Час пик

«Верховный Совет Казахской ССР утвердил программу вывода экономики республики из тупикового состояния. Ее появление стало возможным благодаря принятию главного рыночного закона — о приватизации и разгосударствлении… Можно ли повысить эффективность производства без преобразования собственности? Серьезный экономический анализ дает на них отрицательные ответы…»


Назарбаев Нурсултан Абишевич, первый секретарь ЦК КПК, президент Казахской ССР, июль 1991 года


«Это мероприятие мы рассматриваем как реальный шаг в осуществлении политики консолидации общества, провозглашенной президентом Н. А. Назарбаевым… Правительство республики стремится к тому, чтобы ни один ее житель не остался в стороне от процесса приватизации».


Жаныбек Карибжанов, председатель Госкомимущества, март 1994 года


«Казахстан вступил в новую эру массовой приватизации. Все достояние страны разделено на миллион частей и передано в ваши руки в виде купонов… Мы поднимем экономику. Мы знаем, что делать. Мы доказали это. Мы умеем и хотим работать. Верьте нам — мы вас не подведем».


Булат Абилов, октябрь 1994 года


Есть в мажилисе такой депутат – Косарев. Возмечтал он, аки Христос, удивить народ чем-нибудь чудесным, ну, вроде оживления покойника. Подобрал досье и обратился к правительству за прошлогодним снегом: дескать, как там дела с ПИКовой приватизацией и когда мы будем делить наши денежки?


И так он крепко за этот вопрос взялся, что парламент даже создал специальную комиссию и запланировал провести слушания о том, как власти обещали все население подключить к массовой приватизации и что из этого вышло.


На что даже малотемпераментный первый вице-премьер Ураз Джандосов слегка запаниковал и попросил перенести слушания хотя бы на осень. И основания на именном официальном бланке так прямо и указал: дескать, концов не найти. Утеряло правительство сведения, а может – и вообще не имело: кто там эти ПИКовые приватизационные фонды создавал, какие такие объекты они выкупили, и что со всем этим теперь делается.


Генрокуратура тоже официально поддакнула: «…не проводилось специальных проверок деятельности инвестиционных приватизационных фондов…»


Можем подсказать, где искать: у Косарева Владислава Борисовича. У него, противного, все эти утерянные госсекреты собраны и по таблицам расписаны: сколько фондов было, сколько перерегистрировалось в акционерные общества, имена учредителей с адресами, фамилиями и номерами паспортов, кому сколько ПИКов отнесло население, какие акции и предприятия на них куплены.


Начинаешь читать, так и всплывает в памяти все такое давно знакомое.


Например, фонд Butya-capital (догадайтесь с трех раз – чей?) приватизировал акций на 888 918 960 ПИКов из общего их числа 1 миллиард 691 миллион. То есть ему доверили свои ПИКовые книжки почти девять миллионов граждан Казахстана. Кроме того, “Бутя” значится в списке учредителей еще одного ИПФ с тоже до боли знакомым названием «Новое поколение». Вместе с такими гигантами национального бизнеса, как «Акцепт», «Алемсистем», и «Астана Холдинг».


В “Акцепте”, с торговли светлой горючей жидкостью, начинал будущий знаменитый нефтяник Нурлан Каппаров. “Астана Холдинг” тоже имеет ныне весьма заметного родителя. “Алемсистем” – родина Козыкорпеша Есенберлина, успевшего после этого повозглавлять как раз Госкомимущества.


Или, скажем, ИПФ с аппетитным именем «Хлебинвест» – там значатся Кулибаев Тимур Аскарович и Кулибаева Динара Нурсултановна. Г-н Джандосов легко мог бы установить их сегодняшние адреса. Кстати, если поискать, не найдется ли среди всяких разных ИПФ, сведения о которых запамятовал первый вице-премьер, и след фамилии Джандосовых?


Но продолжим славный перечень: ИПФ «Караван» – знакомое имя? В “народный фонд” при “народной газете” тоже ой как несли люди свои кровные ПИКи!


Фонд “Сеймар” с офисом на улице Патриса Лумумбы – тоже навевает некие аналогии … И так далее, по списку из 169 фондов.


Портные – и те поучаствовали в приобщении населения к приватизации: ИПФ «Легинвест», АО “Сымбат”, “Алматы Килем”, “Дом ткани” … И снова – Butya — Kazkommertsbank Invest. Вообще, Булат Абилов – чемпион почти во всех номинациях. Фирме «Бутя Капитал» принадлежат акции 115 предприятий во всех областях республики. Тут и акции стройиндустрии (АО “Ермаковский завод металлоконструкций” АО “Завод металлоизделий”, и нефтяников (АО ПНПЗ, АО “Эмбанефть”, АО “Актюбинскнефть”), а также галантерея, химия, продукты питания и многое другое.


Вспомним, как обещали, историю.


С самого начала поток превращения бывшей общенародной собственности в частную пошел двумя рукавами: первый — это «прихватизация», в пользу самих себя. С ней все в порядке — она получилась. Вторая часть началась с раздачи населению жилищных купонов. Народ тогда был невыученный, люди за ними в очередях давились, переживали, как бы получше использовать.


Правительство объявило: имеющие квартиры могут их на эти жилкупоны приватизировать. А что с купонами делать тем, кто жилья не имеет, того не объявляло. Поскольку само еще не придумало.


