Королевство кривых зеркал, или путешествие в Германию

Мой родственник, который уехал в Германию и прожил там почти пять лет, мне как-то сказал: “Все это побасенки, что у нас много общего и мы близки друг другу. Человек, проживший в Союзе, а затем перебравшийся на Запад, почувствует себя как в стране кривых зеркал, поскольку все эмоции, чувства и мораль здесь “искажены” в нашем понимании. То есть то, что для тебя привычно дома, в этой стране абсолютно не воспринимается, это чуждо европейцам, и они не всегда готовы понять тебя. Нужно признать, что это иной, “кривой” мир, только тогда сумеешь выжить. Немцы, например, не похожи на нас на 99 процентов”.


Насколько был прав мой родственник, я понял, прожив два месяца в Германии. Мне стали близки тоска и чувства тех эмигрантов и переселенцев, которые, уехав в поисках лучшей доли, порой не могут оторваться от прежних мест, где прожили большую часть жизни. Чтобы стать европейцем, нужно родиться там. Человек, который имел корни на одной земле, а побеги решил опустить на другой, будет испытывать серьезный дискомфорт. Пусть на меня не обижаются немцы, но, побывав в Германии, я сам чувствовал себя как в “Королевстве кривых зеркал”. Все мои прежние представления о Западе были “искривлены” той реальностью, с которой я столкнулся, и я понял, как многое мы не знаем об этом мире.


Поэтому эти записки, может быть, станут для кого-то познавательными, для кого-то увлекательными, а кого-то заставят задуматься над смыслом жизни.


Великие германские странности


ЗНАКИ ВНИМАНИЯ. Здесь речь пойдет не о дорожных знаках или символах, которыми обозначают те или иные заведения (например, туалет, запрещение курения или фотографирования). Я буду говорить о жестах. Немцы не махают руками как итальянцы, для этого они слишком холодны (имеется в виду чувства, а не температура тела), и не заменяют слова фразой из движений палец и ладоней (как, скажем, это любят делать в России представители братвы или “новые русские”). Но молодежь иногда употребляет те или иные движения, если хотят воспроизвести чувства не путем звукового колебания, а с помощью конечностей.


Однако жесты в Германии воспринимаются совсем иначе, чем это можно понять в Узбекистане. И поэтому туристу не стоит пользоваться знаками, к которым он привык у себя на родине, местное население может воспринять их неадекватно. Например, если кукиш (или дуля, фига) у нас означает, мол, ничего не получишь (то бишь выкуси!), то у немцев это приглашение заняться сексом. Если пальцем показываешь “ноль” (типа o’key), то это символизирует не цифру, а анус, мол, ты заслужил это место. Что такое крутить пальцем у виска поймет у нас любой, в Германии этому знаку тождественно обозначение тряска кисти у лица. Более того, если у нас кивок головы означает согласие, то есть “да”, а качание – “нет”, то у немцев эти жесты означают обратный смысл – кивок – “нет”, качание – “да”.


Короче, не позволяйте себе использовать нетрадиционные языки, лучше стремитесь выучить немецкий или английский. На худой конец в Германии (особенно восточной) попробуйте изъясниться на русском: там много выходцев из СНГ, причем местное население когда-то в обязательном порядке, не будучи негром и в преклонных годах, изучало язык, на котором разговаривал Ленин. И тогда поймете, что именно “язык”, а не руки доведут вас… гм, до Берлина или Бонна.


БУМАЖНАЯ ДУША. Не удивляйтесь, но в Германии бумаги решают порой не просто финансовое благополучие семьи, а также ее моральный климат, но и порой жизнь. Без бумажки мы букашки, а с бумажкой — человек! – порой эта фраза выскакивала у нас, когда от нас требовали документы или справку, и были весьма недовольны. В Германии все иначе, здесь бумагам почет и уважение, нашем понимании здесь царит закон бюрократии. Наверное, нет ни одной страны в мире, где бы так над людьми властвовала целлюлоза с чернилами. Если посмотреть распорядок дня рядового немца и разложить по полочкам, сколько времени он уделяет тому или иному делу, то окажется, что бумаги занимают слишком много места.


Ему нужно заполнить десятки анкет и написать множество писем, ознакомиться с таким же количеством бумаг, прежде чем решиться что-то сделать или где-то наверху решиться его вопрос. На любой вопрос у немца должен быть бумажный аргумент. Поэтому в немецких семьях не принято выкидывать магазинные или банковские чеки, железнодорожные билеты, письма или другие документы, поскольку в будущем они им могут пригодиться, например, при заполнении отчета о расходах и доходах. Стоит сказать, что ежедневно из почты немцем вынимается до килограмма макулатуры.


НУДИСТЫ – ЭТО СЕРЬЕЗНЫЕ ПОФИГИСТЫ. Нудизм в основном популярен в Восточной Германии. Говорят, коммунисты терпели это “безобразие”, поскольку это отвлекало людей от политики и стремления бастовать, выражать недовольство, выходить на улицы и устраивать беспорядки. Это была как бы взятка гэдээровцу, чтобы он не влезал туда, где это могло не понравиться “штази” (спецслужбе ГДР). Западники же относятся к FKK (именно так понимается аббревиатура культуры голого тела) с иронией, а кое-где и презрением. Но не стоит вбивать в голову, что западный немец будет выражать протест, если кто-то голый пробежит по пляжу. В этом смысле ему, как у нас говорят, “по барабану”. Потом, культ тела у них прослеживается везде, возможно, это связано с тем, что в стране низкая рождаемость, население стареет, и государство стремиться поддержать генофонд. О сексе в разных формах часто передают по “ящику”, говорят в радиопередачах, призывают приобретать разные снадобья, “инструменты” и интим-услуги соответствующие рекламные объявления в газетах.


В стране много пляжей и зон отдыха, где культивируется FKK. Даже существуют клубы и бассейны, где любой желающий может продемонстрировать свои прелести и никто его за это не осудит. Под Штендалем мне приходилось видеть такие “островки”, которые находились несколько в стороне от обычных пляжей. Туда и я совершил несколько “набегов”, другое дело, что первые минуты я не мог подняться с песка, а потом даже стало неинтересно смотреть на обнаженные фигуры. Но даже и на обычных местах женщины купались и загорали без бюстгальтеров, порой полностью переодевались прямо перед тобой, не испытывая ни тени смущения. Нужно сказать, никого, кроме меня вначале, это не шокировало. Кстати, там я не видел ни одну кабинку для переодевания, и в первые дни надевал плавки в своей машине.


В Магдебурге я как-то заглянул в водный клуб “Немо” (наверное, в честь легендарного капитана – героя романа Жуль Верна), где после семи вечера вводился режим FKK. Там же действовал и ночной клуб, и стриптиз-холл (туда вход за отдельную плату). Что меня также удивило, что стены у клуба полностью прозрачные (то бишь из стекла) и любой с улицы прекрасно видел купающихся внутри. И хоть бы кто выразил неудовольствие! Впрочем, зевак тоже не было. Порой мне казалось, что в жизни мужчин абсолютно не интересуют женщины, а женщин, наоборот, мужчин.


ДЕТИ – ЭТО ЦВЕТЫ ЖИЗНИ. Если в Узбекистане детские пособия выдают до трех лет, то в Германии финансирование детей происходит при достижении ими 27 лет (вот такие у них возрастные понятия!). Сумма на каждого такого “ребенка” составляет 270 марок. Но деньги выплачиваются лишь в том случае, если двадцатилетнее дите не нашло работу.


В некоторых землях правительство выделяет деньги человеку, который содержит домашнее животное (не свинью и не корову, конечно): например, за кошку или собачку дают по 5 марок в сутки. Это, наверное, для приобретения для них всяких яств – “Китикета” или “Педигрипала”.


ТУАЛЕТНАЯ ИСТОРИЯ. В Германии можно делать то, чего мы не всегда можем себе позволить. Например, если у человека в дороге возросло “давление” в мочевом пузыре, а поблизости нет туалета, то не грех подойти к дереву и как собачка отлить. И никто не возмутиться, не скажет нравоучительных фраз или презрительно бросит вслед. Это в порядке вещей, хотя в крупных городах считается правонарушением, и полиция может оштрафовать.


Видимо, эта проблема застала и принца города Ганновера Эрнеста Августа, который во время посещения международной выставки “Экспо-2000”, не выдержал и, подойдя к турецкой выставке, и помочился на павильон. И как назло какой-то папарацци заснял это “дело” на пленку. Скандал достиг таких масштабов, что три недели этот сюжет не сходил с экранов телевидения, а в газетах были всякие карикатуры и статейки на сей счет. Хотя до уголовного дела не дошло, однако население получило массу удовольствия от этого “прикола”. Кстати, высочайшую королевскую особу так и прозвали “принц пи-пи”.


Добавим, что недели через три на компьютерный рынок выбросили новую игру, в которой человечек бегал по выставке, поливал из своего “орудия” на павильоны и убегал от полицейского. Если рядом появлялся журналист, то нужно было взять зонтик и отколошматить представителя масс-медиа (дело в том, что принц как и лидер ЛДПР Владимир Жириновский отличился избиением журналиста зонтиком).


Но как бы там не было, туалет – это первая необходимость для человека, и это понимают даже в правительственных кругах. Ну, действительно, какая может быть работа, если так и тянет в заветную комнату. Поэтому туалеты устанавливают практически везде: и в скоростных и простых поездах (там стерильно, как в операционной!), и на автобанах (есть специальные площадки), и в городах. Во время праздников даже привозят пластмассовые кабины, где исстрадавшийся может излить “душу”.


ДЕДУКЦИЕЙ ШЕРЛОКА ХОЛМСА. В Германии есть такая профессия – мусорный детектив. Не смейтесь, эта специальность востребована временем и ее деятельность направлена на защиту окружающей среды. Методика работы “мусорщиков” не хуже настоящих сыщиков или полицейских уголовного розыска, а по опасности она не уступает и им. Дело в том, что в стране не все жители соблюдают чистоту, есть такие, которые любят бросать мусор, где попало и не в положенные времена. И вот эти детективы по кусочкам бумаг, по талонам, обрывкам документов, опросу свидетелей и серьезным расчетам, составлению психологического портрета “преступника” устанавливают человека, который это совершил. Затем они предъявляют ему “улики” и, естественно, квитанцию на уплату штрафа. А поскольку за нарушение санитарных норм очень высока ответственность, то нарушители без спора выплачивают требуемую сумму. А кто хочет неприятностей, то быстро их получают на суде. С “мусорщиками” не поспоришь, поскольку они работают аккуратно, с фактами и доказательствами, которых трудно оспорить.


Порой детективам угрожают, пытаются напугать, но этих бравых ребят не просто так взять “на абордаж”. За ними ведь закон, а значит, и сила. Нарушителя может ожидать и уголовный процесс за такие выходки.


