Портреты городских акимов: летние зарисовки с соцопроса

Виктор Храпунов – “хороший, крепкий хозяйственник”


Прошло ровно 4 года, как находится на посту главы г. Алматы В. Храпунов. Алматинцы достаточно неоднозначно относятся к своему акиму, хотя в большинстве случаев довольны его работой (41,1%). Руководить крупным мегаполисом с миллионным населением, где контрасты разноцветного достатка бьют в глаза – значит постоянно балансировать по острому лезвию общественной критики, делающей городского акима ответственным за все беды и несчастия горожан начиная от поносов и золотухи и заканчивая природными катаклизмами. А поскольку в жизни рядовых алматинцев если не понос, так золотуха, каждый 4-й из них (25,6%) – доброхот по части критики акима. Однако, учитывая, что процентное содержание критиков в составе респондентов Алматы далеко не ошеломляющее, можно признать, что наш аким со своей работой справляется.


О своем доверии и уважении к акиму города высказались 32,3% алматинцев. 37,9% испытывают хронический дефицит этих чувств. 29,2% не нашлись что сказать, поскольку никогда раньше не озадачивались этим вопросом.


Как оказалось, 48,8% алматинцев понятия не имеют, что собой представляет наш аким. Зато 51,2% постарались на славу. Из них каждый 5-й не пожалел черных красок. Но обо всем по порядку. Сначала о хорошем.


Алматинцы в своем большинстве и вправду хорошо отзываются об акиме. В их восприятии В. Храпунов предстает человеком, у которого достоинства превышают недостатки. В среднем одним из них указаны как минимум 2 качества, которые могут примирить с их обладателем даже самых злобных критиков.


Во-первых, главное его достоинство – ответственность и принципиальность. Так думает об акиме каждый 4-й опрошенный алматинец (25 %). Во-вторых, он отзывчивый и внимательный к людям (13,2 %). В-третьих, честный и порядочный человек (12,6 %). Слабым пунктом в портрете городского акима оказались такие качества, как неподкупность и справедливость. Однако 4 % алматинцев восполнили этот пробел. С таким букетом достоинств В. Храпунова можно было бы при жизни отнести к лику святых. Кто поверит в иконно чистый образ чиновника? Ситуацию исправили сами же респонденты, а вернее, та их часть, для которой хороший чиновник – это тот, кто сидит в тюрьме. Они вдохнули жизнь в образ Святого Виктора, убрав нимб над его головой. В результате городской аким стал похож на человека, который при всех видимых достоинствах выгодно отличается от небожителя тем, что не чужд земным человеческим страстям. 10,9 % добавили к его портрету такой дополнительный штрих, как корыстолюбие. 4,6 % увидели в нем черты бюрократа, озабоченного карьерой. Остальные отрицательные свойства личности В. Храпунова представлены в таких микроскопических долях, что их не стоит разглядывать даже под лупой.


В Казахстане днем с огнем трудно отыскать идеального чиновника. В определенном смысле В. Храпунова можно отнести к исчезающему “виду” чиновников, единичные экземпляры которого еще встречаются в стране, но за крайне редким исключением. 58,7 % алматинцев затруднились привести случаи, когда бы он злоупотреблял своим должностным положением. 18,7 % (каждый 5-й) ответили, что таких случаев нет, во всяком случае они ничего об этом не знают. И все же среди опрошенных алматинцев нашлись 6,7 %, которые указали, что знают очень много случаев. К ним присоединились еще 14,5 %, которые тоже знают, но не много. Из известных им только в 2-х случаях доли ответов превышают 10 %-ный уровень совпадений: 1). Использование власти и влияния для открытия семейного бизнеса (20,3 %) и 2). Строительство дорогостоящих домов для членов семьи и родственников (11,1 %). В то же время в графе “Другое” рассудительные респонденты, по-видимому много видевшие и много знающие о жизни, указали: “Так поступают все шишки. Но нельзя быть на 100 % уверенными, потому что доступной информации нет”. Между тем 18,7 % считают, что об этих случаях знают все или почти все алматинцы.