Чуть позже мэр Нуркадилов взял да и просто передал в собственность алматинцам их квартиры, его примеру последовали и другие градоначальники. В результате затея с жилкупонами повисла в воздухе во всей своей бессмысленной неопределенности. Руководство Госкомимущества, сильно напрягая лоб, пообещало тогда: ладно, дескать, мы уже придумали ПИКовую приватизацию, вот в ней и зачтем оставшиеся жилкупоны.


И действительно, потом пробовали проводить какие-то аукционы по скупке этих купонов, но дело это сдохло в самом начале, поскольку живой мысли в нем так и не проклюнулось.


Теперь о придумке с ПИКами. Здесь вот что надо иметь в виду: собственно придумка-то была не наша, а российская. Все планы и нормативные документы Госкомимущества в части ПИКовой приватизации представляли из себя кальки с чубайсовской ваучеризации, вплоть до копирования всяких новых слов типа “афилированные”.


Единственно, что было бесспорным плодом местной мысли, это три “усовершенствования”: а) не разрешать людям менять их ПИКи на деньги; б) не разрешать ИПФ покупать больше 10 процентов акций одного предприятия; в) не продавать на ПИКовых аукционах больше 20 процентов акций каждого предприятия. Плюс четвертая, негласная придумка: ничего из самого стоящего на ПИКовые аукционы не выставлять.


Г-н Карибжанов на полном серьезе уверял тогда, что именно придуманные ГКИ ограничения гарантируют казахстанцам, в отличие от россиян, их твердую имущественную долю и железные дивиденды.


А на самом деле разница получилась вот какая:


Чубайс, конечно, тоже обманул своих рассказами о том, что их доли стоят не меньше, чем ГАЗ-21 “Волга”. Реально большинство россиян отдало свои ваучеры перекупщикам в среднем за стоимость нескольких бутылок водки. Зато ваучерная приватизация действительно была проведена как массовая, под нее попали основные предприятия, и она на самом деле очень быстро создала фондовый рынок в России.


У нас же получился просто большой мыльный пузырь: даже украсть толком никому не удалось! Если провести всемирный конкурс на самое глупое приватизационное решение: как сделать так, чтобы никто не выиграл, а все проиграли, чтобы у людей не было акций и дивидендов, у предприятий – конкретных собственников и инвестиций, у страны – фондовой биржи, а у правительства – авторитета, так это как раз и будет ПИКовая приватизация по- казахстански.


Чтобы понять это, не требовалось дожидаться финала. Помнится, с критикой такой “всенародной” приватизации выступал тогдашний председатель Антимонопольного комитета Своик. На что получил отповедь некоего молодого дарования – Зейнуллы Какимжанова: «…Понять ее (приватизацию) подчас трудно не только массе граждан республики, но и государственным мужам…» Вот уж действительно, сама жизнь расставила всех понятливых по должностям строго согласно их понятиям.


И еще цитата из выступления нынешнего министра госдоходов: «Когда будут отстаиваться интересы трудового коллектива, директората предприятия, акционеров, этот сплав позволит поднять бизнес на новый уровень, чтобы и дивидендов хватало всем — государству, предприятиям, акционерам фондов. Необходимо время и терпение. Хочу надеяться на здравый смысл граждан республики и их участие в приватизации«.


Мы вот тоже хотим надеяться на здравый смысл и приход того времени, “когда будут …” и далее по цитате. Вопрос к правительству, к заматерелому ныне “новому поколению”: когда?


Неужели времени и терпения потрачено все еще недостаточно?


Да, ПИКовая приватизация была проведена бездарно и безответственно, и кое-кому бы хотелось забыть ее, как дурной сон. Но ведь она была проведена, и через нее пропущены сотни и тысячи предприятий с фондами стоимостью в сотни миллионов (если не миллиардов) долларов. Куда это все пропало, почему не учтено, почему не работает?


Или потому и не учтено, что работает совсем не на тех, кому было обещано?


Интересно, появится ли у нас когда-нибудь правительство, способное отвечать по обязательствам предыдущего? Или наше государство стоит как раз на безответственности?


Ну и что, что начало было глупое – всякая глупость поправима, если есть мозги и есть мужество признать ошибки. Если, конечно, то были ошибки, а не сознательный обман народа…


Может ли правительство поправить дело теперь: провести инвентаризацию акций ИПФ, их самих и созданных на их базе АО, реструктурировать и сконцентрировать пакеты, санировать предприятия, чтобы все стало законным, адресным и рентабельным? Оно это не просто может – оно обязано это сделать! Иначе зачем вообще правительство в таком государстве?


Казалось бы, ПИКовая приватизация, это то, что было и быльем поросло. Ан нет, эта забытая авантюра времен премьера Кажегельдина есть как раз тест на состоятельность нынешнего правительства премьера Токаева.


Ведь что значит наладить учет ПИКовых акций? Это значит всего лишь заставить заработать закон об акционерных обществах. Не для нескольких тысяч избранных, а для всех казахстанцев, как и должен работать закон в нормальном государстве.


Что значит наладить начисление дивидендов на ПИКовые акции? Это значит наладить всю внутреннюю экономику, обеспечить ее общую рентабельность, перестать надеяться только не нефтедоллары из одной большой трубы.


Наконец, это значит пройти тест на главное испытание власти перед своим народом: на наличие элементарной совести.


Итак, подождем?

Новости партнеров

Загрузка...