Кстати, сами жители порой любят “стучать” детективам, если видят, как кто-то поставил мусор не там, где надо. Особенно это касается тех людей, которые привозят мусор издалека. А это нравится не каждому: ведь чем больше мусора, тем больше жильцы платят за его уборку. Так кому нужен лишний бак? Конечно, никого не устраивает, если кто-то подбрасывает им такой “подарок”.


НА ВКУС И ЦВЕТ БРАТА НЕТ. В Дойчланде существует странная мода: быть не таким как все. У восточных немцев, например, особая страсть к коротким прическам: от модели под “ноль” до волос, длинной в 2-3 см. Причем красят их в цвета, которые любят только ненормальные: ядовито-красные, зеленые, желтые. По городам разгуливают панки с “петушиными гребешками” на башке. Женщины иногда из коротких волос (как это получается, я так и не понял) “строят” маленькие пирамиды или шипы, и голова становится похожим на морскую мину.


Любят немцы увешиваться и фентифлюшками. Я не раз видел у подростков уши, на которых было надето по шесть-семь колец, в носу – кольцо или серьга с камнем, а веки, губы, язык и соски прокалывались какими-то железяками (что-то вроде булавки). Говорят, что эти штучки бывают на пенисе и клиторе (я это видел только на нудистском пляже). Можно понять многое в жизни человека, но такую моду мне было трудно уяснить. Это какой-то металлических мазохизм.


Если говорить об одежде, то можно подумать, что немцы, с одной стороны, дальтоники, так как любят однотонные, причем темныецвета, а с другой, бомжи, так как их повседневная одежда весьма невыразительна и больше напоминает шмотки бродяг. Никакой симметрии, подбора цветов, фасонов. Все смешано и перемешано, и, в общем, выглядит уродливо. И это уродство в одежде + дикая прическа + финтифлюшки на теле – все это считается шиком!


Но вышесказанное в большей степени касается провинциальных и малых городов. В земельных столицах люди больше следят за собой, порой аккуратны. Но общая картина все равно не меняется и мода одинакова везде. Например, у молодежи есть тенденция по-особому носить джинсы. Они мешковаты, на три-четыре размера больше, чем полагается и носятся ниже пупа сантиметров на двадцать, то есть пряжка застегивается чуть ли не у интимного места. Девушки порой любят при этом порисоваться оригинальными трусиками, а парни закрываются курткой или длинной рубашкой, не желая выставлять напоказ свои органы.


КРАСОТА –ПОНЯТИЕ РАСТЯЖИМОЕ! У меня в итоге сложилось впечатление, что нет немца среднего телосложения. Есть две крайности: или они худые, что аж кости торчат наружу, или они чрезмерно толсты, как слоны. Толстушек нисколько не смущают собственные габариты (может считают, что хорошего человека должно быть много?) и они спокойно носят обтягивающие костюмы. Ученые говорят, что лишний вес наблюдается у тех людей, которые живут в бедности, мол, им не по карману свежие овощи и фрукты, низкокалорийное мясо и диетическое масло, обезжиренные продукты, и поэтому они питаются дешевой, но высококалорийной пищей, например, мучными изделиями.


Штендель, как город с высоким уровнем безработицы и невысокими заработками жителей, конечно, можно отнести к зоне с повышенной “жировой” опасностью. Люди здесь весьма тучны. Не буду их осуждать, ибо за два месяца я сам поправился на 15 кг и лишь в Ташкенте еле-еле вернул себе прежний вес. Но если во мне разыгрался аппетит от того, что мне хотелось испробовать все продукты, которые видел в магазинах, то немцев, по идее, этим было сложно удивить, однако остановить процесс чревоугодия невозможно.


С другой стороны, немцы любят заниматься спортом. По утрам бегают по улицам, ходят в бассейн или на пляж, занимаются спортом. Но это чаще всего делают или худые, или с нормальным весом. “Колобков” среди них я не увидел.


Чем больше я смотрел на немок, тем больше мне нравились женщины Узбекистана. Наши леди всегда следят за собой, поддерживают форму, никогда не выйдут на улицу в помятой и грязной одежде. Выйти из дома – это, значит, показать себя, и никто не хочет ударить лицом в грязь. Если же смотреть на это с точки зрения физической красоты, то восточные женщины более миловидны. Красивых немок мало, но если их увидишь, то долго смотришь им вслед.


Кстати, немок легко отличить от женщин других наций. Не знаю, как это получается. Здесь больше играет интуиция, чем реальный анализ. Даже не слыша языка, я всегда выделял из женской толпы итальянок, англичанок, американок, испанок и даже славянок.


СЕГОДНЯ ТЫ — ЗВЕЗДА, А ЗАВТРА ТЫ… В этой стране звездой можно стать в один момент, при этом не тратя особых сил и не имея каких-то талантов. Чаще всего здесь играет роль его величество случай. Например, как-то по телевизору был показан музыкальный видеоклип певца Штеффана Рааба, где демонстрировалась сцена ссоры на суде одной бабки с соседями из-за забора. Удивительно, но этот клип превратил из склочной, взбудораженной и стервозной женщины в популярную звезду Германии. Молодежь стала носить на шее куски забора, платки на голове, а сама баба вдруг стала петь на сцене и выпустила сольный альбом. Не берусь судить о музыкальных достоинствах этой поп-звезды, однако, на мой взгляд, по ней плакала музыкальная психбольница.


Впрочем, молодежь так же особенно не вникала в смысл текста и глубоко не оценивала ее голос, между тем на дискотеках просто балдела от бабулькиных песен. Сама бабка сделалась такой знаменитостью, что объездила всю Европу, одевалась в дорогие меха, была принята в светское общество. В общем, привалило ей богатство и слава!


С другой стороны, немцы “клюют” и на иностранную “экзотику”. Как-то в поезде мне попался Wom Journal, в котором в разделе мировой музыки была прорекламирована певица Мохира из Узбекистана. Компакт-диск назывался “Галинг галинг” (Galing Galing) и был выпущен Blue Flame/BMG. К своему стыду (как, впрочем, и всех моих родственников) я не знал ничего о Мохире, хотя, как говорилось в рекламе, она одна из популярных певиц республики, солирующая в стиле традиционной восточной музыки. Зато стало приятно, когда увидел в немецком журнале какую-то весть о родине (кстати, эта Мохира довольно симпатичная, если судить по фотографии).


РЫБА КЛЮЕТ НА БУМАГУ. Если вы вздумаете в Дойчланде пойти на рыбалку, то это не означает, что можно ограничиться только удочкой, сеткой, наживкой, хорошим поплавком, резиновыми сапогами до ушей (а также хорошим пивом и закуской – дополнительным атрибутом любого рыболова). Не забудьте с собой прихватить документ, свидетельствующий о том, что вы сдали экзамен по рыбологии (не ихтиологии, конечно) и можете правильно ловить все плавающее в воде. Не смейтесь, в Германии к этому виду деятельности относятся оч-чень серьезно, во всяком точно также как и к вождению автомобиля, самолета и катера. Прежде чем рыбаку доверят ловить рыбу, он должен продемонстрировать солидной комиссии знания всех правил, методов и способов ловли, а также теорию и историю рыболовства. Например, существуют правила, согласно которым рыба, которая меньше принятых стандартов, должна быть отпущена обратно на волю (иначе крупный денежный штраф). А если вам попалась на крючок рыба соответствующих размеров, то необходимо к ней проявить гуманность, то есть хорошенько трахнуть ее по голове специальным деревянным молотком (это тоже необходимая атрибутика немецкого рыболова), мол, рыба не должна мучиться. Если егерь увидит, что рыба в вашем ведре дышит жабрами, то это тогда можете быть уверенным в облегчении своего кармана.


Но это не все. После рыбалки немецкий рыболов идет в ближайший магазин и там платит за то, что поймал рыбу. То есть по цене пойманная рыба точно такая, что и продается в магазине. В Германии говорят, что бесплатно стоит удовольствие от рыбалки, а за все остальное нужно выкладывать марки. Так что подумайте, что больше в вас – рыболова или гурмана. Если первое, то тогда честь и слава вам, а если второе – то тоже почет и уважение, особенно вашему желудку.


Я не стал интересоваться правилами на охоту, думаю, что они были еще жестче, учитывая, что здесь в руках у любителя фигурирует оружие.


ЧТО НЕ НУЖНО, ТО В ОТХОДЫ. Как и в любой развитой стране в Германии не любят долго пользоваться одной вещью. Тенденция их заменить очень сильна у немцев: все они стремятся придерживаться течения моды и нового стиля, поэтому уже через несколько лет выкидывают на улицу вполне приличные вещи. Иногда можно увидеть на улицах телевизоры, “видики”, музыкальные центры, автомагнитолы, вентиляторы, электрохлеборезки, тостеры, торшеры, холодильники, стиральные машины, мебель и многое другое, от которого у меня просто глаза лезли на лоб. Если прибор не работает, то человек, который его выставил, просто перерезает шнур, этим самым предупреждая, мол, это, скорее всего, пойдет на слом, чем на нужды бомжа. С другой стороны, если прибор не функционирует, то это не означает, что он сломан. Просто немцы не любят возиться с аппаратурой, которая вышла из строя, проще купить новый телевизор или магнитофон, чем вызывать мастера.


Поэтому службы ремонта в Германии как бы и нет. Починка телевизора обходится чуть ли не в цену самого телевизора, а порой и выше. Мой родственник один раз взял на улице такой телевизор (Sony, 72 см по диагонали) и дома обнаружил, что там всего лишь перегорел предохранитель. Наверное, мастер зарядил такую цену за ремонт, что хозяин решил просто избавиться от “хлама”. Что касается старой одежды, то ее немцы не выкидывают сразу на свалку. Сначала они ее выстирают, погладят и запакуют в полиэтиленовые мешочки и выставят у тротуара или сдадут в Красный Крест. Там же их дают бесплатно бомжам, нищим или малоимущим, а чаще всего продают (за одну вещь по марке).


Обычно такой “мусор” подбирают беженцы (например, албанцы), переселенцы (часто из СНГ) или бизнесмены, которые перегоняют машины из Германии в Беларусь, Россию, на Украину. Но выставлять вещи можно не каждый день, а лишь в определенное время, о котором сообщается в газетах или по местному телевидению, мол, такая-то улица тогда-то может выкидывать старье. Если в течение дня его никто не возьмет, то на следующий день специальная машина загрузит в контейнер и там спрессует. До слез обидно, когда так относятся к вполне приличным вещам.


Но это тоже веление экономики. Когда население покупает, то этим самым стимулирует производство товаров и услуг, поддерживает рабочие места, обеспечивает нормальное функционирование денежной системы, доходы государственного бюджета. Например, немец стремится менять машину раз в год или два года. Здесь не только следование автомоде, но и увеличивающийся налог, который платит владелец за пользование “старой” машиной.


