны, смотрите, штаны! Ха…Ха…Ха!…


Многотысячная толпа взорвалась смехом. Конечно, все знали, что штаны мои сухие сверху и абсолютно мокрые изнутри, прилегавшие к крупу лошади, мокрые от конского и моего пота. Но в тот момент все смеялись, и важно было не это. Из моего сердца ушла, как выпорхнула моя первая любовь. Думаю, она произнесла эти слова не из злого умысла, а просто, желая как-то задеть меня, умолить мой триумф в тот миг. Но как бы то ни было, эти слова оказались приговором. Вмиг она оказалась для меня пустым местом.


Все молча смотрели на огонь. Никто не проронил ни слова, сопереживая этот печальный рассказ и, вспоминая, видимо, о своей первой любви.

— А приз вы получили?- нарушил кто-то тишину.

— А как же! Более того, кто-то пустил по кругу большой разнос и собрали за миг еще кучу денег. У меня оказался приз больше 2 тысяч рублей. Это были солидные деньги. Та девочка позже просила у меня прощения, и я простил, но чувств к ней уже не питал. Не мог даже вспомнить, что в ней могло мне раньше нравиться. Такая печальная история моей первой любви.


— А где она сейчас?- »повис» вопрос над костерком.


“Слово не воробей…”


У ночного костерка, слушая историю первой любви, собрались шогеновцы. Кто они такие? Что за игра шоген, о которой забыли? Что за “новое” слово, доселе неизвестное большинству использовал автор, спросите вы? Войдет ли в актив лексики современного казахского языка “новое” забытое слово “шоген” или, став известным узкому кругу филологов, снова уйдет в небытие литературных архивов, зависит, как ни странно, от успешной инициативы Федерации национальных конных видов спорта РК. Вышеназванный сценарий художественно-документального видеофильма был написан мною по заказу Федерации.


Идея возрождения поло — древней конной игры наших предков давно назрела, и откладывать практическую работу по возрождению “забытой” игры дальше было нельзя. В Федерации были едины во мнении, что недопустимо дальнейшее промедление, потому что назревшая идея могла быть опережающе реализована любыми из соседних тюркских государств. Помнится, Президент Федерации не раз говорил, что нашим кокпарщикам (атты¦ єµла¬ында ойнайтын жiгiттерге), подчинящим себе даже колебания лошадиных ушей, освоить современные правила поло (чавгона), не займет месяцы изнуряющих тренировок. И есть уверенность, что большинство кокпарщиков могут заиграть мастерски в игру предков сразу за один сезон.


— Господа, предлагаю чавгон заменить на другое название, — сказал я, как-то зайдя к знакомым спортсменам из Федерации.


— А что, считаешь нужным называть “поло”, как в Европе?- сказал Вице-президент Федерации Хамит Эргашев, давний приятель по кино, постановщик каскадерских трюков, юрист.


— Вовсе нет, — ответил я. – Чавгон, так, кажется, по-узбекски? Но я случайно узнал казахское название поло. Оно схоже с “узбекским”, но произносится иначе: “шоген”.


Спортсмены были заинтересованы. Однако вице-президент Федерации, не желая с ходу принимать новую версию названия поло, полез в стол и достал большой фолиант. Я сразу узнал альбом с собраниями восточных миниатюр к произведениям Алишера Навои. Такой был и у меня, приобретенный лет 20 назад в Ташкенте.


— Вот, под иллюстрациями “чавгон”, – сказал Хамит, показывая листы миниатюр, где были изображены всадники с клюшками. – И внизу по-английски: A game of polo.


