Не палкой прогоняют темноту…

Американцы гордо называют Вашингтон “открытым городом”. Проведя в столице огромной и мощной державы неделю, вполне понимаешь, что это – действительно так. В ухоженном тихом оазисе на берегу Потомака огромные листья магнолий блестят, словно намазанные сливочным маслом. Это значит, что воздух здесь чист и прозрачен. А в пруду у подножия Капитолия дружно плещутся рядом домашние собаки и дикие утки. Со ступенек конгресса отчетливо виден весь город. Так и было задумано еще 92 года назад: в 1910 году здесь был принят специальный закон, по которому ни одно здание в Вашингтоне не может быть выше конгресса. Это святилище Америки. Здесь рождаются основные законы самой сильной сегодня державы на свете. И здесь же, что еще важнее, внимательно следят за тем, чтобы каждый закон соблюдался и был один для всех – от безработного до президента США.


Никогда у нас в СССР подобного не было. Не потому ли нет сейчас и самого Советского Союза?..


В Вашингтоне нет ни одного промышленного предприятия национального масштаба. Но здесь – конгресс США, здесь – “фабрика”, на которой “производятся” законы, по которым живет не только Америка. Мы не живем в Америке и нам сложно оценивать справедливость и мудрость решений конгресса. Но есть прямой смысл прислушиваться к мнению конгрессменов США. Хотя, разумеется, жить следует в первую очередь собственным разумением.


В Америке быстро и хорошо понимаешь смысл основного здешнего девиза: “Чтобы просто стоять на ногах, надо все время бежать быстро”. Только так создается могущество нации. Только так возникают картины, которую наблюдал я возле Белого дома. Школьники из американской глубинки, вцепившись в решетку ограды, поют национальный гимн и плачут от счастья, что видят вблизи и в упор сердце своей страны…


И еще в Америке постигаешь очень простое и вечное правило: когда у тебя есть деньги, весь мир работает на тебя. Купив в каком-то вашингтонском магазине индейский сувенир от племени гурон, не думай, что он изготовлен в вигваме близ Великих американских озер. Скорее всего, он сделан в Китае.


Но мир очень хочет, чтобы и Америка поработала на него. Здесь многие ищут помощи, совета, денег, политической поддержки. Мощный митинг и массовые демонстрации китайцев, приверженцев движения “Фэлунгун”, два дня подряд буквально сотрясали Вашингтон. Что явно опровергало один из постулатов хуацяо отнюдь не все китайцы, живущие вне Китая, поддерживают руководство своей страны.


Ну а мы, представители постсоветского, соседнего с Китаем государства, прилетели в Вашингтон по приглашению местных политологов для того, чтобы принять участие в дискуссии конгрессменов о сегодняшнем дне и о будущем нашей страны.


Поездка даже близко не напоминала туристический круиз. С утра до вечера делегация очень плотно работала. В ее состав входили Умурзак Айтпаев, заместитель председателя республиканского общественного объединения “Казах тили”, Раушан Сарсембаева, председатель Демократической партии женщин Казахстана, главный раввин Казахстана Коген Ешая, известный религиовед Олег Рубец – Али Усман Хаджи Аль-Апшерони, Азат Перуашев, генеральный секретарь Гражданской партии Казахстана, и я, представитель крупного частного медиа-холдинга ТРК “31 канал”.


Дискуссии на радиостанциях “Свобода” и “Голос Америки”, откровенные беседы с американскими журналистами в национальной газете США USA todau и в редакции “Вашингтон таймс”, встречи с конгрессменами, сотрудниками государственного департамента США, с политологами, представителями общественности. Это было большой подготовкой к одному основному событию. В американском конгрессе готовились специальные слушания. Их точное название – “Замалчивание голосов инакомыслящих”. Это дискуссия не только о Казахстане. Но именно наша страна в Центральноазиатском регионе особенно интересует Америку. А знания о нас за океаном минимальны и превратны, мы легко убедились в этом.


Каспийское море находится в Африке, — так на мои вопросы отвечали американцы, когда мы с оператором на улице брали десять блиц-интервью с первыми встречными. Из десяти таких “встречных” только двое не знали о Казахстане вообще ничего. Но и знания остальных восьмерых были попросту мизерными.


Сами слушания – это выступления конгрессменов, их вопросы экспертам и свидетелям. Такие слушания — рутинная работа конгрессменов. В год подобных мероприятий проводится здесь около пяти тысяч. Тематика самая разная. Накануне, к примеру, обсуждалась проблема религиозных меньшинств Франции. Причем обсуждалась даже без участия официальных представителей Парижа. Они просто проигнорировали дискуссию. Но не так обстоят дела с постсоветскими государствами. Третий год подряд конгрессмены Америки слушают рассказы о положении дел в Казахстане только из уст людей бывшего премьер-министра страны Акежана Кажегельдина.


Приведу лишь два самых типичных мнения из тех, которые довелось услышать.