Вот такие странности в Германии!


Жизнь идет своим чередом


СПИШЬ СПОКОЙНО, ПОТОМУ ЧТО ЗАПЛАТИЛ НАЛОГИ. Одним из серьезных преступлений в Германии считается уклонение от налогов. Это похлеще, чем кого-то ограбить. Впрочем, неуплата налогов – это тоже ограбление, только государства, а оно не намерено терпеть таких бандитов. Поэтому наказание может быть весьма суровым. Поэтому немцы аккуратные налогоплательщики, каждую справку, квитанцию хранят годами и в случае чего всегда их предоставляют финансовым инспекторам. Налоги бывают разными, даже есть налог на церковь (человек платит на содержание религиозного храма в зависимости от принадлежности к той или иной конфессии, а если он атеист, то ничего не платит).


Но укрывать налоги здесь бессмысленно, так как эти же деньги государство тебе же возвращает в конце года. Не спрашивайте, почему оно так делает. Я не имел возможности побеседовать на сей счет со специалистами. Просто обычные граждане рассказывали мне, что, заплатив налоги, к январю они получают 90% от этой суммы обратно. Поэтому, чем больше заплатил, тем больше получил.


Но и при уплате налогов учитываются разные факторы: к примеру, если у вас на иждивении жена, дети, то применяется совершенно иная ставка налогообложения. Льготы полагаются и в том случае, если при налоговом отчете вы приложите к документам железнодорожный “проездной” вашей дочери, которая ездит учится в другой город, товарные и кассовые чеки на приобретение необходимой одежды – все это засчитывается налоговым ведомством. Считается, что эти предметы важны для нормальной жизни, к тому же магазины, где приобретен этот товар, уже заплатили налоги с продаж.


Когда человек идет на работу, то там договаривается о сумме зарплаты. Самое важное – это сумма, полученная на руки после вычетов всех налогов, то есть чистый доход. Она называется “нетто”, в то время как “брутто” – это вся начисленная сумма. Если эти два показателя близки друг другу, то в конце года вам придется доплатить кругленькую сумму в виде налогов. Поэтому “нетто” определяют так, чтобы работодатель не стремился снизить “брутто”. Вот такая арифметика.


МОЙ ДОМ – МОЯ КРЕПОСТЬ! Здания в Германии очень красивые, архитектура придерживается готического стиля. Конечно, на территории бывшего ГДР там и сям высятся дома советского образца, но особой теплоты к ним не испытываешь. Это серые, невзрачные строения, и чувствуется, что их возводили не для уюта, а для массового заселения. Они однотипны, некрасивы и грубы, более того, малогабаритны. Чаще всего такие дома построены из бетонных плит, в то время как в западной части страны предпочтение отдается кирпичу. Кстати, стенки до чего тонкие, что прекрасно слышно все из соседней квартиры. Наверное, это делалось специально, чтобы сосед знал, что твориться за стеной и в случае чего мог “настучать” в “штази”. Впрочем, хотя в последующем эта организация исчезла, однако привычка жаловаться или информировать какие-то службы у немцев осталась.


Иметь частный дом – мечта любого немца. Но это далеко не всем по карману. В среднем двухэтажный особняк стоит 250-400 тыс. марок. Конечно, можно взять деньги в кредит и построить дом по своему вкусу, но для этого необходимо доказать банку, что ты способен погасить долги. А для этого необходимо иметь устойчивую работу и постоянный доход. А это не так легко. Видимо, поэтому большинство немцев живут в квартирах. Некоторые берут деньги в кредит, но решиться на это нелегко. Дело в том, что потом человек 20, а порой и больше лет работает на банк, выдавший кредит. Это долговая яма, из которой трудно вылезти, — признался мне родственник, который, мечтая иметь собственный дом, рассматривал всяческие предложения от кредитующих организаций.


Кстати, если немец строит дом, что государство ему предоставляет сумму в 70 тыс. марок для поддержки. Никто не смог мне толком объяснить, зачем это нужно государству, однако я считаю, что этим самым будущий хозяин дома уже сейчас обеспечивает работой строительные и коммунальные службы, будет вносить налоги на жилье, снимет с правительства нагрузку по социальному обеспечению. Я уверен, что эти деньги через косвенное изъятие государство вернет обратно. Однако любого может поддержать такая поддержка государства.


С другой стороны, строительство собственного дома – это лицо немца, демонстрирующего обществу свое благополучие. Но если в ГДР немцы любят приобретать старые дома, которые затем реставрируют, мол, это модно – жить в антикварных квартирах, то в ФРГ считают, что нужно строить по своему индивидуальному плану, в этом заключается дух и сила личности. Там люди говорят, что молодые, получая по наследству родительский дом, его не заработали, это подарок от предков и здесь нет их труда. А вот попробуй сам отстроить дом, показать, на что способен. В этом тоже есть своя логика.


Меня же поразило в Германии и другое обстоятельство. В восточных землях много пустующих зданий: после объединения страны многие “восточники” ринулись в западные земли и там осели, их прежние квартиры, дачи остались никому не нужными. Государство ждет, если в течение пяти лет хозяин не вернется, то его частный дом идет с молотка. Что касается многоэтажных зданий, то государство их ломает. Зачем? Потому что содержать пустующий дом очень накладно. При мне в городе Штендале снесли восемь панельных домов, каждый из которых имел по пять этажей, пять подъездов, в них были трех- и четырехкомнатные квартиры (причем вполне уютные и с хорошей планировкой). Такой подход в Узбекистане, конечно, неприемлем, наверное, потому что у нас еще испытывается нехватка жилья.


ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ? Я не видел сам лично каких-то преступлений, на улице и ночью, и днем ходил без опаски. Ни панки, ни бомжи, ни другие люди не представляли опасности для окружающих. Конечно, это не означает, что криминала в стране нет. Просто государство и общество объединились с этим пороком, и они общими усилиями дают серьезный отпор этому негативному явлению. И дело не в том, что строга уголовная ответственность – она такая же, как и в других странах, просто есть такое понятие как неотвратимость ответственности. То есть любой преступник должен уяснить, что ему придется ответить перед законом, как бы он не стремился уйти. Полиция работает оперативно, и преступление редко бывает нераскрытым. Жители, в свою очередь, активно помогают полиции, поскольку, чем меньше преступников на улице, тем спокойнее. Если кто-то пытается вскрыть машину, то кто-нибудь все равно это увидит и позвонит в ближайший участок. Даже припарковавший в неположенном месте машину может получить повестку в полицию, хотя может поклясться, что рядом не было ни одного полицая. Все “настучали” жители из соседнего дома или случайный прохожий. Мне была противна мысль о таком методе работы с преступностью, поскольку “стучать” всегда презиралось у нас. Но в Германии это считается вполне приличным и нормальным делом, ведь от этого выигрывает все общество.


Бывают и профилактические методы, скажем, бомж имеет всегда возможность получить деньги на выпивку и еду. Он каждый день приходит в “социал” (организацию по оказанию поддержки малоимущим и нищим), где ему выдается 30 марок. Это делается для того, чтобы он не воровал в магазинах, не грабил прохожих, ибо на его арест, содержание под стражей, работу суда, следствия, адвоката требуется огромная сумма, которая будет покрываться из бюджета государства. Поэтому легче финансово поддерживать такого человека, чем позволить ему преступить закон.


Для справки: по сообщению Союза немецкой розничной торговли, ежегодно в магазинах ФРГ похищается товаров до 5 млрд. марок – не смотря на то, что торговые фирмы тратят ежегодно около 1,5 млрд. марок на приобретение сигнализационной техники и подготовку персонала. Только в земле Северный Рейн-Вестфалия в 1999 году зарегистрировано более 140 тыс. магазинных краж.


ЖИЛ-БЫЛ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Полицейские являются чуть ли не самыми главными персонажами телесериалов. Каждый день по TV можно увидеть детектив или документальный фильм о работе или жизни стража правопорядка. Но полицейские тоже имеют свои клички, в народе их называют “быками”, как, например, в Великобритании – “фараонами”, в США – “копами”, а России – “ментами”. Что бы не говорили, а работа в полиции – очень уважаемая в обществе. Полицейские – высокооплачиваемые государственные служащие, и поступить на службу не так-то легко. И дело не только в том, что необходимо хорошее здоровье, но и определенные задатки, скажем, аналитические способности, эрудиция. В полицейские учебные заведения принимают абитуриентов только с хорошими оценками.


Но что касается формы, то она явно устарела и не столь привлекательна, как, например, сейчас у узбекских милиционеров. Зато в сфере технического обеспечения нам и многим в СНГ далеко. Если все измерять в квадратных сантиметрах, то их полицейская машина так утыкана электроникой и спецустройствами (как наша голова волосами), что становится понятным, почему они быстро распутывают уголовные дела или ловят преступников.


Водители страшно боятся полицаев (именно так принято их называть в Германии). Если тебя задержали пьяным за рулем, то никакой взяткой от них не отделаешься. В этом отношении немецкие полицейские не мараются (у них итак хорошо оплачиваемая работа, чтобы из-за сотни марок потерять авторитет и работу), в то же время они всегда придерживаются закона и действуют в рамках правил.


Прожив неделю после приезда в Штендале, я с удивлением заметил, что в городе практически нет полицейских. На мое недоумение, почему во время массовых мероприятий, проводимых городом, отсутствуют представители правопорядка, мне ответили, мол, сейчас каждый житель имеет “трубку” и в любой момент может вызвать наряд, а так полицаям здесь нечего делать.


Но это не значит, что они сидят в участке и пьют соки, ожидая, когда где-нибудь что-нибудь произойдет и их вызовут на место происшествия. Они ходят по городу, иногда в “гражданке”, фотографируют нарушителей правил дорожного движения. Иногда “злачные” места объезжает наряд и смотрит, все ли в порядке. Не сомневайтесь, если произойдет преступление, то полиция сумеет найти виновников.


Я БЫ В ДВОРНИКИ ПОШЕЛ, ПУСТЬ МЕНЯ НАУЧАТ! Быть ассенизатором – значит, иметь сытную и достойную профессию. В стране может быть неурожай, снизиться товарооборот или темп роста промышленного производства, но мусор был, есть и будет – это аксиома человеческой цивилизации. Поэтому профессия дворника – вечная. Пускай запахи не всегда приятны, и как крыса возишься с всякими там отходами, зато зарплата высокая, всегда стабильная и пенсия также немаленькая. Ассенизаторы – государственные служащие, и на них распространяются все льготы и гарантии. Говорят, очереди на эту профессию забиты на несколько лет вперед.