Итак, наш аким – жизнелюб и эпикуреец. В конце концов право выбора жизненной философии – личное дело каждого. По ходу заметим, мучительный для алматинцев вопрос: где заканчивается человек и начинается чиновник? – имеет очень простой ответ. В Храпунове чиновник начинается там, где закрываются двери перед носом простого населения. Только 2,3 % алматинцев отметили, что доступ к акиму открыт и свободен. 46,5 % считают, что легче попасть на прием к английской королеве, чем к нашему акиму. А 36,9 % не приходило в голову обращаться к нему.


Применительно к В. Храпунову можно было бы сказать: это как раз тот случай, когда пороки системы оказываются сильнее достоинств применяющих ее людей. Наверное поэтому 56,4% алматинцев не смогли определиться с ответом на вопрос: хотят ли они отставки В. Храпунова или нет. 24,3% точно не хотят. Те, кто ее ждет, оказались в меньшинстве (12,6 %).


Б. Сауранбаев — “честные и порядочные постов не занимают”


Чем дальше на юг, тем резче контрасты настроений горожан. Сосед Алматы – небольшой южный город Тараз. 72,2 % опрошенных в нем жителей недовольны работой городского главы. 18,3 % не смогли найти ей адекватную оценку. И только 9,5 % удовлетворяет работа акима Б. Сауранбаева. Но даже среди них не все питают к нему чувства доверия и уважения, лишь 7,1 %. 68,3 % эти чувства не знакомы. А 23 % предпочли не высказывать своих чувств.


Б. Сауранбаев – уроженец юга, бывший партийный функционер. Навыки администрирования приобрел на поприще зам. главы администрации и акима г. Алматы. Успел покрутиться в коммерческой сфере, прежде чем стал “хозяином” г. Тараза.


50,8% таразцев не знают его как человека. Зато остальные (49,2 %) нарисовали классический в своей двойственности портрет чиновника, вменив ему все: и достоинства, и недостатки, причем последних раза в три больше, чем первых. С точки зрения практически каждого 2-ого опрошенного таразца, городской аким вобрал в себя все худшие черты чиновничьего цеха, из которых самыми безобидными смотрятся бюрократизм и озабоченность собственной карьерой. Самый главный недостаток, который вменяет ему каждый 4-й респондент Тараза (24,6%) – это корыстолюбие. По мнению 14,3% (каждого 7-ого), для городского акима честь и совесть – рыночные понятия. Что касается его положительных качеств, то социологические “раскопки” оказались малорезультативными. Их доли в общем зачете не дотягивает до 10%-ной отметки совпадений. Очевидно одно: среди респондентов Тараза мало поклонников городского акима.


Рисуя портрет городского главы, опрошенные таразцы использовали в основном трехцветную гамму: черно-бело-серую. На вопрос: известны ли им случаи злоупотребления должностным положением со стороны акима? – 40,5% респондентов пустили в ход черную краску. Из них 11,1% сгустили ее, отметив, что знают очень много таких случаев. 29,4% лишь слегка оттенили черным свои ответы, указав, что им известно о немногих. 38,1% напустили серости, чтобы прикрыть ею отсутствие ответов. Наконец 19% нашли применение белой краске, ответив, что им ничего не известно об этом. При этом 46,2% считают, что ничего нового, что не было бы предметом обсуждения всех или почти всех таразцев они не сообщили.


