«Пришло время спросить, что мы можем сделать для Казахстана»

Между правящей элитой и отечественной буржуазией было многое: и взаимопроникновение, и переход из власти в бизнес и из бизнеса во власть, не было только настоящего двухстороннего диалога. Похоже, теперь этот пробел решили восполнить. Недавно состоялась встреча главы государства с казахстанскими бизнесменами, которая, судя по официальным заявлениям, призвана положить начало и полноценному обмену информацией, и совершенно новым отношениям между властью и деловой элитой. О своем впечатлении и итогах встречи рассказывает ее участник Арманжан Байтасов.

Байтасов Арманжан Мерекеевич


Родился 10 января 1970 г. в Алматы. Женат (жена — Айдарбекова Диляра Юрьевна), имеет сына и двух дочерей.


Окончил Казахский государственный университет им. С. М. Кирова (1987 — 92 гг.), журналист, кандидат философских наук (тема диссертации: «Воображение как фактор культурогенеза», 1998 г.).


Работал редактором редакции фестивалей и конкурсов «Азия Дауысы» КазТВ, зам. главного редактора ТО «Мурагер» КазТВ (1989-92 гг.); с октября 1992 г. — президент телерадиокомпании «31 канал».


С октября 2000 г. — генеральный директор газеты «Мегаполис». С декабря 2000 г. — президент Национальной ассоциации телерадиовещателей РК. С 2001 г. — почетный академик Академии журналистики.


  • Почему вдруг состоялась эта встреча? Ведь уже много лет не было встреч с отечественными молодыми бизнесменами?

  • Я думаю, что это вполне закономерно. Действительно, встречи такого уровня давно не проходили. Но именно сейчас наступило время, когда наши компании, если еще и не стали крупными инвесторами, то, во всяком случае, стали уже вполне самостоятельными в сфере менеджмента. Сегодня нам уже не нужно привлекать в Казахстан иностранный менеджмент, у нас появилась целая плеяда высококлассных менеджеров, за 10 лет независимости сотни казахстанцев получили блестящее образование за рубежом, это тоже огромный потенциал, который страна уже сегодня будет использовать, особенно в сфере управления. Казахстан не нуждается в колоссальных потоках инвестиций из-за рубежа, потому что уже существуют внутренние инвестиции. В стране сложилась своя финансовая система: накоплены средства в пенсионных фондах, в Национальном банке — это достаточно серьезная сумма. Все эти деньги — национальные, у них чисто казахстанское происхождение, и они должны как-то заработать. Поэтому я считаю, что к проведению этой встречи нас подтолкнуло само время. На сегодняшний день казахстанский бизнес — это нормальная, здоровая структура, четко осуществляющая все свои функции.

  • Если само время сделало необходимой эту встречу, тогда какова ее оценка? Встреча с ведущими национальными менеджерами — это некая альтернатива тем иностранным инвесторам, которые имели явное преимущество до сих пор, или это некая параллель, или, может быть, просто страховочное мероприятие?

  • Слишком наивно было бы предполагать, что это альтернатива иностранным инвесторам. Никакой альтернативы нет, есть просто параллельно идущие линии. Нужно максимально использовать в стране все ресурсы, которые у нее есть. Если на сегодняшний день национальная буржуазия представляет интерес, то нужно всемерно использовать ее возможности во благо Казахстана. И это должно осуществляться не в противовес и не в дополнение к чему-то, это закономерный процесс.

  • Не могли бы вы очень кратко описать, кто присутствовал на встрече?

  • Всего на встречу были приглашены 24 предпринимателя. В основном национальную буржуазию Казахстана представлял финансовый сектор, банки — ТуранАлем, Центркредитбанк и другие. Среди участников заседания был представлен и реальный сектор, допустим, в сельском хозяйстве — «Сеймар», а медиа-бизнес — в лице нашего холдинга, были компании, которые занимаются производством готовой продукции — «Бахус», то есть представители различных сфер бизнеса.

  • Кто-то из бизнесменов обращался к президенту с новыми идеями, предложениями?

  • Идей высказывалось достаточно много, выступали банкиры с предложениями по поводу развития фондового рынка в стране. Но самая главная идея, которая занимала бизнесменов, это идея создания Совета при президенте РК. И дай Бог, чтобы она осуществилась.

  • В публичной части встречи президент сказал несколько жестких вещей в адрес предпринимателей. Как, по-вашему, чем это обусловлено? И каковы ваши ощущения, впечатления от закрытой части?

