“Прошу слова как свидетель защиты!”

Размышления перед важным форумом


Взоры русских людей, проживающих за пределами России, все чаще обращаются в сторону Москвы. Здесь в этом году должно пройти очень важное для русской диаспоры событие – Съезд российских соотечественников. Первоначально мероприятие планировали провести в конце апреля, но в связи с большой загруженностью внутренними и внешними делами президента Владимира Путина, перенесли на предстоящий август. Обязательное участие в нем главы Российской Федерации, гаранта прав и свобод всех россиян, должно придать этому авторитетному собранию этнических русских, проживающих по всему огромному земному шару, особую значимость и весомость.


Недавно в российской прессе промелькнула информация о том, что съезд уже переносится на осень этого года и пройдет приблизительно в конце октября — начале ноября. Источники, близкие к организаторам форума соотечественников, сообщили, что очередной перенос даты связан с проблемами формирования эффективной повестки дня и спорами о характере итогового документа. Безусловно, точная и объемлющая все злободневные вопросы повестка собрания и содержание главного его документа имеют немаловажное значение. Но, мне думается, что куда более значимым всегда является то, кто эти вопросы обсуждает и кто обладает правом принимать судьбоносные для миллионов российских соотечественников решения, освященные присутствием самого высокого должностного лица России. Согласитесь, что именно от этого зависит, в первую очередь, ценность и возможная эффективность принятых документов. И вот по этому поводу я хотел поделиться своими некоторыми соображениями.


Известно, что сегодня делегатов на съезд российских соотечественников назначают в буквальном смысле те организации, которые отстаивают права и интересы своих соплеменников в странах проживания, сохраняют и развивают исторические и культурные традиции русского народа и поддерживают в этом смысле тесные связи с государственными и общественными организациями России. В Казахстане таких организаций несколько. Достаточно массовыми можно считать республиканское славянское движение “Лад”, Русскую общину Казахстана, различные региональные объединения казаков Семиречья, Степного края и “горькой линии”. Автор сознательно применяет слово “достаточно”, поскольку из двух с лишним миллионов славянского населения, проживающего сегодня в Казахстане, они объединяют и могут считаться выразителями мнения всего лишь нескольких сотен или пусть даже тысяч моих соплеменников. И в этом смысле они не имеют никакого законного права говорить от имени остальных русских и русскоязычных. Если говорить еще проще, то ни я, ни моя жена, ни мои дети никого не уполномочивали представлять интересы семьи Марковых на съезде соотечественников. И это особенно важно для нас и потому, что принятые на таком высоком форуме решения в той или иной степени будут влиять на мою жизнь, жизнь моих родных и близких.


Русские движения и организации, о которых я упоминал уже выше, по причине своей малочисленности и по другим причинам не пользуются сколь-нибудь серьезным авторитетом и влиянием в славянской среде Казахстана. Деятельность руководителей и функционеров одной уже давно свелась к торговле посредническими услугами в оформлении российского гражданства людям, по тем или иным причинам покидающим Казахстан. И насколько я об этом знаю, такая «коммерция» многим из них приносит немалые барыши. Совершенно естественно, что торговцы российскими паспортами вряд ли будут серьезно заботиться о жизни людей, которых они считают своими потенциальными клиентами на репатриацию.


Вожди другой “русской” организации сделали своим бизнесом некое противостояние с государственными органами Казахстана. Чем больше они по поводу, а чаще без всякого повода кричат о нарушениях прав русских людей в нашей республике, тем обильнее проливается денежный ручеек из определенных российских финансовых кругов, использующих такие факты как орудие давления на казахстанское правительство в серьезных экономических переговорах.


Казачьи и иные “этнографические” организации в силу уставных обязанностей замкнулись в узком круге “историко-культурных” интересов и, как можно видеть, ничем иным заниматься не намерены.


Таким образом, жизнь остальных сотен тысяч и миллионов людей славянского происхождения “русские партии” в Казахстане совершенно не интересует. И если я, Вячеслав Марков, или, скажем, кто другой –Иванов там или Петров, не собираются покидать родной нам всем Казахстан или не намереваются делать некий политический гешефт на отдельных фактах несправедливости, допускаемых, к сожалению, властями Казахстана, то получается, что мы и вовсе не нужны этим “радетелям” русского народа. Но именно они назначают делегатов на важнейший во всех смыслах для нас съезд российских соотечественников. Я не знаю, что такие “делегаты” будут говорить и какие решения они примут. Но очень сомневаюсь, что в этих документах будут положения, которых все русские в Казахстане очень ждут. Нелегитимные делегаты могут принять лишь нелегитимные решения.


На мой взгляд, ситуацию можно было бы решить просто. Российское посольство, до сих пор неплохо организовывавшее выборы депутатов в Государственную Думу и российского президента во многих регионах Казахстана, могло бы провести в крупных городах сходы российских соотечественников с обсуждением повестки предстоящего съезда. На таких собраниях прозвучали бы десятки и сотни подлинно интересных, содержательных, полезных предложений, выявились бы люди с ярко выраженной позицией по этим вопросам, а из их числа были бы выбраны делегаты, которые законно и достойно представляли бы русскую диаспору Казахстана на Съезде соотечественников.

Новости партнеров

Загрузка...