Заговор сатанистов

Это – мой отклик на статью Александра Дугина “Заговор экономистов”, опубликованную в прошлом номере газеты “Мегаполис”.


Дугин – знаковое явление современной России. Он быстро прошел путь от просто “модного философа” до “идеолога Кремля”, а теперь уже и действующего политика – основателя движения “Евразия”. Его претензии на выдвижение новой идеологии для России, идеологии “третьего пути”, противостоящей концепции атлантизма и глобализации под эгидой американского доллара и американской идеи, выглядят убедительно. Потому что основаны на весьма добротной философии, но, главное, — потому что Россия действительно нуждается в новой идее: СССР с его экономикой, политикой и идеологией навсегда в прошлом, а попытка построить Россию по западному образцу также явно провалилась.


Без “плодотворной дебютной идеи” не начинал свои авантюры даже гениальный импровизатор Остап Бендер. Тем более это необходимо нам, привыкшим не выдумывать, а перенимать. Почему заклинания о “консолидирующей национальной идее” для Казахстана непрерывно раздаются из уст власти, оппозиции и так называемой интеллигенции? Именно потому, что нет ее – этой консолидирующей идеи.


А без нее для государства опасно все: чужие ваххабиты и свои же многодетные чимкентские матери, женевский прокурор и отключение света в Уральске и Кустанае, снижение цен на нефть и разговоры о правах “русскоязычных” …


Заговор экономистов, по Дугину, это заговор молчания вокруг экономической теории американца Кейнса, лежащей посередине между абсолютной рыночной свободой по Адаму Смиту и полным отрицанием рынка по Карлу Марксу (в большевистской интерпретации). Дескать, “Кейнс, немедленно, здесь и сейчас”, — это и есть искомый третий путь для России. Для Казахстана, выходит, тоже.


Эх, если бы все было так просто!


Никакого заговора экономистов не существует по причине отсутствия заговорщиков. Дело даже не в том, что в СССР не могло быть экономистов, действительно знающих и понимающих сразу Маркса, Хайека и Кейнса, а в том, что экономика как наука у нас была и остается в служанках политики. Вспомните: академики Аганбегян, Абалкин, Шаталин, а чуть позже “завлабы” во главе с Гайдаром, те же Явлинский с Чубайсом – все они “всплывали” лишь постольку, поскольку их экономические идеи попадали в некий резонанс с колебаниями интеллекта и конкретных интересов, сначала Михаила Сергеевича, потом Бориса Николаевича.


Что же до Казахстана, то у нас ученых-экономистов (не путать с докторами экономических наук!), хоть как-то повлиявших на стратегию рыночных реформ, вообще не было. Академические аксакалы “отсохли” сразу, профессура помоложе безболезненно переквалифицировалась с преподавания политэкономии социализма на менеджмент и маркетинг (при той же глубине проникновения), а в практическую политику и бизнес выпорхнули птенцы из одного гнезда – НИИ Госплана КазССР, плюс еще несколько выпускников добротных московских вузов. Все они в лучшем случае прилежные запоминатели чужих премудростей, обладающие талантом приспосабливать их под собственный интерес и политический заказ “агашек”. Что, собственно, и обеспечило их востребованность властью.


Позднее руководство само обзавелось дипломами докторов, через одного, экономических или политических наук, и удовлетворение поднимающихся научных потенций приобрело характер самообслуживания, как на каравеллах Колумба. Корефаны стали член-корами, и любое собрание министров или акимов стало как Президиум Академии Наук. Взаимное влечение теории и практики легализовалось в форме однополых браков, как в Швеции и Голландии. Мучительные потуги рождения на свет плодов научного семяизвержения начальства сменились одноклеточным делением, как у инфузории-туфельки.


Так что дело совсем не в экономистах и их теориях. Впрочем, Дугин это и сам отлично понимает, не зря всю его статью пронизывает мысль, что экономика никак не может быть самоопределяющей — нет экономического строя вне политики и идеологии. Марксово “бытие определяет сознание” – это лишь половинка истины, вторая неотъемлемая часть гласит, что сознание тоже очень даже определяет бытие. Вот об этом, – о сознании нашего общества, тех кто правит и тех кем управляют, и стоит поговорить.


Для устойчивости всякого государства помимо писаных законов и формальных институтов власти необходимо нечто неосязаемое под названием мораль и этика. Они могут быть языческими, католическими, родоплеменными, мафиозными… но без них общество распадается на атомы. А где случаются расколы – они всегда проходят именно по этим швам, хотя выглядят как межнациональные, социальные или религиозные.


Так вот, о религии: человечество пока не придумало лучшего способа сохранения и передачи через поколения своего морально-нравственного и мировоззренческого капитала, чем религиозный.