Я не стал тянуть и рассказал, откуда мне известно слово “шоген”. Год назад мне довелось вместе с редактором передачи “Жµмада¬ы жЇздесу” снимать в кабинете ученого филолога. Им оказался Аскар Егеубаев в то время еще кандидат филологических наук. Он рассказал в камеру о проведенных исследованиях трудов средневекового поэта Жусипа Баласагуна и ученого Махмута Кашкари. На стене его кабинета была репродукция, на которую я обратил внимание. Когда закончились съемки, поинтересовался кто художник картины, по которой угадывалась китайско-японская живописная традиция. Картинка эта была “Игра в поло”, которая напечатана на первой странице предновогодней газеты “јазає ўдебиетi” № 52 за 2000 г. На мои расспросы хозяин кабинета ответил, что обнаружил казахское название игры поло “шоген” в трудах средневековых авторов, а репродукция переснята из музея в Лондоне. Прекрасно, “шоген”, так “шоген”, и предложил редактору снять дополнительно сюжет с комментариями ученого. Редактор отклонил мое предложение, мотивировав это тем, что спортивная тематика и информация о нахождении слова “шоген”, хотя и интересна, но не подходит к тематике передачи. И Абдрахман-кажы, и режиссер, работавшие с нами хорошо помнят тот день, этим все и закончилось. Вот так мы узнали казахское название игры в поло – “шоген”. Чувствовалось, что господин Егеубаев считает находку большой удачей для филолога. “Слово – не воробей, выскочит – не поймаешь”. Забылась та съемка, забыл филолога, только осталось в памяти “шоген”.


Итак, без малого через год после встречи с филологом я оказался у знакомых джигитов из Федерации национальных конных видов спорта РК.


— Позвольте, а почему, собственно, “чавгон” – узбекское? Общетюркское название поло. Почему “шоген” мы должны принимать как последнюю истину? Может я и ошибаюсь, но, насколько мне известно, “шогеном” называется только одна деталь, атрибут этой игры. Ворота в чавгоне, куда загоняли мяч, называли “шогеном”, – сказал вице-президент Федерации, не желая так легко отступать.


Обсудили массу вопросов, возникающие с предстоящей работой продвижения спортивного проекта. Я обязался подготовить в телеэфир сюжет о возрождении шогена. С ходу придумали и название, отказавшись от европейского “поло”, и от “чавгон”. “Шоген – забытая игра”.

— Что вернее “шоген” или все же старое “чавгон”, считаю этот вопрос дискуссионным, — напоследок заметил Вице-президент.

Взгляд с высоты Великой китайской стены.


Как раз 22 марта 2000 года открывался телеканал “Хабар-2” с вещанием на казахском языке. Через режиссера нашел нужный телефон. Аскар Егеубаев мырза долго не мог вспомнить, откуда я знаю о репродукции китайского художника, а когда я рассказал о давней телесъемке он, наконец, понял, что я предлагаю сделать сюжет с его участием. Встретились с ним в доме ученых, где он как раз делал научный доклад в связи с выходом своего трехтомника. В зале оказалось человек 60 ученых мужей и дам, несколько телеоператоров из разных компаний. Докладчик с трибуны рассказывал о том, как работал над трудами средневековых авторов. Наконец, стал говорить о том, как, натолкнувшись на слово “шоген”, долго пытался расшифровать его значение. Затем он продемонстрировал ксерокопию размером 40х30 см, где были изображены игроки в поло.

— Эту репродукцию я обнаружил в Лондонском музее, — сообщил он. – Рисунок неизвестного китайского художника XVI века, выполненный на шелке.

Телеоператоры со всех ракурсов снимали репродукцию. Только, я, пришедший без камеры, сидел в зале, присоединившись к ученой публике. Помнится, тогда меня удивило, что никто в зале, ни сам докладчик не счел необходимым сообщить о том, что в XVI веке художественная традиция изображать игроков в поло (чавгон ) существовала не только за китайской стеной, но и в Средней Азии. Вряд ли никто из присутствовавших в Доме ученых не знал об этом, скорее молчали из вежливости, чтоб не ослаблять видимо эффект презентации рисунка китайского художника.


Я допускаю предположение, что Аскар Егеубаев мырза находился в неведении, что есть прекрасные образцы восточных миниатюр XV-XVI вв. (иначе в историческом эссе не упустил бы случая об этом сообщить), созданные каллиграфами, орнамен- талистами и художниками Герата, Бухары, Самарканда и других культурных центров Хорасана и Мавераннахра. Среди этих миниатюр встречаются сюжеты, отражающие охотничьи сцены, музыкальные и литературные состязания – “маджилисы”, десятки сюжетов, показывающих игроков в чавгон (поло). Три из ни редак- ция газеты любезно поместила на первой странице в этом номере.