  • Встреча носила не декларативный характер, и, естественно, на ней порой говорили жесткие вещи в отношении отечественного предпринимателя. Но, самое главное, Президент подчеркнул, что он всеми силами помогал развитию и становлению отечественного бизнеса в Казахстане и, само собой, он ни в коей мере не допустит, чтобы нарождающийся бизнес был разрушен. Несмотря на то, что эта встреча вначале проходила в достаточно жестком ключе, президент сразу же дал понять: одно из достояний независимости Республики Казахстан — это начало формирования национальной буржуазии, среднего класса.

  • Как вы считаете, за этой встречей что-то будет дальше — какие-то организационные моменты, какие-то отношения?

  • Самое главное, что непосредственно на собрании было четко решено, что будет создан Совет отечественных инвесторов при президенте РК. Это позволит казахстанским бизнесменам иметь прямой выход на главу государства, рассказывать о своих новых проектах, о проблемах, которые возникают, и, в конце концов, будет происходить обмен информацией. А сегодня обмен информацией — один из самых важных пунктов. Этот Совет, я думаю, будет создан в ближайшее время и принесет очень много пользы. Я еще раз хочу подчеркнуть, что уровень менеджеров в Казахстане достаточно высок. И сегодня мы готовы взять на себя осуществление крупных проектов. Мы можем заниматься добычей нефти, строить железные дороги, активно работать в добывающем секторе: рудном, металлургическом и т. д. Казахстану уже не нужно кого-то привлекать из-за рубежа, сегодня эти проекты мы можем делать сами. И не просто можем, но и докажем себе и стране, что в состоянии потянуть очень крупные проекты.

  • Вы говорите, что в национальном бизнесе накопилось достаточно ресурсов не только в сфере менеджмента, но и в материальных, финансовых. На самом деле в Казахстане существует, я бы даже сказал переизбыток денег, это и Национальный Фонд, в котором сейчас уже больше миллиарда долларов, это пенсионные накопительные системы, в которых скоро будет миллиард долларов, но это же все в долларах. Долларов-то переизбыток, но внутренняя национальная экономика нуждается именно в инвестициях национальной валюты. И тут возникает целый ряд проблем. Одна из них в том, что никто не будет вкладывать в нерентабельные отрасли, в производства, которые не способны потом вернуть эти вложения. Следовательно, необходима совсем иная правительственная политика, которая создавала хотя бы для себя эту рентабельность.

  • То, что в отечественном бизнесе все считается в долларах, вполне закономерно. Это, наоборот, говорит о том, что мы всегда делаем поправку на курс доллара, на инфляцию. Так получилось в нашей стране, что тенге привязан к доллару — хорошо это или плохо — судить не нам. Но наши сотрудники получают зарплату в тенге, оплата за коммунальные услуги производится в тенге — так или иначе, тенговая сторона тоже работает. В Казахстане очень удобная система конвертации, нет каких-либо проблем с конвертированием тенге в доллары или наоборот, у нас нет таких перегрузок, как в Узбекистане. Поэтому нет принципиальной разницы, в какой валюте будет происходить инвестирование.

Когда речь идет об инвесторах, в любом случае в поле зрения оказываются лишь прибыльные проекты. А что касается убыточных проектов, то это уже находится в ведении бюджетной сферы. Здесь все зависит от того, способен бюджет взять на себя убыточные отрасли или нет. Допустим, производство школьных учебников или социальную сферу никто из инвесторов, конечно, финансировать не станет, это должно дотироваться государством. Поэтому нужно четко разделять бюджетную и небюджетную сферы. Что касается прибыльных проектов, туда пойдут инвестиции частного сектора.


  • Рентабельность или нерентабельность отрасли, допустим сельского хозяйства, складывается из огромного числа составляющих: таможенные пошлины, налоговая нагрузка, стоимость ГСМ, электроэнергии и т. д. Причем большая часть всех этих параметров не связана собственно с сельскохозяйственным производством. Это уже макроэкономика, правительственная политика. Один тариф на железнодорожные перевозки — это одна рентабельность, а другой тариф — это уже другая рентабельность. Так, если взять сельское хозяйство в целом, то рентабельность его нулевая…

  • Почему же? Бизнес в сельском хозяйстве тоже развивается. На самом деле зерновики сейчас богаче, чем мы. Я не говорю о трактористах, но те ребята, которые занимаются бизнесом в области зерна, очень богаты. А если взять хлопковый бизнес, там и трактористы даже богаты, не говоря уже о землевладельцах. Весь Юг Казахстана — Чимкентская область, Чардарьинский район — сейчас можно смело считать, очень богатым районом. Причем узбеки приезжают к нам из Узбекистана нелегально, ночью, для того, чтобы устроиться работать на казахстанских хлопковых полях.