Работают мусорщики в спецовках. Но сказать, что они слишком пачкаются нельзя. Дело в том, что в Германии мусор как мы не бросают в одну кучу. Для каждого отхода – свой бак. Например, для биологического – один бак, для пластмассового – другой, желтого цвета, для бумаги – голубой, для цветной стеклянной посуды – зеленый, для белого стекла – белый бак. Ни в коем случае нельзя их путать. Кстати, пищевые отходы необходимо паковать в специальные мешки, и вся сортировка должна проходить дома, а на улице только раскладывать по бакам.


ИДЕШЬ В МАГАЗИН – БЕРИ АВОСЬКУ. Походы в германские магазины разительно отличаются от наших походов на базары. Единство в том, что и узбекистанцы, и германцы берут деньги, составляют списки чего необходимо приобрести. На этом сходство кончается. Дело в том, что в магазинах не торгуются, и немцы покупают товары или продукты, как это сейчас принято говорить, только мелкими партиями – то бишь штучками, тогда как мы килограммами (центнерами!), метрами (даже километрами!), короче, чем больше, тем лучше. Если вы это попытаетесь сделать в германском магазине, то это вызовет некоторое удивление (хозяина универмага это даже обрадует, поскольку вы будете способствовать увеличению товарооборота).


И сами посудите, зачем рядовому, простому немцу 10 кг баклажанов, когда 1 кг стоит 4,50 дойчмарок? Поэтому лучше всего эти овощи брать штучками, например, за один поход – одну или две. Точно также берут огурцы, помидоры, морковь. Капуста обычно завернута в целлофан, на который крепится ценник. Но если ценника нет, то покупатель должен взвесить овощ на электронных весах, при этом нажав на кнопку с изображением конкретного овоща, и машина выдаст чек, который необходимо приклеить к продукту. Продавщица на выходе не будет сама взвешивать огурец или баклажан, ее компьютер просто считает ценник и приплюсует к общему счету.


Лишь картошку, лук, репу можно брать мешками (но они очень маленькие – по пять кг), но зато можете быть уверенными, что все продукты не гнилые и не замерзшие. Если такое попытаются вам подсунуть, то через месяц магазин уже прогорит – немцы сюда больше не придут.


Кстати, Германию трудно чем-либо удивить, особенно продуктами питания. Здесь можно найти всю кулинарию со всех частей света. Сами немцы порой не знают, а что такое желтое, синее, зеленое, коричневое, красное и прочее находится в стеклянной емкости. Поэтому у них есть вся жизнь, чтобы каждый день познавать новое блюдо.


Да, сами немцы мало выращивают – это порой дороже, чем завозить из других стран. Огурцы и помидоры, как не странно, завозятся из Голландии. Поражаюсь, как маленькая страна с ограниченными посевными площадями и низкой температурой окружающей среды кормит овощами пол-Европы. Дело в том, что там сплошные парники, специальная технология и упорные агрономы. В итоге они производят многометровые огурцы, которые в 2 раза дешевле немецких.


Из Африки, Азии, Австралии, Латинской Америки сюда завозят различные фрукты и овощи, цены на которые не меняются ни летом, ни зимой. Я видел дыни, ханделяки, виноград, персики, то есть то, чем обычно гордится Узбекистан, но эти продукты выращены где-то в Греции или Турции, или Иране. Кроме того, в магазинах предлагаются манго, киви, бананы, ананасы и какие-то другие неизвестные мне плоды.


Хотелось бы заметить, что в Германии не принято ходить в магазины с полиэтиленовыми пакетами – это признак дурного вкуса. Дело в том, что в пакеты заворачивают покупки и с ними только возвращаются домой. Если в городе встретишь человека, который идет с сумочкой и с пакетом (но не с покупок), то нетрудно догадаться, что это выходец из СНГ, “совок”, в общем.


Супермаркеты – это остров сокровищ для “совка”, поскольку в них можно найти и приобрести многое (но не все), что душе пожелается. Рай здесь для женщин, особенно в косметических и парфюмерных отделах. Даже в небольшом магазинчике несколько сотен видов “штукатурки” (догадайтесь, что это такое), “нервно-паралитического газа” (действует исключительно на мужчин) от самых известных и неизвестных, но сертифицированных фирм. Что интересно, любая женщина может бесплатно воспользоваться в качестве пробы губной помадой, дезодорантом, духами, пудрой, кремом, лаком для ногтей. В принципе, можно каждый день ходить по магазинам и за счет магазина “штукатуриться” (то есть приводить себя в порядок), что, впрочем, и делают некоторые из иностранцев. И никто их не укоряет в этом.


Цены в германских универмагах, конечно, для ташкентца запредельные, но для рядового немца вполне доступные. Но сами граждане Германии не всегда берут товары, когда захотят. Это особенно касается товаров длительного пользования. Все ждут, когда наступят дни удешевления (по-немецки “редуцирт”). В магазинах в этот период начинают скидывать цены, причем скидка иногда достигает 1/3 или ј от первоначальной стоимости товара. Таким образом, туфли, за которую раньше просили 60 дойчемарок, то в сезон бросовой распродажи снизить до 20 и 10 марок. Поэтому товары покупаются в конец сезона, когда спрос на них объективно упал, а поставщики уже завозят новые товары на очередной сезон. Все выходцы из СНГ делают покупки в это время, например, сапоги – весной, а летние туфли – осенью.


Я попал на летний “редуцирт”, который объявляется в стране с 31 июля по 12 августа. В действительности многие магазины еще раньше стали снижать цены. Но если в маленьких городах скидки были значительны, аж на 80-90%, то в крупных, таких как Берлин или Магдебург, скидки достигали всего лишь 10-20%, хотя там висели таблички “Штарк редуцирт” (то есть сильное понижение).


Скидку предоставляют и продуктам, особенно когда у них истекает срок годности. Цена падает в 3-4 раза. Но не думайте, что все немцы отворачиваются от просроченной пищи. Именно эти товары в первую очередь исчезают с полок продуктовых магазинов. Дело в том, что продукты настолько насыщены консервантами, что не портятся и после истечения срока годности. Я сам пил молоко, которое летом неделю стояло в комнате.


Что касается предметов длительного пользования, то если даже они стоят в магазине, то это не означает, что вы сейчас их можете приобрести. Возьмем, к примеру, мебельный гарнитур. В магазине может стоять рекламный образец, но на складах его не найдете. В Германии придерживаются иной политики торговли, нежели у нас. Громоздкие вещи занимают слишком много места на складах и не быстро раскупаются как продукты питания или одежда. Поэтому магазины работают напрямую с предприятиями-поставщиками. Как только кто-то захотел мебель, то через магазин (или специализированную компанию) заказывает гарнитур требуемого размера и стандарта, после чего ждет три-четыре месяца, пока его изготовят и привезут ему домой. Только тогда можно избежать пресыщения или затоваривания рынка, менеджеры не мучают себя сбытом вышедшей из моды товара. Часто немцы не выбирают мебель через каталоги или рекламные проспекты, здесь возможны скидки, а порой через них цены, наоборот, выше, чем через магазин.


Иногда это касается и автомобилей. Каждый заказывает машину по индивидуальному желанию, например, синего цвета, с автоматическим переключением передач, желтой кожаной обивкой, люком на крыше, форсированным двигателем и прочей ерундой (вплоть до санузла и ванны в салоне и парикмахерской в багажнике). Это, конечно, дороже, чем покупать то, что выставлено в данную минуту на продаже в автохаузе (автомагазине).


МЕНЯЙТЕ СТЕРЕОТИПЫ. Считается, что в городах и поселках Германии царит сплошная чистота. Это сравнение также отчасти верно. Дело в том, что здесь действует закон больших чисел: чем больше город, тем больше мусора. За чистотой сложно уследить, даже при помощи армии уборщиков. Поэтому все зависит от самого населения, от культуры проживающих.


Сектор поселения, где обычно расположены частные дома, относительно благоустроен и чист, там жители стремятся поддерживать порядок и санитарные нормы (действует правило “Не с…, где жрешь, не плюйся, где живешь”). Может это связано с тем, что людям дорого обходится индивидуальное жилье и поэтому они не считают себя здесь временными.


Где же расположены многоэтажки (там проживают люди с невысокими заработками или низкого социального слоя, но не обязательно это бомжи или нищие), то там всегда увидите “бычки” на дорогах, пивные банки в кустах, а также тряпки, бумаги на тротуарах. Но чего больше всего, так это собачьего кала на газонах. Именно на этой поверхности четвероногим друзьям человека не возбраняется справлять нужду. В частных секторах специально установлены ящики с полиэтиленовыми пакетами и инструкция, как необходимо убирать за своими питомцами “мины”. В общественных секторах таких ящиков нет (молодежь ради забавы просто растаскала бы пакеты), поэтому собачьих “радостей” здесь больше, чем цветов на газонах.


ЖМИ НА ПЕДАЛИ! Германия – это, конечно, не Дания и не Голландия, где “велик” чуть ли не основной вид транспорта, но немцы также любят крутить педали. На “раме” ездят на работу, на учебу, в гости или просто на прогулку. Возраст не имеет значение, именно поэтому велосипед пользуется спросом у всех поколений. Но цены этот популярный спортивный вид транспорта порой просто баснословные – от 300 дойчемарок и выше (иногда доходит до 2 тысяч марок). Практически за эти деньги можно приобрести поддержанный автомобиль. Зато на руки вы получаете произведение технического искусства – сплошные устройства для торможения, подсветки, ускорения движения (с автопереключением передачи), холодильником, термосом и прочими штучками, от которого бы у нас упал в обморок любитель велосипедной езды.


Кстати, “велики” в Дойчланде не принято оставлять, где попало, для этого существуют специальные стойки. Например, возле авто- или железнодорожных станций установлены для велосипедов стоянки: там любой, уезжающий в другой город, может поставить замок на колеса. Если велосипед стоит возле дома, то обычно защитные устройства от угона не ставят. Конечно, “велики” как и “авто” в Германии воруют, но это делают часто не немцы, а приезжие. Для немца украсть – это, значит, потерять лицо. Попав в полицейскую картотеку как вор, немец может больше не рассчитывать на хорошо оплачиваемую работу (если ему, вообще, ее предоставят).


ВЫСТАВЛЯЙСЯ, ЕСЛИ ЕСТЬ ЧТО ПОКАЗАТЬ. О международной выставке в Ганновере стали трубить аж с середины 90-х годов, когда принималось решение об очередном форуме “Экспо”. И задумывалось оно как грандиозное мероприятие в истории человечества. С 1 июня по 31 октября 2000 года каждая страна могла показать мору себя со всех сторон, но при этом не отвлекаться от основной темы – “Человек – природа – техника”. И многие государства поспешили принять участие. Например, Узбекистан занял площадь аж 1,5 тыс. квадратных метров, груз экспозиции составил 4 тонны, но все это было так распылено на большом пространстве, что никакого эффекта на меня, например, не произвело. Да и тот факт, что ежедневно сюда заглядывало всего лишь не более 400 человек (по свидетельству сотрудников узбекского стенда) свидетельствовало о непродуманном маркетинге наших мероприятий.