Судя по ответам 19% респондентов, аким Тараза – “новый казах”, убежденный и последовательный в своем убеждении рыночник. Поэтому оказываемые им услуги он оценивает по их рыночной стоимости. В общей сложности 33,4% определяют в качестве злоупотреблений открытие акимом семейного бизнеса и строительство дорогостоящих домов для членов семьи и родственников. Понятно, что социологический опрос – это не допрос с пристрастием. Он лишь рассказывает о том, что на душе у людей и чем они хотят поделиться. Между тем в общем целом 24,6% респондентов недовольны нетерпимостью акима к критике, особенно в СМИ, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Возможно, недовольство работой Б. Сауранбаева в какой-то мере связано еще и с тем, что 42,9% респондентов считают его закрытым и недоступным для населения. 44,4% не могут об этом судить, т.к. никогда не обращались к акиму. И только 2,4% убеждены, что доступ к акиму открыт и свободен для носителей проблем.


Оставленные один на один со своими проблемами, 50,8% опрошенных таразцев видят единственный выход для себя в отставке акима города. Для 18,3% респондентов это не является выходом: “Зачем кого-то менять, если они все одинаковые?” (из ответов графы “Другое”). 38% предпочли не высказываться на сей счет


А. Джаксыбеков и А. Хасенов: 1-ый – “абсолютно недоступен”, у 2-ого – “есть свои плюсы и минусы”


А. Джаксыбеков и А. Хасенов – люди из “обоймы” президента. Разница между ними состоит в том, что 1-ый – действующий аким, а 2-ой – бывший. В период, когда проходил опрос, он вышел в отставку, но кокшетавцы оценивали именно его работу.


Работа обоих акимов вызывает противоречивые чувства у горожан. Ими довольны и одновременно не довольны. Им доверяют и вместе с тем не доверяют. Они как “братья – близнецы” похожи друг на друга и своими достоинствами и недостатками.


Доли респондентов, довольных работой городских акимов, колеблются от 39,8% — в Астане до 42% — в Кокшетау. Как оказалось, чем севернее точка опроса, тем выше градус положительных оценок населения. Недовольны работой акимов 32,2% в Астане и 25% в Кокшетау. Такое впечатление, будто север сместился к центру, где находится Астана. В среднем около трети респондентов обоих городов оказались в затруднительном положении, так и не решив для себя, довольны они или не довольны работой своих акимов. Итак, счет 1:0 в пользу А. Хасенова.


Но вот что интересно, быть довольным работой акима и доверять ему – в сознании простых горожан напрямую не связаны. Поэтому в вопросе о доверии и уважении к акимам север снова перекочевал в Кокшетау, а у руководителя Астаны появился маленький шанс взять реванш у своего собрата. А. Джаксыбеков пользуется доверием и уважением у 37,3% астанинцев, а А. Хасенов — у 33% кокшетавцев. Уровень недоверия и неуважения к ним варьирует от 25,4% — в Астане до 31% — в Кокшетау. Неопределившихся с ответом: 36,4% в Астане и 31% в Кокшетау. Тем не менее счет равный: 1:1.


Оба акима обладают положительным имиджем в глазах большинства населения руководимых ими городов (65,3% — в Астане, 58% — в Кокшетау). Главными достоинствами, которые ставятся в заслугу им обоим, являются: ответственность и принципиальность (22,9% астанинцев и 27% кокшетаусцев); честность и порядочность (21,2% астанинцев и 13% кокшетаусцев); отзывчивость и внимательность (12,7% астанинцев и 12% кокшетавцев). В явном дефиците у обоих акимов такие качества, как неподкупность и справедливость. В этом вопросе спарринг между акимами принес больше очков А. Джаксыбекову.


Чем отличается обычный человек от акима? Тем, что 1-ый грешит и никому нет до этого дела, а 2-ой только подумает согрешить, как это уже становится достоянием общественности. “Все мы не без греха,” — отмечает в графе “Другое” один из цитируемых нами классиков. От 25% в Кокшетау до 27,1% в Астане считают, что за обоими акимами водятся грешки. Хотя, что считать грешками? Склонность к бюрократизму и карьеризму, которую подметили 11,9% астанинцев у своего акима – это естественная особенность поведения особи подвида “хомо чиновникус”, рода человек; корыстолюбие, о котором сообщили 11% кокшетавцев – это “условный сигнал” на должность у представителей указанного подвида.