Вы представили очень интересную картину своей страны, с которой мы не был знакомы, — сказал директор программ Национального демократического института международных отношений Нельсон Левски, — но вы не думайте, что ваша делегация сумеет сразу убедить Америку. Здесь другие люди из вашей страны говорят совсем другое. Хорошо что на этот раз вы будете конкурировать с ними


Составная часть демократии – это анализ всех мнений, — считает директор офиса Центральной Азии и Кавказа государственного департамента США Ричард Холанд, — а теперь, познакомившись с вами, мы видим не только одну точку зрения на Казахстан, но и многообразие мнений. Это очень ценно для нас…


Действительно, самим американцам давно интересно было узнать и иные мнения. Это было видно на всех наших встречах. Это же подтвердилось и в зале конгресса, где в роли свидетеля казахстанская делегация доверила выступить мне.


Дискуссия шла достаточно стремительно и жестко. Выступления конгрессменов содержали различные оценки. Говорили об откате от демократии, о зажиме свободы слова, о несоблюдении прав человека. Но из десяти выступивших конгрессменов шестеро – Аккерман, Гилмай, Пйсса, Танкрэдо, Питтс и Уэкслер – признали за нашей страной прогресс не только в экономических, но и в таких деликатных сферах, как демократия и свобода.


Мы никого не защищали, поскольку считаем, что наша страна в защите не нуждается. Мы просто рассказывали конгрессменам, как сами живем и работаем. Суть наших выступлений однажды удачно суммировал Али Хаджи.


Не хочется, чтобы в Америке сложилось впечатление, будто мы рассматриваем ваше мнение как истину в последней инстанции. Бить тревогу по поводу наших проблем – это в первую очередь в интересах самих казахстанцев. Важно, чтобы вы поняли вместе с нами: мир не черно-белый, он гораздо богаче и красочнее. Таков и наш Казахстан…


Главный раввин Казахстана Ешая Коген практически в каждой беседе буквально “срывал аплодисменты” американцев. Его эмоциональный и плотно подкрепленный фактами о жизни евреев в нашей республике рассказ мгновенно закрывал дискуссию о свободе религии в Казахстане. Поражала американцев и необычная судьба советского офицера-десантника Олега Рубца, ставшего замечательным проповедником ислама Али Хаджи.


Ешая Коген припомнил мудрую старинную пословицу: “Не прогоняют палкой темноту, а просто зажигают свечку…” В этом, собственно, состоял главный смысл всей нашей поездки. Не нам судить, насколько это удалось. Тем более что выступать лично мне на слушаниях в конгрессе пришлось в непростой обстановке.


Ее осложнил инцидент с Кажегельдиным. Наш бывший премьер и главный оппозиционер во время выступления своего свидетеля Габдуллина решил вдруг покинуть зал слушаний. А в коридоре казахстанский консул Берик Садыков попытался вручить Кажегельдину уведомление о том, что ему дан последний срок для прибытия в Казахстан и дачи показаний. То самое уведомление, о котором 12 июля говорилось на брифинге в Астане и которое отказывались принять кажегельдинские юристы. Попытку казахстанских дипломатов никак элегантной не назовешь. И это немедленно попытался обыграть Кажегельдин. Он сразу вернулся в зал слушаний и заявил, что боится за себя и свою семью. Конгрессмены естественным образом прореагировали на это. Свою точку зрения изложило и казахстанское посольство.


В результате протокол слушаний пополнился не только уведомлением из Казахстана, но и обширным уголовным досье на бывшего премьер-министра. Конгресс США получил полный перечень обвинений и аргументов властей Казахстана против Кажегельдина. Такого явно не ожидали в рядах его сторонников. Из этих рядов передали намерение обязательно отыграться осенью, когда в конгрессе пройдут слушания о коррупции. Затем мероприятие пошло дальше своим чередом.


Свое выступление я закончил такими словами: “Моисей водил евреев по пустыне 40 лет, пока не умерли все, кто помнил рабство. Суверенному Казахстану нет еще и десяти лет. Благодарю за внимание”. Как свидетелю мне конгрессмены задали пять вопросов. Ответами американцы были удовлетворены, о чем потом конгрессмены мне сами сказали. Конечно, на известном сайте в Интернете по поводу поездки нашей группы появилось такое вранье, над которым не хочется даже смеяться. Но, честное слово, понятно теперь на собственном опыте, для чего есть смысл вводить ответственность за публикации в сети Интернет. Вранье и живет ведь до той поры, пока оно для самого вруна безвредно.


Протокол самих слушаний – это, собственно, весь результат дискуссии. Он будет готов через несколько дней. Американские эксперты, впрочем, тут же в зале перевели все жаркие страсти на холодный язык цифр. 6:4 — таков, по их мнению, счет в споре конгрессменов о том, куда все-таки движется Казахстан – к демократии или к тоталитарной системе правления.


Американские эксперты подметили еще одну принципиально новую деталь этих слушаний. Впервые конгрессмены обсуждали ситуацию в Центральной Азии, открыто разделившись на два лагеря. По численности они пока почти равны. Но тех, кто верит в наши намерения идти демократическим путем уже сейчас на Капитолии все-таки больше.


Вашингтон — Алматы

Новости партнеров

Загрузка...