Если ученый филолог знал бы об этих миниатюрах, то, не сомневаюсь, что с педантичностью, присущей ученым его уровня, не преминул бы, хотя бы вскользь напомнить о них. Современные ученые в доказательство своих выводов и открытий стараются привлечь китайские источники. Вероятно, и в этом случае филолог информацию о находке слова “шоген” всюду в докладах и печати сопровождает только китайским рисунком. Понимаю, что “малоформатные” тюрко-персидские книжные миниатюры не разглядеть с высоты Великой китайской стены. Не считаю, что все должны быть глубоко осведомлены по всемирной истории изобразительного искусства или же среднеазиатского Востока. Не обязательно знать о творчестве художников Мирака Никкаша, Камалиддина Бехзада, Шаха Музаффара, оформлявших книги многих авторов средневековья. Однако, зная их имена, любой из нас напомнил бы на высоком ученом собрании, что эти художники, иллюстрируя произведения Алишера Навои, могли не раз воспроизвести сцены игры в чавгон. Почему же об этом ни слова? Вряд ли дело тут в умышленном умолчании. В таких случаях наоборот стремятся дать, как можно больше информации.


Мне бы тогда для кадров телесюжета воспользоваться своими прекрасными иллюстрациями, где было предостаточно изображений игроков в чавгон. Китайская репродукция превосходила по площади миниатюры раз в 10, что и определяло мой выбор. Макросъемка миниатюр на формат телеэкрана не только трудоемка, но и сопровождалась бы значительной потерей качества.


— Я сниму с Вашим участием сюжет на 3-4 минуты. Вы сами в кадре расскажите о найденном Вами слове “шоген”, его отношении к современному поло. И, разумеется, я покажу на экране китайскую репродукцию.


— Как, разве не здесь, в зале, Вы собирались снимать сюжет, как остальные операторы? — Последовал недоуменный вопрос, когда я подошел к ученому после окончания доклада.

— Я сниму Вас несколько по-другому, не в академической обстановке…на льду, с хоккейным шлемом на голове, с клюшкой….

“Карабаиры” из туманного Альбиона.


Целью задуманного мною сюжета было не только напомнить достаточно известный многим факт, что “изобретателями” игры поло были азиатские кочевники-тюрки, т.е. наши предки, но и дать информацию об идее Федерации национальных конных видов спорта РК о необходимости возрождения забытой игры. Я выступил в этой работе как режиссер-оператор. На съемочной площадке приглашенный филолог продемонстрировал “мастерство” хоккеиста, все замечательно рассказал о своих литературных исследованиях и, соответственно моим замыслам, озвучил инициативу Федерации,по заказу которой и снимался сюжет о поло с кратким экскурсом в историю кочевников.


Каково же было мое удивление, когда из статьи Аскара Егеубаева “Шоген” в газете я узнал, что оказывается, еще до меня, кто-то уже намеревался “увести” у него репродукцию китайского художника. Только теперь начинаешь понимать его сокровенные реплики, сказанные относительно китайской картинки “Игра в поло”: (“Бiрдi-екiлi “сенiмдi” досєа кЈрсетiп, Ўнгiмелегеннен басєа ешкiм бiлуге “тиiс” емес…Е.А.) Кроме двух-трех “особо-доверенных” друзей никто не должен был знать…-Е.А. Представляете реликвию–то увидели миллионы “сенiмдi” телезрителей. Я могу только удивляться, неужели, после выхода в эфир снятого мною сюжета “Шоген – забытая игра” в господина Егеубаева А. вселились новые тревоги, что кто-то начнет оспаривать его открытие в филологии и изобразительном искусстве Китая? Тогда, ничем не могу помочь, сочувствую. В телеэфир силком никого не затаскивали, никого в замочную скважину не снимали. Разве могут быть ко мне претензии? Сюжет был одобрен и главным продюсером “Хабар-2”, и Федерацией национальных конных видов спорта РК. До сих пор я никого не заподозрил, кто пытался бы оспорить у него находку слова “шоген” и лондонской репродукции. К чему бы это напускать туман вокруг музейной ксерокопии XVI века с островов Альбиона, когда и в наших тюркской (узбекской) художественных школах XV- XVI вв. живописались сюжеты на тему поло (чавгона). Имеющиеся у меня копии только с шести этих шедевров, думаю, маленькая толика того, что хранится в архивах Средне-Азиатских музеев.