В номинации на большее количество известных горожанам случаев некорректного использования акимами своих должностных полномочий на пол шага впереди своего бывшего коллеги оказался аким Астаны. Доли респондентов, которым известно очень много таких случаев варьируют от 10% в Кокшетау до 12,7% в Астане. Не много таких случаев известно: 15% в Кокшетау и 27,1% в Астане. Ничего не знают об этом и затруднились ответить – 18,6% и 36,4% соответственно – в Астане, 16% и 32% — в Кокшетау.


Давайте возьмем в руки калькулятор и подсчитаем, какому количеству горожан в общем целом известно об этих случаях. Оказалось, 39,8% в Астане и 25% в Кокшетау. Между тем, удельный вес полученных ответов с указанием этих случаев составил 136,4% в Астане и 86% в Кокшетау. Это значит, что в среднем одним респондентом из числа тех, кому известно о них в Астане и Кокшетау, отмечено как минимум 3 случая.


Что же понимают опрошенные горожане под некорректным поведением своих акимов? Приведем только те ответы, которые набрали максимальный удельный вес совпадений. (Судя по тому, что понимают под ним респонденты, бывший кокшетауский аким явно не смотрится по сравнению с действующим астанинским акимом)


Например, если аким Астаны, как добропорядочный семьянин, даже на работе озабочен состоянием дел в семейном бизнесе (40,7% в структуре ответов астанинцев), то бывший кокшетавкий аким только и делал, что думал о себе родном (13% в структуре ответов кокшетаусцев). В то время, как астанинский труженик, не покладая рук, возводит крепости для родных и близких, чтобы уберечь от враждебного рынка (29,7%), его бывший коллега и тут мало преуспел (9% в структуре ответов кокшетаусцев). Даже нелюбовь к критике у них разная, судя по долям ответов астанинцев (22,9%) и кокшетавцев (18%).


Один из респондентов Кокшетау так прокомментировал ситуацию: “Не думаю, что могу говорить о злоупотреблениях, опираясь на неподтвержденные данные. Но думаю, рука руку моет, и если что-либо есть, то об этом открыто никто не скажет” Открыто не скажет, а между собой горожане говорят. В среднем каждый 3-й астанинец и кокшетавец отметили, что о вышеуказанных случаях известно всем или большинству жителей этих городов.


Сколько людей, столько и мнений. Когда речь идет об одном человеке – это его личное мнение, когда о группе людей – это уже статистика. 44,9 астанинцев и 39% кокшетавцев считают своих акимов закрытыми и недоступными. Если бы в Астане и Кокшетау состоялись выборы, то голоса распределились бы следующим образом: за А. Джаксыбекова отдали бы свои голоса 26,3% респондентов, против – 26,3%. За А. Хасенова – 37%, против – 16%. Остальные – воздержавшиеся.


Д. Турганов и В. Мукатаев: “Не знаю, не знаю…”


Атырау и Уральск расположены на Западе республики и их жители имеют возможность сравнивать происходящее друг у друга. Если еще недавно уральчане ревностно следили за тем, как преображалась Атырауская область, то теперь очередь сравнивать наступила у атыраусцев. Смена настроений у респондентов накладывает отпечаток на их отношение к городским акимам.


Спарринг акимов продолжают Д. Турганов и В. Мукатаев. Оба имеют одинаковую весовую категорию с точки зрения сроков работы на должностях акимов. Доли довольных их работой респондентов колеблются от 43,2% в Атырау до 61,8% в Уральске: недовольных – от 21% в Атырау до 27,5% в Уральске. Затруднились оценить их работу: 3,8% в Атырау и 9,8% в Уральске. Как видим, в первом раунде преимущество на стороне уральского акима.


С доверием и уважением к ним относятся 39,5% в Атырау и 53,9% в Уральске. Отказали им в поддержке 14,8% в Атырау и 27,5% в Уральске. Не определились в своем отношении к акимам 44,4% в Атырау и 15,7% в Уральске. второй раунд – тоже за уральским акимом.