Кстати, когда я попытался взять интервью у некоторых сотрудников узбекского павильона, то вначале они от меня шарахались, как черт от ладана (например, мастера-ремесленники). Лишь когда мой родственник сумел завести разговор с двумя сотрудницами, которые представляли Узбексавдо и Музей прикладного искусства, я получил требуемую информацию. Приятно было поговорить и с работниками Узинкомцентра и Узэкспоцентра, которые поведали об особенностях данной выставки. Лена Толстова, одетая в национальный узбекский костюм, угостила нас восточными сладостями и сказала: “Мы знакомим немцев и других посетителей с национальными традициями Узбекистана, и это очень привлекает многих людей. Многих поражает наше гостеприимство и радушие. Ведь все угощения и изделия, которые дарят мастера из ассоциаций “Усто” или “Муссавир”, бесплатны. В то время как в других павильонах за любую услугу или безделушку требуют деньги”. Я был полностью согласен с этим мнением, поскольку, например, в африканских стендах продавались изделия из черного, красного или железного дерева по баснословным ценам. И это где-то даже отталкивало, поскольку превращало международный форум, на котором люди могли познать иную культуру и цивилизацию, в обыкновенный базар.


“Все представленные изделия – антиквариат, это наше национальное достояние, которое Узбекистан впервые выставляет на всеобщее обозрение, — добавила Наргиза Абдурахимова. — Они имеют не только громадную историческую и культурную, но финансовую ценность”. С этой точки зрения мы действительно выгодно отличались от других стран.


К концу июня 2000 года в ганноверской выставке участвовало 190 стран, но нельзя сказать, что она вызвала фурор среди европейцев. Все ожидаемые результаты не оправдались. Если в июне планировался ежедневный приток посетителей в 200 тыс. человек, а практически приходило 77 тыс., то в июле, соответственно, 300 тыс. и 100 тыс., то есть в три раза меньше. Из-за низкого интереса к выставке администрации “Экспо-2000” пришлось уволить сначала 1,8 тыс. сотрудников, а к 20 июля – еще 800 человек. Более того, один за другим стали закрываться павильоны и магазинчики, которые располагались на территории выставки, поскольку не на что было их содержать.


Мнения по этому поводу были разные. Одни говорили, что правительство уделяет слишком мало внимания на это, другие – что реклама слаба, третьи – европейцам сейчас не до этого, четвертые — билеты слишком дороги. Кстати, о ценах, они дифференцировались по многим параметрам: например, вход с 9 утра для взрослых стоил 69 марок, детям – 29 марок, для некоторых категорий граждан, имеющих льготы, — 49 марок; с 3 часов дня – соответственно 49, 29 и 39; с 7 часов вечера – 24, 15, 15 дойчемарок. Были попытки стимулировать интерес разными способами. Скажем, если поехать в Ганновер поездом, то в стоимость железнодорожного билета входит и стоимость входа на “Экспо”, и за все это можно заплатить лишь 69 марки. Если ходить от 2-х до 7-ми дней, то цена упадет до 62 марок. Дети до 6 лет могут посещать бесплатно, а больные, студенты и ученики (в возрасте от 12 до 27 лет) имели скидки. Вначале стоянки (а их вместимость оценивалось в 10 тыс. машин) были платные: от 10 марок в рабочие дни до 20 марок – в выходные и праздники, но потом плату отменили, поскольку, как сказал Эрих Нискен из Бунденстага, цены не всем доступны. Ведь обычно на выставку едут семьей, вот и представьте их общие затраты (на вход, на стоянку, на гостиницу, на питание, на покупки).


Правда, поведение королевской особи, а именно принца Августа (когда он “излился” на турецкий павильон) послужило хорошей рекламой, и на несколько дней у германцев возрос интерес к “Экспо”. Правда, все торопились посетить то место, где помочился принц, чтобы пускай сценически, но запечатлеть свое такое же поведение у турецкого стенда. Но надолго этого не хватило, и требовался очередной скандал.


С другой стороны, рекламой служило и то, что на открытие своих стендов Ганновер посещали высокие гости, например, на День Франции прибыл Президент Жак Ширак, Бельгии – король Альберт-II и королева Паола, Великобритании – королева Анна, Дании – королева Маргарита и принц Генрих. Свыше 800 знаменитых спортсменов из 40 стран принимали участие в различных мероприятиях. На сценах “Экспо-2000” выступали и рок-звезды, среди которых Патрициа Каас, группа “Скорпионс” с Берлинской филармонией и многие другие, которых я, честно говоря, просто не знаю.


ПРО “ЭТО”. Именно “про это” в Германии часто говорят по телевидению. Например, телеканал VOX каждый четверг передает часовую программу Wa(h)re Liebe, который ведет знаменитый на всю страну трансвестит Лило Вандерс. Это мужчина, которому сделали хирургическую операцию, и он стал женщиной. Конечно, СНГ подобными штучками не удивишь, особенно, если вспомнить передачу по ТВ-6 “СВ-шоу”, где мужчина играет роль Верки Вердючки, или “О.С.П.-студия” с Кларой Захаровной. Но если российские актеры лишь придуряются под женщин, то Лило – настоящий трансвестит и ни под кого не косит. Он есть тот, кем она есть.


Лило рассказывает о различных новинках в сфере интимной жизни и при этом не стесняется, если необходимо показать, как правильно пользуются вибратором или искусственным фаллосом, правильно надеть презерватив. С этой стороны, передача носит просветительский характер и весьма полезна для подрастающего поколения. Но здесь же рассказывается о новых порнофильмах, берутся интервью с ведущими порноактерами, режиссерами и сценаристами, демонстрируются новые изобретения в области интимных отношений.


“Про это” можно получить хорошее представление, зайдя в секс-шоп. Не стоит вскидывать руки в возмущении, мол, это непристойное заведение, чуть ли не публичный дом. В Германии так не считают. Это вполне приличное и порой необходимое учреждение, куда ходят не только подростки и взрослые люди, но и даже пожилые, которым, казалось бы, пора забыть об этих прелестях жизни. Там любому объяснят, что такое вибратор, как им необходимо пользоваться. Просветят и о куклах, и манекенах, которые некоторые люди (чаще всего страдающие физическим неполноценностью) используют в интимной жизни. Здесь же широкий выбор контрацепции, видеофильмов, книг и журналов. Свой товар найдет также любитель садомазохизма, дрендофилии, зоофилии, тантанофилии и прочих направлений. Как считают эксперты, лучше люди официально получат то, к чему их толкает природа, чем они с оружием будут стоять ночью у подворотни и ловить женщин. К насильникам отношение у всех отрицательное.


О том, какое развитие здесь получило направление “про это” можно было увидеть 8 июля в Берлине, когда сюда стекалась молодежь на празднование Парада любви. По масштабам это мероприятие превзошло карнавалы в Бразилии и Аргентине. Конечно, люди здесь были менее пестро разодеты, чем в латиноамериканских форумах (на это есть, впрочем, объяснение – в Берлине в это время очень холодно, аж ниже 16-14 градусов тепла, и поэтому долго не простоишь на улице в неглиже), однако по направлению и свободе им можно было позавидовать. И кого здесь только не было. Я с изумлением смотрел на голых людей, тело которых было покрыто краской “под одежду” (разрисованный фрак, трико или костюм). Не стеснялись своего поведения гомосексуалисты “розового” и “голубого” направления. Порноактеры и участники секс-концертов веселились на подмостках. Нудисты кричали о чистоте тела и призывали отказаться от одежды. Даже старики, прикрытые фиговым листком или бикини, приплясывали под электро-рок. Африканцы напяливали на себя какие-то разноцветные перья и выделывали такую джигу, словно собирались на охоту, а азиаты в прозрачных шелках совершали пластичные и в то же время ритмичные движения. Некоторые придурки залазили на фонарные столбы и оттуда кидались презервативами, наполненные водой. Мне почему-то захотелось в ответ бросить в них чего-нибудь более солидное, например, оружие пролетариата. Трансвеститы и транссексуалы натягивали на себя какие-то странные одежды, на голову надевали искусственные члены, а на спину резиновые женские груди, и превращались в каких-то “половых монстров”. Панки, рокеры, металлисты, хиппи не могли пропустить такое мероприятие, как парад и тоже веселились на всю катушку.


Всего сюда 8 июля приехало свыше 1,3 млн. человек (в прошлом году их было более 1,5 млн., видимо, погода просто распугала любителей “свободной любви”), и эта вся толпа шла к Бранденбургским воротам под многочасовую какафонию, иначе именуемую современная музыка. От высоких децибелов у меня уже стало гудеть в голове, а от огромного количества людей даже стошнило. Я не понимал, как молодежь это способна терпеть, пока не увидел банки из-под пива, пакетики из-под наркотиков, а также затычки в ушах некоторых парней. Видимо, только так можно было застраховать себя от сумасшествия на этом празднике.


Кстати, никакого криминала здесь не отмечалось. Не было массовых драк или столкновений, хотя в первые часы полицейские задержали 36 продавцов наркотиков. Люди всех национальностей праздновали, как могли. Правда, после себя они оставили более 3 тыс. тонн мусора, и население города в течение месяца не могло прийти в себя. Меня также поразило и то, что отцы города разрешили проводить это мероприятие в столице государства, у носа правительства и федерального канцлера. Может быть, это тоже форма демократии, которая нам еще непонятна?


Когда рядом со мной со скоростью черепахи проползла платформа с кричащими “половыми монстрами”, я залез на нее, чтобы сверху снять происходящее на видеокамеру. Но едва я очутился на площадке, как ко мне подскочили две девицы и стали стягивать с меня шорты. От изумления я аж обомлел, а затем попытался их остановить, мешая немецкие, английские, узбекские и русские слова: “Найн, это нельзя! I don’t wont it! Э-э, ёкол джини-киз! Вы что, с ума посходили все тут? Хенде хох!”, но все мои фразы шли мимо женских ушей. Меня повалили на пол, а сверху уселась одна блондинка. Я понял, что сейчас начнется что-то ужасное. Рискуя сломать дорогостоящую камеру, я вывернулся, столкнул с себя обалдевшую даму, выхватил у другой свои шорты и спрыгнул с платформы. Вслед за мной слышались веселые крики, смех и улюлюканье. Мне почему-то расхотелось влезть на другую платформу, хотя там, как будто сидели более спокойные товарищи.