Если хлопоты ученого о том, чтоб мы вернулись к прежнему произношению и написанию “поло” по-древнетюркски “чавгон”, то тогда так и поступим. Разве кто против? Будем говорить и писать: “Чавгон-забытая игра”. Действительно почему “новое” слово “шоген” может быть предпочтительнее ранее употребляемого тюркского “чавгон” (шавгон)?


Находка в средневековых источниках названия игры чавгон в его казахском написании и звучании “шоген” наверно действительно удача в филологии. Ведь не случайно в историческом эссе слово “шоген” автором сопровождено 15 примерами его семантического значения из трудов Махмута Кашкари. Могу, предположить, что имей исследователь ранее в своем словарном багаже тюркское слово “чавгон” ( шавгон ) все же легче было бы расшифровать непонятное значение встретившегося ему слова “шоген”.


Из воспоминаний героя моего сюжета в газете “јазає ўдебиетi” также узнаю, что мое дружеское отношение к нему, как к ровеснику и вежливое предложение перейти на “ты” его покоробило. Ведь мы, когда снимали сюжет, работали не в академической обстановке, и он не был моим профессором, а я его студентом. Я то полагал, что казахская пословица: “Бес жас – белгiлi єµрдас”. “Спору нет, пять лет разницы – ровесники”, ему-то лингвисту, известна. Я оказался на одну “сношенную рубашку” старше его.


Позвольте привлечь внимание, как мне кажется, и к спорному выводу, к которому приходит господин Егеубаев А., описывая породу лошадей, изображенных на китайском рисунке: “аттары кэдiмгi аргымактар” ( их лошади типичные аргамаки ). Нам ли, казахам, разбирающимся в лошадях не видно, что на репродукции изображены вовсе не аргамаки, беговые даванские скакуны, в новое время известные как “карабаирские”, а типичные низкорослые монгольские лошадки, у которых из-за их низкого роста даже хвосты порой касаются земли. Потому то они и завязываются в тугой узел, чтоб не мешали игре. Мысленно спешим всех четырех всадников и поставим их рядом с лошадьми. Сразу отметим, что игроки окажутся вровень с ними и даже выше конских голов. Размеры лошадей никак не тянут под аргамаков. Автор, видимо, пытается подвести нас к мысли, что на рисунке китайского художника могут быть вовсе не монголы (тибетцы или сами китайцы), а скорее тюрки ( казахи ) на крепких аргамаках, но обычно изображенные в китайской традиции. Если мы с теми же сравнительными мерками взглянем на изображение лошадей на миниатюрах художников Мавераннахра, то здесь действительно даванские аргамаки ( аргымактар ).


В газетной публикации автора допущена неточность написания по-русски “Конное поло”, на которую, однако, необходимо обратить внимание, чтоб не повторять ее в научных работах впредь. Лексема “Конное поло” никогда не употребляется. Так же как было бы неверно говорить “Ат чавгон”, “Ат шоген”. Только: поло, чавгон, шоген. В отличие от известного всем: Ватерполо (водное поло).


Поло – игра халифов.


Читателям, заинтересовавшимся историей игры в поло, чавгон ( шоген ), думаю, было бы любопытно узнать несколько больше, не замыкаясь территориально и хронологически только XI веком, в котором творили Махмут Кашкари и Жусип Баласагун. Пользуясь случаем, с охотой привожу известное мне об игре поло из других исторических хроник.