  • Вот уже два года идет постоянный экономический рост. Об этом сообщают все СМИ, это на самом деле так. Но когда это ощутят люди? Очень многие задают вопрос: как же так, экономика крепнет, а наша жизнь не улучшается?

  • Дело в том, что улучшение на самом деле происходит, просто оно происходит не так быстро, как хотелось бы. Но можно констатировать тот факт, что экономика в Казахстане стабилизировалась. Нет потерь, есть уверенный рост – большой или маленький — это другой вопрос, существуют разные цифры, статистические агентства работают не совсем корректно. А каждый человек, естественно, меряет по своей жизни — насколько легче ему стало или труднее. Но абсолютно точно, что стабилизационный процесс идет. Если стабильность и тенденции роста, которые сейчас заложены, сохранятся, то улучшение будет происходить постоянно. Сейчас открываются предприятия, появляются новые рабочие места. В итоге у нас меньше безработных, больше людей, которые способны платить за товары и услуги. Все больше будет завозиться товаров, больше открываться предприятий, и это, как снежный ком, будет наращиваться.

  • Сегодня последний день легализации капиталов. Медиа-холдинг «31 канал» не раз комментировал эту ситуацию не самым лицеприятным образом, были критические материалы. Как оценивает легализацию президент медиа-холдинга?

  • На самом деле легализация — это символ эпохи. Десять лет прошло, нужно подводить какие-то итоги, подводить какую-то черту. И амнистия капиталов — это очень хороший повод все начать с белого листа и по новым правилам, которые устоялись. В начале 90-х годов настолько была слаба экономическая и законодательная база в Казахстане, такой был разброд и шатание, что многие люди не знали, законные или незаконные операции они совершают. И так как считалось, что в основном операции незаконные, то огромные капиталы оказались за рубежом.

Может быть, люди воспримут эту акцию просто как символ. Это новая черта, после которой все нужно делать по правилам: заполнять декларацию, платить налоги, все выстраивать так, как это положено в цивилизованном мире. Но отношение к легализации, ее участникам и организаторам, у большинства отрицательное.


  • Если рассматривать это как некий символ, как попытку начать с чистого листа, то это явно не успешная попытка. Во-первых, не оправдались даже минимальные прогнозы самих организаторов. Во-вторых, совершенно очевидно, что легализована очень небольшая часть теневых капиталов. Следовательно, легализация получилась как некий проходной этап, после которого ничего в принципе не изменилось.

  • Действительно, денег собрали меньше, чем ожидали. Но дело было не в тех миллиардах долларов, которые хотели собрать. Может быть, таких денег и не было. Ведь никто никого не поймал за руку, а говорить можно все что угодно. Сейчас есть лишь твердая сумма, которая обозначена Национальным банком, — столько-то капиталов легализовано. Я думаю, что легализация капиталов — это все-таки больше символ, нежели реальный инструмент, который повлияет на экономику.

  • Каковы ваши общие впечатления от общения с главой государства? Сформулируйте то главное, что вы вынесли из этой встречи?

  • На встрече президент четко дал понять, что он в ответе за все и гарантирует равные права для всех бизнесменов, не будет ни привилегированных, ни притесняемых. Все будет достаточно открыто и демократично. Раньше встречи в основном сводились к жалобам на притеснения налоговой полиции, проверки прокуратуры. На этой встрече ни одного слова не было сказано о том, что кого-то из отечественных бизнесменов замучили проверками, ни одной фразы о том, что кого-то зажимают, обирают, хотя бизнесмены были со всех регионов.

Было время, когда президент чуть ли не за руку водил отечественный бизнес, показывал, что и как делать, защищал от прокуратуры, до смешного доходило. «Прекратите проверять!» — говорил с трибуны президент. Но теперь пришло другое время. Время, когда мы должны спросить, что может отечественный бизнес сделать для Казахстана.


Беседовал Равиль УСМАНОВ

Новости партнеров

Загрузка...