Кстати, если вы видели рекламу жевательной резинки “Ригли сперми”, которую жевали в 60-х годах, 70-х годах и в настоящее время, то знайте, что последние кадры показывают именно Парад любви. Правда, я там не видел любителей жвачки, зато любителей “свободных отношений” — целое море. Можно сказать, что 8 июля – это день разврата и раскованности.


Уже через два часа я, едва держа себя, еле выполз из толпы и устремился к ближайшему скверику. Каково было мое изумление, когда даже там я увидел молодых людей, в кустах занимающихся сексом. Я насчитал двадцать пар, но их, правда, вскоре разогнала полиция. Служители правопорядка никого не арестовывали, они просто требовали от любвеобильных людей прекратить это “безобразие” здесь и продолжить, если им уж не втерпежь, у себя дома.


В итоге я еле дополз до машины и, немного отдохнув, рванул в Ганновер, на выставку. Как продолжились “боевые” действия в Берлине я уже смотрел на следующий день дома, в Штендале. Люди веселились до утра. Телеоператоры постарались: задницы так и вертелись у экрана, а комментаторы давали свои замечания по прошедшему празднику.


Но само мероприятие “про это” для меня не было шокирующим, поскольку неделю раньше я в Кёльне на 10-м юбилейном параде гомосексуалистов и транссексуалов, который проводился в честь Дня Кристоферстрит. Там людей было во много раз меньше (40 тыс. участников и 700 тыс. зевак из всей Европы), и проходил форум любителей “нестандартной любви” более спокойно. Кстати, именно там я познакомился с Лило Вандерс (о ней или о нем читайте выше). На ломанном английском, который порой переходил в отчаянную жестикуляцию, я задал пару вопросов и получил ответы, которые я, к сожалению, мало понял (учи, брат, после этого язык!). Зато она (или он) понял (а), что я – турист из Узбекистана и как журналист страстно интересуюсь подобными проблемами. Пока шел разговор, на Шильдерстрассе разыгрывались театральные представления эротического свойства. На Хоймаркте танцевали представители однополой любви. Денвиз нынешнего форуме геев – “Дело вместо слов”. Подоплека – самая что ни на есть политическая. Дело в том, что Союз германских лесбиянок и гомосексуалистов в очередной раз потребовал от политиков предоставить им широкие гражданские права.


Кстати, среди них, как я потом прочитал в газете, веселились министр по защите окружающей среды Юрген Триттин (от партии “зеленных”) и министр здравоохранения Андрея Фишер. Сюда же пришел и генеральный секретарь СПД Франц Мюнтеферинг в сопровождении дочки-лесбиянки. А вот генеральный секретарь ФДР Гидо Вестервелле официально поприветствовал участников парада из Берлина, а кельнский бургомистр Фриц Шраммер (СДУ) заявил, что 10% жителей Кельна – представители сексуальных меньшинств, и среди них у него немало близких друзей. Он призвал и других политических деятелей не чураться подобных контактов. Куда уж там, — подумал я, балдея от всего этого.


Затем ровно в полдень я (только как журналист, а не участник) вместе со всеми под громкую ритмичную музыку в стиле “техно” начал путешествие от здания международной ярмарки в кельнском районе Дойц до кафедрального собора. 4,5-километровое шествие возглавил черноусый филиппинец Альфред, облаченный в костюм Икара. Гости бросали в толпу цветы, конфеты, презервативы, поливали из водяных пистолетов, что в тридцатиградусную жару было более чем приятно (в Берлине такого кайфа уже не было).


Рядом со мной шла девушка, у которой бюстгальтер был сшит из двух половинок футбольного мяча, которая орала: “Футбол обожаю, а вот Риббек – не возбуждает!”. Слава богу, что на меня она не обращала внимания, но, на крайний случай, я от нее отошел подальше. С другой стороны степенно шли мужи в красных мантиях – гомосексуальные судьи и адвокаты. Впереди меня, весело смеясь, маршировали лесбиянки и “голубые” из числа полицейских.


Через шесть часов толпа остановилась у собора и рядом с ним началась шумная дискотека. На нем оставаться мне уже не хотелось и я вернулся в Штендаль. Но в этот день на воздушном шаре обручились двадцативосьмилетний Маттиас Фрей и тридцатиоднолетний Штефан Ример из Висбадена, а благословил их боннский священник.


Что я этим хотел сказать? То, что для нас это кривое зеркало. Короче, Запад продолжает “гнить” даже сексуально.


КАКОЕ СКУЧНОЕ TV. В Германии телевидение, на мой вкус, ужасно скучное. Например, здесь очень популярна программа Big brother (Большой брат). Это жуть, идиотизм и примитивизм (типа Эллы-людоедочки) современного телевидения. Представьте себе людей (их 12 человек), которые живут в замкнутом пространстве – специально отстроенном для этого доме. Им дают только поесть, поспать и заниматься всем, чем они хотят (при этом участники за эти все удовольствия не платят). Суть в том, что вся их жизнь отслеживается с помощью 170 телекамер, вмонтированных во все комнаты (даже в души и туалеты), и самые интересные сюжеты показывают по “ящику”. Не все участники выдерживают такой “гонки”. Жить под вниманием миллионов людей и в пространстве в 150 квадратных метров не очень легко. Некоторые сами уходят (а потом посещают психиатров), а некоторые не выдерживают критики телезрителей, и согласно правилам они выбывают из игры. Кто остается последним, то выигрывает и получает приз в 250 тыс. марок. Мне, например, эта передача абсолютно не понравилась, хотя были пикантные сюжеты, но не буду о них говорить, чтобы не смущать. Согласитесь, что многим интересна жизнь шести мужчин и шести женщин в одном контейнере, а что они вытворяют – это уже пусть поработает ваша фантазия.


Есть уже другой подобный проект, называется он “Робинзоны”. Его суть в том, что ведутся съемки за людьми, которых высаживают на дикий остров, и которым предоставляют минимум цивилизационных благ. То есть “дикари” ходят без оружия, медикаментов, орудий труда, бытовой утвари. Хочешь выжить и выиграть деньги – лови рыбу, охоться за зверьем в лесах, научись, как кроманьонец, добывать огонь, а если не вытерпишь – тебя тот час снимают с дистанции и отправляют домой. Мне пришлось видеть несколько передач о “робинзонаде” полтора десятка немцев, кое-что показалось интересным и поучительным.


Для справки: С 1 января 2001 года ежемесячная плата за пользование общественно-правовыми теле- и радиоканалами повысится до 31,58 дойчемарок (сегодня она составляет 28,25 марок).


ПАЛЬЦЫ В РОТ НЕ КЛАДИ! Почему-то принято считать, что в Германии не может быть обсчета, обвеса или обмана во время покупки товара. Это также не совсем верно. Там тоже дурят, но делают это как бы невзначай, не нагло. Специфика отличается от наших держиморд. Например, в магазине вы приобрели товар 12 видов, а продавщица выбила чек на 13. Или, скажем, вы взяли уцененную вещь (раньше стоила 6 марок, а теперь – 2,50), но продавщица взяла как с прежней цены. Если вы заметите это, то не стоит кричать, орать, топать ногами и брызгать слюной, мол, оскорбили меня в лучших чувствах (это, кстати, делают выходцы из СНГ). Это бесполезно, так как на все у продавщицы есть ответ: мол, новую цену не успели внести в компьютер, пересчитала сверх положенного, потому что два раза посчитала один и тот же товар. Никакая налоговая служба, прокуратура, спецслужбы или полиция не придут, и не начнут расследование по вашей жалобе, уж слишком несерьезна ситуация. Вам просто предложат все проблемы решить в суде (а вы разве попретесь туда из-за 2-3 марок?).


Поэтому здесь рекомендуется просто проверять чек и при обнаружении ошибки показать его продавщице. Она вернет деньги с короткими извинениями, и на этом конфликт будет исчерпан.


Но немцы если и “кидают”, то только по закону, без всякого уголовного подхода. Мой родственник подписал контракт с работодателем и три месяца пахал как “папа Карло”. Но когда он обратился к хозяину, мол, а когда зарплата, то получил странный ответ: о каких деньгах идет речь? Возмущению родственника не было предела, но в ответ тот сунул ему контракт и попросил повнимательнее его прочитать. И лишь когда родственник заново его перечитал, то понял, как ловко его провели за нос. Дело в том, что сам содержание пишется крупными буквами, а некоторые оговорки – мелкими (на них и не обращаешь порой внимание). В итоге, благодаря этим оговоркам хозяин и не обязан был платить работнику. Конечно, родственник сразу уволился, но его два товарища попытались разрешить проблему на суде и проиграли процесс. Закон был на стороне работодателя.


В России такие штучки не проходят, обидчик получил бы пулю в лоб, а обиженные – моральное удовлетворение. В лучшем случае, работодателя просто бы исколошматили в темном подъезде, и на следующий день работники получили бы зарплату. В Германии подобное означало бы уголовное дело и тюрьму.


Так что всегда будьте внимательными, когда подписываете документы или совершаете покупки.


Дорога за порогом


КРУТИ БАРАНКУ! Я не слышал, чтобы какая-нибудь семья в Германии не имела машину. Ведь для немца автомобиль не роскошь, а средство передвижения. Порой ему приходится в день преодолевать сотни километров, чтобы решать вопросы бизнеса, или ездить на учебу в другой город, или просто в соседний магазин за покупками.


Лет десять назад в ГДР и мечтать не могли иметь машину. Люди по 10-15 лет стояли в очереди (вспомните хотя бы нас самих!), чтобы приобрести “Трабант”. А вы знаете, что это за авто? Не думайте, что “Трабант” относится к семейству “Мерсов” или “БМВ”. Он, скорее всего, напоминает “Москвич” 50-х годов (помните фильм “Зеленый огонек”?) или дутый “Запорожец”. Только в отличие от них немецкая “супермодель” была сделана из прессованного дерева. Вот и представьте себе, как было приятно ездить на машине-буратино.


О советских “Жигулях” гэдээровцы могли только мечтать в самых сладких снах. И после распада Берлинской стены авто стало доступно для сотен тысяч граждан ГДР. Теперь на них ездят и стар, и млад. Как только человеку исполняется 18 лет, он может получить права. Поэтому на авто куролесят как дамы, так и парни, независимо от их материального достатка – ведь “колеса” всем по карману. Кстати, цены на машины на вторичном рынке колеблется от 200 до 30-40 тыс. марок в зависимости от технического состояния, года, марки и престижности модели. Я, например, приобрел по объявлению ВАЗ-2108 десятилетней давности всего лишь за… 15 марок (это около 7 долларов США). Она была вполне в приличном состоянии (особенно учитывая, какие шикарные дороги в Германии, и какой уход требуют правила к транспорту), и я на ней ездил несколько дней. Другое дело, что советская модель не выдерживала высокие скорости в течение долгого времени и мотор перегревался. С другой стороны, “жигуль” чувствовал воздушную ударную волну, когда рядом на скорости свыше 200 километров в час пролетал “Мерс” или Порше”. Я несколько раз чуть не влетал в кювет. Поэтому я с радостью пересел на “Ауди-80” своего родственника, отдав “жигуль” ему.