Сначала вспомним приведенные исследователем Егеубаевым А. поэтические строки Жусипа Баласагуна о том, каким видится ему посол, представляющий свой народ в другой стране:


Он в нарды и шахматы навыки должен иметь,


Быть ловким охотником, метким стрелком.


И с беркутом сладить он должен уметь.


Играя в шоген, восхищать мастерством.


( перевод С.Энголи ).


Вышеприведенные стихи относятся к XI веку, и тюркский поэт сообщает в них о трех видах игры: шогене (поло), нардах и шатранже ( шахматах ). Начнем с шогена (чавгона).


Вот что в “Истории мамелюков” греческого автора М.Катремера находим о поло в IX-X вв. н.э.


1)…Самым благородным видом спорта в IX-X вв., считалось, как и сегодня, поло – игра в мяч верхом на лошадях, заимствованная у персов (сауладжан).


(наглядное описание этой игры греческим автором см: Quatremere, Histoire des Mameloucs, I, стр.11 и сл. “Поло”- назывался мяч, перс.-араб. Кура, а сауладжан – клюшка.)


2) Халифы играли в поло на своих ипподромах, ( Китаб ал-вузара, стр. 138)


3)… а один визирь IX в. играл по свободным от службы пятницам в манеже своего дворца. ( Абу-л-Махасин, II, стр. 38).


4)… После игры обычно следовала горячая ванна с массажем. ( Табари, Анналы,III, стр. 1327 ).


5) В ходе игры надо было уметь на полном скаку быстро осадить лошадь, остерегаясь при этом поранить участников игры, и не забивать мяч на крышу, “даже в том случае, если полдюжины мячей стоили всего один дирхем”. Не полагалось также прогонять зрителей, расположившихся на стене, окружающий ипподром, так как именно для того, чтобы их не беспокоить, и устраивали поля по 60 локтей в поперечине. ( Иб Кутайба, Уйун ал-ахбар, стр. 166, согласно “Китаб ал-уйун”).


Еще один любопытный сюжет, но на другую спортивную тему.


6) … занимались еще и плаванием, так что, в конце концов, могли выполнить самые трудные упражнения. Юноши плавали стоймя, держа на вытянутой руке жаровню с огнем, на которой варилось кушанье. Заканчивалось это тем, что они ели в воде…


( Ибн ал-Джаузи, Мунтазам, л. 34б ).


Шатранж и “порождение сатаны” – нарды.


Думаю, что было бы небезынтересно узнать дополнительные сведения об играх нардах и шатранже и отношении к ним на Востоке в IX-X вв. н. э. Отметим, если в эпоху Жусипа Баласагуна в XI веке нарды и шатранж ( шахматы ) считались благородным занятием, то двумя-тремя столетиями ранее вызывали еще неодобрение.


1) В IX-X вв. теологи уже примирились с шахматами, враждебно встреченными ими в свое время. Сахл ибн Абу Сахл (ум. 404/1013) заявлял: “если состоянию не грозит опасность убытка, а молитве – пренебрежение, то тогда игра в шахматы приятное занятие двух друзей”.(Субки, Табакат, II, стр. 172).


2)…Однако, терпеливое сидение друг возле друга и молчаливые игры были чужды арабскому духу, и так воспринимались всеми настоящими арабами. По мнению жителей Медины, “шахматы существуют только для варваров, которые, когда собираются, улыбаются друг другу, как скоты. Вот потому-то, и придумали они себе для времяпрепровождения шахматы”. (Мухадарт ал-удаба, I, стр.448).


3) “Поэтому нарды долгое время оставались проклятыми людьми верующими. Так, Абу-л-Лайс ас-Самарканди называет их порождением сатаны наряду с бегами ослов, псовой охотой, бараньими и петушиными боями”. (Самарканди, Куррат ал-уйун, стр. 122).