Экономическое лидерство Запада – это, прежде всего, индивидуалистическая идеология еще ветхозаветного иудаизма и его “младобуржуазного” англосаксонского аналога – протестантизма.


СССР тоже достиг могущества именно как религиозная империя, не даром большевики физически истребляли православных, мусульманских и буддистских служителей, пока окончательно не подогнули их под себя. Коллективистская коммунистическая религия в той части, где она опирается на заветы Христа и пророка Мухаммеда, не менее (хотя и не более) жизнеспособна, чем западное поклонение персональному эгоизму. Это просто вторая неотъемлемая половинка человеческой и общественной сущности, в которой мир нуждается не меньше. Если бы не ортодоксальная тупость верховных жрецов коммунистической церкви, одна шестая часть суши вполне могла бы, и должна была, тоже прокладывать путь человечеству в будущее.


В глубинном смысле СССР развалили не события в Алма-Ате, Тбилиси и Сумгаите, не перестройка с гласностью, и не Беловежская троица. Он испустил дух в тот момент, когда ни кто иной, как сам верховный магистр провозгласил с амвона Политбюро: “Вера наша – ложная, даешь новое мышление!” И вслед за ним весь синклит стал срочно перекрещиваться в апостолов рынка.


Ересь, — она, конечно, грех, но грех такой, без которого не было бы прогресса цивилизации и культуры. А вот вероломство иерархов – это грех смертный, абсолютный и непростительный. Мы живем во времена царствования вероотступников – вот вам и общее наказание за этот наш вселенский грех!


На самом деле Бога, к сожалению, нет, но там где он есть, рядом с ним всегда стоит Сатана. Даже не рядом – Сатана есть вторая сущность Бога, без которой он не может существовать. Зато Сатана без Бога существует запросто. Ведь Враг Рода Человеческого — это не рогатое существо, изрыгающее адское пламя и накалывающее на вилы грешников. Настоящий дьявол страшен своей неотличимостью от процветающего бизнесмена или политика. Он – живое воплощение успеха именно за счет греха: стяжательства наверху, приспособленчество и холуйство пониже, равнодушие, лицемерие – да мало ли их, этих грехов, облегчающих нам нашу трудную жизнь!


Смотрите, — демонстрирует всем Сатана: только неправедные пути дают власть и богатство в этом лучшем из миров! Поднимись над Законом, и он станет лизать тебе руки. Народ – быдло, которому нельзя доверять управление собой. Эти вечно недовольные людишки верят только лжи, боятся только силы и уважают лишь наглость. Совесть – химера, ее выдумали неудачники, а мы с вами деловые люди, нам надо делать деньги. Путь нам не мешают, и тогда мы когда-нибудь накормим и всех остальных. Посмотрите вон на того правдолюбца: я отнял у него работу, и от него отвернулась жена, собственные дети жалеют его, а бывшие друзья боятся здороваться. Делай как я, служи мне и у тебя тоже все будет!


Почему Казахстан всемирно знаменит коррупцией? Почему правоохранительная система самим президентом называется источником правонарушений? Потому что не приняты еще кое-какие законы, плохо работает очередная президентская комиссия, нет настоящего парламента. Но главное, — потому что использование служебного положения в целях личной, клановой, корпоративной наживы, это – норма, существующая повсеместно и демонстрируемая всеми: сверху, снизу, посередине и сбоку …


Как входящий в мир приобщается к христианству через обряд крещения или к мусульманству через обрезание, так школьник, абитуриент, новобранец на госслужбе или в бизнесе окунается в атмосферу круговой поруки двойной морали, и чтобы остаться нормальным он должен принять эту всеобщую норму. И еще одну норму он усвоит по мере продвижения карьеры: чем дальше вверх, тем крупнее грех.


Из этой пораженности человеческих душ и общественной совести вытекают вполне материальные вещи. Возьмем нашу уже состоявшуюся валютно-сырьевую экономику: откуда она взялась, если ни в планах наших правительств, ни в рекомендациях МВФ с мировым банком ничего подобного не было? Это же ни по Марксу, ни по Хайеку, ни по Кейнсу!


А она есть непреложное следствие системы назначаемости властей сверху-вниз. Один человек с ближайшими помощниками может контролировать не более 15-20 объектов. Причем такому способу управления мешают общие правила – требуется индивидуальный подход к кадрам, контрактам, налогам, дивидендам и проверкам. Поэтому экономику Казахстана “делают” 3-5 банка и чуть более десятка нефтяных и горно-металлургических монополий. Аналогично областные акимы опекают по полтора-два десятка наиболее значительных региональных бизнеса, и это же повторяется на районных, городских и сельских уровнях. Всякое же предпринимательство, не помещающееся под этой властной пирамидой, лишено шансов на развитие.