Но чтобы ездить, конечно, необходимо иметь права. В Германии действительны любые национальные права (там и не знают, что такое “международное водительское удостоверение”), особенно если у водителя большой стаж. Но получить их значительно сложнее, чем, например, нам в Узбекистане. То есть человек, который раньше не ездил, прожил немного в Германии, то у него больше шансов благополучно сдать экзамены, чем человеку, который уже имеет права (полученные в Союзе или СНГ), а также значительную практику. Дело в том, что документы на вождение в Германии у переселенцев действительны в течение полугода, а затем они обязаны пересдать экзамен и получить немецкие.


Парадокс, но именно на них переселенцы и заваливаются. Видимо, негативную роль играли привычка и свой совковый взгляд на автомобильную ситуацию, которые несовместимы с немецкой реальностью и требованиям. Я сам несколько раз пытался решить так называемые шаблоны и, признаюсь, мало что понимал в вопросах и ответах, а также в схемах. По-моему, там была сплошная абракадабра.


Психологический стресс испытывали и наши соотечественники, когда они пытались разгадать ребус на экзаменах. Конечно, многие из них не могли с первого раза сдать, хотя имели 10-20 лет практического стажа водителя. Но на этом ничего не заканчивалось, ибо после шестого проваленного экзамены горе-шофер должен был сдавать так называемый “идиотен-тест”. Здесь стоит отметить, что и этот экзамен сдать порой нелегко. И может случиться, что вполне нормального (в психическом смысле) человека могут приписать в разряд дураков, тогда водительских прав ему не видать как своих ушей.


В чем заключается специфика этого теста? Например, вы входите в кабинет, где сидит комиссия, а вас спрашивают, почему не закрыли за собой дверь. Вполне естественная человеческая реакция – обернуться и проверить, действительно ли забыл закрыть за собой дверь или она просто открылась от ветра. Но этим самым вы проваливаете первый тест: комиссия посчитает, что вы глупый, раз не способны запомнить, закрыта или открыта дверь. Тем дальше в лес, тем больше дров! Вот по таким “мелочам” и строится “идиотен-тест”, и к нему очень трудно подготовится. Никто не будет спрашивать вас таблицу умножения или формулу серной кислоты, однако ваши умственные способности обрисуют по этим тестам.


Поэтому немцы, особенно, переселенцы ужас как бояться таких экзаменов.


ЭХ, ДОРОГИ. В Германии сложно привыкнуть к дорожным знакам. Они имеют другой контекст, чем принято у нас. Скажем, если висит щит, ограничивающий скорость до 120 км в час, то это означает, что нельзя его превысить, но и также нельзя двигаться ниже этой цифры. Наш водила понял бы так: поеду на скорости в 30 или 50 км, но не буду нарушать, хотя по немецким нормам он уже нарушил. Дело в том, что он создаст сложности для следующих за тобой машин. В итоге из-за такого осторожного шофера может образоваться “пробка” (по-немецки, “штау”). Я несколько раз попадал в такие неприятные ситуации, когда из-за длинного затора часами не мог выбраться. Представьте себе картину: машинный хвост в сто километров, и ты двигаешься со скоростью дохлой крысы. Так можно весь бензин пережечь в баках, но если из-за этого застрянешь в дороге, то это не будет основанием для полиции: они быстро оштрафуют, мол, нужно учитывать все факторы, раз уж сел за руль, и будь добр, в следующий раз возьми запасную канистру. На автобанах (скоростных шоссе) запрещено останавливаться (исключение: внезапное ухудшение здоровья или поломка автомобиля), но в любом случае дорожные полицейские могут провести расследование.


Говоря о знаках, стоит упомянуть такой знак как “Zone 30”, где действует правило “помеха справа”. Странно, но в СНГ это правило постоянно, у них в этой зоне это правило просто обязательно. Здесь просто водитель должен быть особо внимательным.


В городе Штендале я впервые столкнулся с “мстительным светофором”. Не удивляйтесь, в Германии такие устройства имеются. Их цель – наказать и в то же время поставить на место зарвавшегося водителя. Функционирует светофор вполне просто: если водитель превысил на данном участке положенную скорость, то устройство это моментально определяет и тот час переключается на “красный”, этим самым заставляя лихача остановиться. Затем “мстительный светофор” долго не дает “добро” нарушителю, в то время как другие автомобили на перекрестке спокойно совершают маневры. Лишь через утомительно долгое время загорается долгожданный “глазок”, как бы прощая виновника и намекая, мол, куда бы не торопился – не нарушай правила! Безопасность — прежде всего. Кстати, я вполне согласен с такой концепцией, поскольку на автобанах видел, что случалось с такими нарушителями. Но это интерес для патологоанатома, а не путешественника.


Есть и другие светофоры, которых наши соотечественники называют “стукачами”. Эти приборы регистрируют нарушителей и сообщают в полицию о факте превышения скорости. Водителю трудно отвертеться, так как прибор автоматически фотографирует номер машины и лицо водителя, а также пишет величину скорости, которую вычисляет радар. Но бывает и так, что некоторые водители выбрасывают пришедшие по почте квитки и не оплачивают штраф. Если нарушение незначительно, то в полиции просто махнут рукой, ибо есть дела и поважней, но бывает и так, что в четвертый раз нарушителю придет повестка в суд. А там стянут с него положенный штраф и судебные издержки.


Мне же рассказывали и такие случаи, происходившие на суде: водитель делал морду кирпичом и заявлял, что на фото не его лицо, и вообще в этот день он не был за рулем, а ездил его брат (друг, отец, тесть, преступник, дьявол и др.). И представьте себе, порой это пролетало, нарушителя отпускали.


Водителю ездить в Германии сложнее, наверное, чем где-либо. Оштрафовать могут и за то, чего не совершали: к примеру, вы выпили дома банку пива, а затем просто сидите в машине и ведете с кем-нибудь беседу или что-то чините в салоне. Для полиции это уже основа для утверждения, что вы ездите за рулем в нетрезвом виде. И ничего не докажите, поскольку полицейские не поймут, зачем просто сидеть в машине, ведь это не принято в стране. А вы, может, просто балдели от того что стали владельцем “Фольксвагена” или “Мазды”, и не могли надышаться ароматом кабины.


Авария – это постоянное явление на дрогах ФРГ. Но если вы столкнетесь с этим, то наверняка удивитесь, поскольку авариями занимается не немецкое ГАИ, а страховщики. Но, конечно, полиция участвует в процессе расследования, но только косвенно. То есть полицейские прибывают на место происшествия, фиксируют события, передают участникам аварии протоколы, а расследование проводят страховые компании. Именно они выясняют, кто виноват и кто кому должен выплатить страховку. Поэтому водители всегда берут с собой фотоаппарат, чтобы снять на пленку ситуацию после столкновения. Это важно для оценки степени виновности и размер ущерба, и исходя из этого – сумму страховки.


Да, страховка в Германии обязательна для всех. Если совершена авария и виноват в этом не ты, но у тебя нет страховки, то виновным признают именно тебя. Так что нечего ездить без страхового полиса.


Было бы интересным для читателя узнать, что в Германии нужно сдавать экзамены и на управление велосипедом, поскольку велосипедист является активным участником дорожного движения. В некоторых городах на велосипедах устанавливают номера как у автомашин. Так что если нарушишь, то отвечать будешь по всей строгости закона. Скажем, ехал не по специально отведенной дорожке (штраф в 40 марок), а если был в нетрезвом состоянии, то тебе приплюсуют так называемые “пункты”. Смысл этих “пунктов” в том, что после сдачи экзамена на права тебе отсрочат их выдачу на 2-3 года в знак наказания за велосипедные “пункты”.


НЕ НАРУШАЙ! В Дойчланде лучше не нарушать правила дорожного движения. Кстати, хочу сказать, что в этой стране действительны любые национальные водительские удостоверения, и полицейскому все равно, у тебя простые или международные. Главное, что ты имеешь документ, подтверждающий умение управлять транспортным средством и знание дорожных знаков и правил. Но необходимо знать особые правила, которые в Узбекистане не принято особенно соблюдать.


Скажем, детей до шести лет нужно перевозить только на задних сиденьях, причем в специальных люльках, а всем, кто находится в салоне автомобиля, необходимо пристегнуться (иначе штраф в 80 дойчемарок). Штраф в 2000 марок обойдется вам, если будете мыть машину в неположенном месте, а это практически везде, кроме специально отведенной площадки на автозаправках. Лучше там отдать 17 марок и спокойно помыть кузов, чем тебя застучит сосед по дому, если начнешь это делать во дворе.


АВТОМОБИЛЬ_ НЕ РОСКОШЬ, А ТОВАР! Машины продаются как в универмагах (с рассрочкой платежа), так и в “автохаузах” – специализированных магазинах. Между тем, там предлагают не только новые, но и поддержанные “колеса”, а цены на них колеблются в зависимости от года выпуска, марки и класса модели, количества пробега и технического состояния. Практически любой немец способен приобрести авто, ведь стоимость по их (и даже нашим меркам) порой смехотворная: к примеру, может достигать на BMV до 100 марок (машина в хорошем состоянии, а не развалюха, и именно на такой ездила моя сестра).


Когда покупатель посещает “автохауз”, то ему предлагают купить, скажем, “Толедо” (это “Фольксваген” испанской сборки) за 30 тыс. дойчемарок и при этом сдать свою старую колымагу “Опель” за 3 тыс. марок. Естественно, покупатель обрадуется, ибо его машина едва потянет на 800 марок, и соглашается на сделку, заплатив за новое “авто” 27 тыс.. Но он не подозревает, что его “экономия” уже вложена в цену “Толедо”. Самому же хозяину его “опель” совсем не нужен и при возможности он сбагрит его за 400-600 марок индивидуальным маклерам, а те уже продадут чуть дороже белорусам, полякам, украинцам или россиянам, занимающихся перегонкой поддержанных машин в СНГ.


Перегонка машин – дело не безопасное, хлопотное. Нужно платить не только официально в Германии за страховку и транзитные номера, но и рассчитывать на взятки, штрафы, дань таможенникам, полиции, уголовникам в странах, которые придется пересечь по пути, прежде чем доберешься до дома.


У молодежи свой автокайф. Они покупают машину, что-то делают с амортизаторами и в результате “авто” едва не задевает днищем дорогу. Зато пружины позволяют машине раскачиваться как лягушка, и езда на огромной скорости вызывает визг удовольствия у молодых людей, когда транспорт превращается в поездку на “американских горках”.