Однако ситуация поменялась с точностью до наоборот, как только респондентам было предложено оценить персональные личностные качества каждого из акимов. И тут, наконец, свое слово за городского акима сказали атыраусцы. 56,8% голосов в Атырау против 41,1% — в Уральске свидетельствуют в пользу более высокого имиджевого рейтинга Д. Турганова по сравнению с В. Мукатаевым.


Если Д. Турганов ответственный и принципиальный человек на целых 28,4%, то В. Мукатаев – на 24,5%. Что касается честности и порядочности, то у первого эти качества тянут на 14,8%, у второго – лишь на 7,8%. (Имеются в виду голоса в пользу). С отзывчивостью и внимательностью у обоих акимов не густо: у 1-ого – 9,9%, у 2-ого – 8,8%. А неподкупностью и справедливостью никто из них похвастать не может, хотя, смотря перед кем. Д. Турганов, например, перед В. Мукатаевым (у которого их 0%) может, у него их 3,7%.


А. Вознесенский, объясняясь в любви к женщине, писал: “Так во мне, несмотря на мусор, 90% тебя”. Если уж в неплохом поэте хватает “мусора”, то что говорить о хороших акимах. В самом деле нет смысла мелочиться, подсчитывая доли соринок, отметим только, что этого “добра” у своих акимов нашли 8,5% респондентов Атырау и 24,4% — Уральска.


Если в одном месте чего-то хватает, то в другом – его обычно не достает. В переводе на понятный язык это означает: если большинство хорошо думает о своем начальстве, то меньше остается людей, у которых всегда найдется на него “компромат”. Доли этих людей колеблются от 25,9% в Атырау до 28,4% в Уральске. Причем в среднем одним респондентом из их числа указаны более одного случая злоупотреблений должностным положением со стороны городских акимов. Последние не сравнимы друг с другом в этом виде спорта. У каждого из них персональные достижения в индивидуальном зачете. В отношении атырауского акима указано, что он перепутал госслужбу с коммерческим предприятием (27,2%), хижинам предпочитает дворцы для родных и близких (23,5%), бюджетному пайку – семейный бизнес (12,3%), а “крышу” дает страшно сказать кому, хоть сегодня их “стирает” все государство (12,2%). Об уральском акиме говорят, что у него очень редкий вид математического “дальтонизма”: он не различает размеры собственной жилплощади от размеров города (15,7%), аллергическая непереносимость на критику в любом ее виде (14,7%), а также большая жизненная потребность в телефонном общении (13,7%). По мнению 26% атыраусцев и 7,8% уральчан об этих маленьких “слабостях” акимов знают все или большинство горожан.


Д. Турганов и В. Мукатаев сильно отличаются своими подходами к работе с населением. К первому имеют доступ только 2% респондентов, ко второму – 25,5%. Несмотря на это за отставку первого голосуют 7,4% атыраусцев, за отставку второго – 22,5% уральчан. Поди разберись, что лучше: быть открытым или закрытым. Первое, наверное, надежнее, поскольку против отставки действующих акимов высказались 60,8% уральчан и 42% атыраусцев. Не определились с ответом: 49,4% в Атырау и 13,7% в Уральске.


К. Изаак и В. Сухорукова: 1-ый — “Серый функционер”, 2-ая – единственная женщина-аким


К. Изаак начинал свою профессиональную деятельность с разнорабочего совхоза, был подземным такелажником, горным мастером. Прошел все ступени профессиональной карьеры, прежде чем стал акимом Караганды. Казалось бы, у него есть все основания пользоваться широкой поддержкой и доверием горожан: во-первых, свой – карагандинец; во-вторых, свой – из трудовых “низов”. А что есть у В. Сухоруковой, кроме того, что она уроженка ВКО, рафинированная профессионалка, да еще женщина? Как оказалось, у нее есть главное, чего недостает карагандинскому акиму – поддержка горожан.