4) “…нарды – трик-трак на 12 или 24 полях с 30 камешками (фишками) и двумя игральными костями – были в высшей степени азартной игрой, которую поэты зачастую сравнивали с непостижимыми силами судьбы. ( Мас’ уди, VIII, стр. 318).


Заинтересовавшихся сведениями о поло, шахматах и нардах отсылаю к труду швейцарского востоковеда Адама Меца “Мусульманский Ренессанс”. Изд. 2-е, изд. “Наука”, 1973.


“Я душой и сердцем заиграл в чавгон”


Творивший во второй половине XV века поэт Низамиддин Мир Алишер Навои основоположник узбекского литературного языка в своих произведениях так же оставил сообщения о популярной в его эпоху игре чавгон. В газелях поэта раннего и зрелого периода часто выражались страдания неразделенной любви, жалобы влюбленного на горькую долю, воспевалась красота возлюбленной. Столбики текста, составляющие часть композиции миниатюр на первой странице газеты любезно перевели господин Сафар Абдулло и журналист Сергей Энголи. По мере своих возможностей мы постарались довести до вас содержание текста на “чагатайском” старо-узбекском языке. Надеюсь, что специалисты не будут к нам очень критичны. Известная поэтесса Марина Цветаева сказала как-то: “Я перевожу по слуху – и по духу. Это больше, чем смысл”.Важно было акцентировать внимание на то, что мысли и чувства лирического героя в этих поэтических строках, обращенные к возлюбленной связываются с игрой в чавгон (поло).


Люблю чавгон. Запал борьбы – ведь это наслаждение,


Но иногда в такой игре подобен я мячу.


Теряю разум, видя вдруг тебя, как наваждение…


Роняя клюшку, будто новичок, с коня лечу.


Лишь мелькнет у кромки поля стан прекрасный твой,


Конь резвеет, словно крылья за моей спиной.


Посылаю мячик ловко, и точнее он,


Будто я душой и сердцем заиграл в чавгон.


Не стану терпеть, чтоб со мною играли!


Меня вы, как мячик в чавгоне гоняли.


А люди потом потешались вокруг.


Останусь ли в памяти их я, о, друг!


Налитая чаша с вином, друг, размены не стоит.


Печаль мировую забыть и все боли свои.


Обманчиво это, на миг лишь тебя успокоит.


Возьми эту ношу и боль на себя, Навои!

Ты сердце похитив мое, мной играешь.


О, боже! Схожу я с прямого пути.


Надежду отняв, мою веру неверием ты разрушаешь,


В потемках, толкнув меня, по бездорожью идти.


Без веры как жить мне и не заблудиться?


О, пери, открой!


Как можно смириться с такой бессердечной игрой?


Два последних отрывка из газелей вроде бы не имеют прямого отношения к игре чавгон, но так как оформителями включены в композицию миниатюр, мы сочли необходимым не оставлять их без внимания. Хотя, вполне возможно, средневековые миниатюристы в содержании поэтических строк находили то, что ускользает от нас, современников, и имело подтекстовую связь с популярной тогда игрой.


Обратите внимание на интересные детали в одной из миниатюр. Игра в чавгон сопровождается игрой квартета на музыкальных инструментах: кернее, литаврах (дабл), флейте (сыбызгы) и даулпазе. Музыканты создавали фоновой ритм спортивному состязанию и праздничную атмосферу.

“Словно мячик чавгона, гонимый судьбой”.

Словно мячик чавгона, гонимый судьбой,


Мчись вперед, торопись под удар, на убой!


Ход этой игры не изменишь мольбой.


Знает правила тот, кто играет тобой.


(Перевод Г.Плисецкого).

Когда игрок исполнит мощный свой удар,


В полете мяч, как все крушащий нар.


Но забывать нельзя, что ваше мастерство,


Не что иное, как Творца бесценный дар.


(Перевод С.Энголи).


А эти поэтические рубаи, дошедшие до нас через восемь веков, варьируют мысль персидского философа и математика Омара Хайама о враждебности судьбы и власти неотвратимого рока. Никто из больших поэтов арабо-персо-тюркского мира в своем творчестве не обошел вниманием игру поло, столь популярную на Востоке в давние времена.