А сама система распределения должностей и бюджетов сверху-вниз: откуда она взялась, если рыночная экономика и административное наместничество есть вещи несовместимые? Требовать от акимов развивать массовый бизнес столь же научно, как заставлять козлов охранять капусту. Здесь серьезной экономической и управленческой теорией и не пахнет, голимые алхимия с астрологией! Да от такой “науки” Адам Смит с Карлом Марксом и Кейнсом за компанию в гробах перевернутся! Не случайно, сколько ни ищи, нет ни у правительства, ни у докторов с академиками никакого теоретического обоснования такого нашего пути к правовому рыночному социальному государству. Одна сплошная практика, зато как работает!


Потому что под нее подложено дьявольское искушение двойных стандартов Запада: заманчиво вывозить сырье из страны, где нет реальных профсоюзов, чиновники продажны, а аборигены готовы работать за гроши. И искушение местной “элиты”: всех все равно не накормишь и не осчастливишь, давайте начнем с себя.


Здесь в базе лежит главное искушение от лукавого: вера в то, что через сырьевую экономику и обогащение верхушки можно придти к процветанию всей страны. Что амнистией наворованного можно подвести черту под безвременьем безнравственности и начать честную жизнь с чистого листа.


Что ж, с позиций экономической теории гипотеза о том, что развитие экспортно-сырьевого сектора способно подтянуть внутреннюю инфраструктуру, а от нее волна оздоровления пойдет и по всем отраслям вполне состоятельна. Хотя тот же научный анализ покажет, что без судебной реформы, местного самоуправления и реального парламентаризма это химера.


Но проблема опять-таки не в той или иной теории, а в моральных установках реформаторов. Так не бывает, чтобы сатанизм путем развития перевоплотился в добродетель. Вся история человечества учит, что грех искореняется огнем и мечом либо искренним раскаянием и нравственным подвигом служения людям. Деяния же нераскаявшегося грешника падают на его потомство. Так было и так будет.


Если же все общество греховно, а мы с вами не первые попали во всеобщий заговор бездуховности, искупается это великими страданиями, в основном – невиновных. Недаром так устойчива в разных религиях идея Страшного Суда.


Итак, откуда ждать Спасителя? Это ведь при дьявольщине может не быть конкретного Сатаны, достаточно просто бесовщины. Кучка уже удовлетворенных наверху, обещающая хорошую жизнь остальным в обмен на терпение, какая-то прослойка верящих этому, плюс покорная масса просто так живущих – такая система устойчива и может существовать долго, пока не нагрянет более сильное зло. Или не явится Мессия.


А вот Духовность – она не может существовать вне телесной оболочки, нужны персональные носители, готовые платить своими страданиями за грехи других.


От иерархов официальных религий вряд ли стоит ждать слова божия. Трудно представить их, обращающихся с укоризной к земным правителям, напоминающим им о долге заботы о подданных, о греховности пира во время чумы. А вот представить их сидящими во втором ряду какого-нибудь официального президиума, где они символизируют межнациональное согласие и всяческое благолепие – это легко. Так же легко, как вспомнить непрерывные скандалы с недостроенными мечетями и куда-то исчезающими деньгами.


Сейчас на мероприятиях, которые открывает и закрывает мулла, перестали пить водку – уже хорошо, но достаточно ли? В церкви вы можете купить религиозную литературу, креститься или обвенчаться – за деньги. И в мечетях тоже коммерция. Так что же возрождается: исконная вера или платные ритуальные услуги? Нет, я не осуждаю священнослужителей: время такое, без денег нельзя. Только не живет истинный Бог в доме, где им торгуют в розницу.


Вот пустой дом веры и заселяют разные секты, собственные раскольники и еретики вперемешку с заморскими то ли проповедниками, то ли резидентами, адвентисты с мунитами и бахаисты с сайентологами. Такая вот хиромантия: людям, особенно кто послабее, без духовного общения, поиска смысла жизни и Истины нельзя, так не к акиму же за этим идти!


Основная же масса народа вообще ни в какие церкви не ходит, никакому богу или святому Хаббарду не молится, зато все поголовно верят в гороскопы. И что все само собой утрясется и рассосется. Либо никому и ни во что не верят. Вот сие и есть царствие Сатаны, хоть в религиозном, хоть в сугубо материальном смысле.


Вы думаете, я все время намекаю, где живет этот Сатана? В нас он и живет, в каждом персонально. Так что начнем с себя!

Новости партнеров

Загрузка...