Доли довольных работой городских акимов колеблются от 19,8% в Караганде до 41,4% в Усть-Каменогорске; недовольных – от 39,6% в Караганде до 20% в Усть-Каменогорске. Затруднились оценить работу: 40,1% в Караганде; 37,1% в Усть-Каменогорске.


Если женщина успешно справляется с работой акима, то спрашивается, почему этот опыт до сих пор не используется в других городах республики ?


Например, если в Караганде уровень доверия и уважения к акиму не превышает 13%, то в Усть-Каменогорске он достигает 45%. Конечно, акиму в юбке тоже приходится преодолевать стену неприятия и отчуждения, как и акиму в штанах, но у нее она гораздо ниже (21,4%), чем у него (40,1%). Затруднились оценить свое отношение к акимам: 46,4% — в Караганде и 27,1% — в Усть-Каменогорске.


Что не так у карагандинского акима ? Почему 57% горожан до сих пор не разобрались, что он за человек ? Один из них вписал в графу “Другое”: “Ничего не известно, только в прессе был объявлен выговор за коррупцию”. Для сравнения: 26,4% усть-каменогорцев тоже не имеют представления о своем акиме.


Оставим вопрос открытым. Цифры опроса говорят сами за себя.


Положительно воспринимают своих акимов: 74,3% усть-каменогорцев и 16,4% карагандинцев; отрицательно: 12,1% и 41% соответственно.


Главные личностные качества В. Сухоруковой: честность и порядочность (23,6%), ответственность и принципиальность (26,4%), отзывчивость и внимательность (15,7%). Два из этих качеств, только со знаком “минус” карагандинцы отнесли к своему акиму: “минус” ответственность и принципиальность (14%), “минус” честность и порядочность (7,7%), “плюс” корыстолюбие (12,1%).


Судя по этим данным, божественная “хирургия” не обошлась без последствий для донора. Потеряв ребро, мужчина вместе с ним потерял и координацию действий в пространстве. Женщина же, сотворенная из его ребра, обрела твердость и устойчивость от соблазнов, которые таит в себе власть. Это объяснение, возможно, не самое убедительное, но, безусловно, самое нейтральное, когда речь идет о такой щекотливой теме, как злоупотребления должностным положением. Отметим сразу, эта тема вызвала определенные затруднения у 46,9% карагандинцев и 47,1% усть-каменогорцев. Это не случайно. Люди, которые не убеждены в достоверности информации, предусмотрительно воздержались от ответа. Те, которым ничего не известно, так и ответили: ничего не известно. И таких среди карагандинцев оказалось 17,9%, среди усть-каменогорцев – 26,4%. Но есть и другие ответы (в структуре ответов карагандинцев – каждый 3-й (32,9%), усть-каменогорцев – каждый 6-й (17,1%) ), с которыми тоже приходится считаться, коль скоро они есть. В среднем одним карагандинцем, поддержавшим эту тему, отмечено более одного ответа. Ничего нового по сравнению со своими соотечественниками из других городов респонденты Караганды и Усть-Каменогорска не сообщили. В отношении карагандинского акима был указан все тот же триединый комплекс: семейный бизнес (30,4%) + самообслуживание (12,1%) + строительство домов для родных и близких (10,1%). Что касается усть-каменогорского акима, то тут и того меньше – волюнтаристский стиль управления городом (10,7%). Доли респондентов, которые считают, что все или большинство жителей в курсе этой информации колеблются от 6,5% в Усть-Каменогорске до 21,4% в Караганде.


Считают, что акимы открыты для контактов с населением: 6,3% карагандинцев и 10,7% усть-каменогорцев. При этом большинству респондентов неведомо, хотят ли они отставки акимов или нет (61,8% — в Караганде, 37,9% — в Усть-Каменогорске). Хотят: 12,6% карагандинцев и 14,3% усть-каменогорцев. Не хотят 24,6% и 30% соответственно.

Новости партнеров

Загрузка...