“…грозит тебе лук кентавра”.


На обширной территории от египетских пирамид до Великой китайской стены более тысячелетия играли в поло, заимствованное у азиатских кочевников, до того как оно попало к англичанам, на острова туманного Альбиона со времен колонизации Индии. Популярность этой игры подтверждается, как видим, многочисленными историками эпохи арабского халифата, в том числе и нашими тюркскими авторами. Хронологически проследив за историей игры в поло, мы оставили без ответа вопрос, который, думаю, был бы любопытен многим. Как давно появилось поло? И причем здесь кентавры и поло?


Известно, что возникшие у греков мифические существа – получеловек-полулошадь, были результатом соприкосновения древних греков с кочевниками северо-причерноморских территорий, противостояние с которыми растянулось на многие века. В тех же мифах один из греческих богов предупреждает смертного: “…грозит тебе лук кентавра”. Кстати речь, видимо, о том самом тяжелом луке кочевников длиной с рост среднего человека, который превосходил какой-то период оружие западно-европейских лучников. Эта качественная оценка лука “кентавров” и признается греческим богом. Очевидно, что в поло впервые стали играть не в IХ веке н.э., о популярности которого в те времена мы узнали из исторических хроник. Если предположить, что игра поло возникла в те же исторические времена, в которые создавались мифы, отразившие встречу греков с “кентаврами”, то придется отсчет начинать с рубежа II и I тысячелетия до н.э. Однако, как бы ни старались в глубь веков в поисках подтверждения древности этой конной игры, изобретенной в стране всадников, с сожалением приходится констатировать, что мы встретили XXI век, незаслуженно предав забвению замечательную игру наших предков поло (чавгон, шоген).


Поло, чавгон, шоген и …


ньютоново яблоко.


Недавно в Федерацию от Егеубаева А. мырзы пришло письмо. Как вы думаете, какого содержания? Он тоном первооткрывателя и озарением человека ,на голову которого упало Ньютоново яблоко, якобы, инициируя собственную идею, предлагает Федерации национальных конных видов спорта РК заняться …(не поверите) возрождением забытой игры предков. Неужели он действительно подзабыл, что год назад в телеэфире “Хабар-2” озвучивал-то вовсе не свою, а идею Федерации о возрождении поло и сегодня, поддавшись искушению, решил выдать эту “озвучку” за собственную генерацию мысли? Если это так, то єарасаєала, приглядевшего для себя седло караван-баши, вынужден разочаровать в напрасных хлопотах. Подготовительная работа по возрождению “забытой” игры предков началась у конников еще шесть лет назад, проводились даже показательные игры, однако активно работа стала продвигаться только в этом году, приуроченная к юбилею Республики. Почему бы єµрдасу не утешиться тем, что, благодаря ему в современный казахский язык возвращается древнее забытое слово “шоген” и этот факт конники вряд ли от кого будут скрывать.


Предполагаю, что мне, при равных весовых категориях, не придется играть с филологом в шоген за одну команду, не столько потому, что оказались игроками разного спортивного темперамента и стиля верховой езды, сколько по причине различных взглядов и методик, применяемых в оценке даванских (карабаирских) лошадей.


Право первого удара по мячику – за спонсорами.


Ни в одном из шести тюрко-языческих государств: Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Туркменистане, Азербайджане и Турции, — сегодня не играют в поло. Кто первым успеет выйти на поле игры в поло?


Надеюсь, что возрождение поло- чавгона в Казахстане не останется благими желаниями любителей конных видов спорта. Но как бы то ни было появление и в телеэфире “Хабар-2”, и в газете “Казак адебиети” материалов на одну тему о поло, я надеюсь, будет информационным началом возрождения “забытой” игры чавгона.


Спонсоров, желающих оказать содействие в популяризации поло в Казахстане, мы будем считать “крестными отцами” проекта возрождения древней игры наших предков и, надеемся, они найдут нас в Федерации национальных конных видов спорта РК.

Новости партнеров

Загрузка...