Да, хочу затронуть и еще одну такую проблему, как утилизация “авто”. У нас такой проблемы нет, потому что машина еще роскошь и далеко не всем по карману. Немец всегда стремиться поменять машину. Поездив два-три года на одной, он мечтает о другой. Купив новую, он не знает, что делать со старой (потому что страховка на старую высока, да и налоги на транспортные средства платить нужно). Есть два пути: продать или вызвать эвакуатор, заплатить 150 марок, чтобы старую машину отвезли на свалку и там разрезали на металлолом. Поэтому вы, наверное, понимаете, почему я стал хозяином машины всего за 15 марок.


Для справки: Европейский трибунал приговорил концерн “Фольксваген” к штрафу в размере 176 млрд. марок. Это решение судьи обосновали тем, что концерн запретил своим представителям в Италии продавать машины покупателям из других стран ЕС, из-за чего жители Германии или Австрии были лишены возможности купить машины марки “VW” дешевле, чем в собственных странах.


Жизнь в разных ракурсах


ПУТЕШЕСТВИЕ В ВАГОНЕ. Транспортная инфраструктура в Дойчланде – одна из самых развитых. Удивительно, как отлажен этот сложный коммуникационный механизм. Поражает не только то, что по дорогам страны курсируют великолепные и удобные вагоны, но и то, что график движения все время четко выполняется.


На поезде можно за один день покататься по всей стране. Особенно это стоит делать в субботу или воскресенье, когда один билет на всю семью из пяти человек стоит всего 35 марок (в обычные дни такое путешествие стоит в десятки раз дороже). Например, мы с сестрой однажды поехали из города Штендаля в город Нордлинген к родственникам. По дороге пересекли такие города как Магдебург, Халле, Наимбург, Лайтенфелс, Нюрберг, Донавурт, и это путь занял у нас 10 с половиной часов. В обычные дни я бы только один заплатил 172 марки во втором классе или 258 марок в первом классе (вагоны отличаются тем, что в последнем обслуживают пассажиров как в самолете – питание, телевизор, музыка, постельные принадлежности и прочее). А так мы совершили это путешествие за 35 “серебряников”, то есть дойчемарок. Чем не экономия?


Чтобы знать, как лучше доехать до необходимого пункта, стоит обратиться в кассу, где для вас подготовят оптимальный маршрут. Распечатку движения, пересадок, номера перрона, времени в пути и прибытия получите вместе с билетом. По этой бумажке проще всего ориентироваться, другое дело, что можно спутать поезда и сесть случайно на “скорый”, который тоже движется по вашему маршруту (а в нем могут оштрафовать). Кстати, не беспокойтесь, если вы опоздаете на свой поезд, билет не пропадет, он действителен в течение суток. График составлен так, что через час придет другой состав и на нем вы можете начать или продолжить поездку, только все сдвинется во времени на 60 минут.


Более того, если сам поезд, на котором вы едете, по каким-то причинам опаздывает, то также не стоит паниковать: в зоне пересадки второй состав вас будет ожидать. Ведь операторы движения знают, что у большинства пассажиров стыковочные рейсы. С другой стороны, если вы торопились и не успели приобрести на станции билет, то можете купить его у кондуктора, который проверяет их наличие у всех пассажиров, делая обход по вагонам. Просто объясните ему ситуацию и он без лишних слов продаст вам билет до пункта назначения.


Но никогда не артачьтесь и не стремитесь проехать “зайцем”, иначе вас оштрафуют на 65 марок и еще вызовут полицию. Тогда вам гарантировано судебное разбирательство, которое выльется в более крупную сумму. Так что среди немцев редко встретишь безбилетников.


Просторно в вагонах могут чувствовать себя все, даже велосипедисты. Сюда разрешено входить и с “великами” и с колясками, благо для этого имеются специально отведенные места. Но чтобы войти внутрь, необходимо нажать на кнопку или дернуть рычаг, сами двери не открываются (точно так же работают дверные системы в автобусах и трамваях). А вообще вагоны разнообразны и поражают своей изяществом, в них все сделано как бы просто и в тоже время с максимальным удобством. Особе удовольствие мне доставила поездка на двухэтажном вагоне: прекрасный обзор, удобные кресла, а туалет блестит как в собственной квартире. Кстати, там есть не только бумага, салфетки, мыло, но и система, которая собирает все отходы в контейнер и не выбрасывает их на путь, как это сделано в советских вагонах. Поэтому немецкие железнодорожные составы считаются экологически чистыми.


Поезда в Германии дифференцируются на ICE (InterCityExpress) – скоростной поезд, RB — региональный поезд, RE — региональный скоростной, SE (StadtExpress) — земельный скоростной. Составы ICE поражают своей обтекаемыми формами и фантастическими скоростями. Такое ощущение, что это ракета пролетает мимо тебя на скорости в 250 километров в час (говорят, что это не предел). Из-за того, что они создают сильную ударную воздушную и звуковую волны, во многих местах железной дороги (особенно вблизи жилых домов) устанавливают специальные щиты, они и гасят эти колебания. В противном случае жители могли взбунтоваться, а их обязательно поддержали бы “зеленые”.


ДАЛЕКО СЛЫШИШЬ? Позвонить из Германии в Узбекистан значительно дороже, чем, например, в США. Судите сами: стоимость звонка в Ташкент стоит от 2,13 марок (если пользуешься услугами телефонной кампании Viatel) до 3,12 марок (у Arcor), в то время в Лос-Анджелес – от 0,24 до 0,84 марки, в Оттаву – от 0,29 до 0,84 марки. Получается, что звонить за океан дешевле, чем в континентальную страну.


Для справки: АО “Телеком” предложил потребителям пакет услуг, предусматривающий бесплатные телефонные переговоры в пределах ФРГ, на 40% снижена цена за пользование Интернетом.


СТРАНА ИГРУШЕК? Еще с детства мы помнили, что ГДР – это страна, производившая высококлассные игрушки. Кто не знал немецких кукол или железную дорогу? Иметь такую игрушку – это счастье у ребенка и престиж для семьи.


Увы, теперь этого нет в Германии. Игрушки в большинстве случаев китайские или иной, близко расположенной к Китаю страны. Конечно, качество изделий разительно отличается от того, что мы приобретаем на узбекских рынках (скажем, ипподроме) или магазинах. Китайским игрушкам приходится выдерживать строгие нормы немецких стандартов по безопасности и качеству, иначе их просто не ввезут в страну.


Цены на игрушки высоки, какая-нибудь маленькая пластмассовая штучка может стоить 100 и более марок. Скидки на них очень редки, “редуцирт” (удешевление) бывает лишь на отдельные изделия, которые в течение длительного времени не могли реализоваться. Правда, в межсезонье бывают скидки на детские вещи – одежду, обувь, которые порой дороже взрослых изделий. Например, ботиночки для 2-3-х летнего ребенка стоят 50-60 марок – эта сумма равна стоимости туфлей для взрослого человека.


Простенькие платья, шорты, костюмчики также оцениваются в стоимость взрослого человека. Мне порой казалось, что в стране возрастное равноправие, то есть дети должны столько же “отваливать” за товары как их родители.


БЕРЕЖЕНОГО НЕМЦА БОГ БЕРЕЖЕТ! Медицина в Дойчланде далеко не бесплатная, а услуги здравоохранения весьма дорогие. По сути, она была бы недоступна для рядового немца, если бы не существовало эффективной системы страхования. Большая часть затрат по медицинскому обслуживанию приходится на страховую кассу и лишь небольшая – на личную оплату. Но страховка рассчитана только на срочную и необходимую помощь, но если вы решили сделать пластическую операцию по изменению размеров и фасона ушей или носа (оттянуть жировую прослойку, увеличить грудь или фаллос), то эти дела страховкой не оплачиваются, поскольку не являются жизненно необходимыми. За эти операции немец выкладывает личные сбережения. Правда, бывают и исключения: например, если вы в результате автоаварии или несчастного случая получили серьезные уродства, то страховая компания согласиться возместить расходы на косметическую хирургию.


Страховка обязательна и для прибывающих в страну туристов. В Германию не пустят иностранца, который не имеет страхового полиса, признаваемого официальными учреждениями. Что касается немца, то он постоянно носит вместе с документами личности (паспортом, водительским удостоверением) и страховую карточку, чтобы в случае чего люди знали, к кому обращаться за оплатой расходов по медицинской и прочей помощи.


ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ. Журналы и газеты продаются практически в любых магазинах, даже на автозаправках. Выбор огромен: есть детские и для взрослых, комиксы и специализированные (охота, мода, спорт), а также хорошие серьезные книги. Среди прочих можно встретить и литературу, которую у нас назвали бы порнографической, а у них считается эротической. Разница в том, что порнография продается в специальных магазинах, а в обычных – только эротика. Поэтому она находится рядом с другими изданиями. Кстати, при мне никто интерес к ней не проявлял, хотя, конечно, на нее существует спрос (иначе бы ее просто не печатали, ведь это закон рынка).


УЧЕНЬЕ – СВЕТ. В разных землях система школьного образования разная, единой структуры нет. То есть то, что изучают в одной школе, не проходят в другой. Более того, в школах совсем разные учебники, методика и механизмы преподавания, и даже время каникул и праздников. При неодинаковой системе образования странным является то, что аттестаты “конвертируемы” во всех землях Германии (никакой нострификации).


Кстати, в Германии оценки прямо перпендикулярные нам: высоко ценятся “единицы”, “двойки” и “тройки”, тогда как “отличники” и “хорошисты” могли остаться на второй год. Так что многим переселенцам приходилось приводить в порядок документы под немецкие стандарты, то есть переставлять “пятерки” на “колы”, “четверки” – на “бананы”.


Дипломы, выданные на пространстве бывшего Союза недействительны, особенно о высшем образовании. Правда, в некоторых землях засчитывают дипломы медсестры, зубного техника, автомеханика (в Баварии вообще любой СНГовский документ не признается). Поэтому выходцам из СССР, имеющим специальности педагога, юриста, врача, экономиста, приходится заново учиться в институтах и доказывать, что у них тоже кое-что есть в голове. Да, врачам предоставляется возможность подтвердить свой диплом, сдав соответствующие экзамены (у других специальностей такого права нет), но для этого необходимо уж очень хорошо знать язык и методику лечения (которая, как меня заверили бывшие советские медики, отличается от нашего).


Если врач три раза не сможет сдать экзамен (а экзамены платные – от 800 до 2000 марок в зависимости от земли, где вы сдаете), то у него есть два пути: или выкинуть в ящик диплом и заняться другим делом, или переквалифицироваться на иную специальность. Я видел бывших стоматологов, которые стали физиотерапевтами или рентгенологами. Другое дело, что спрос на стоматолога в Германии выше, чем на физиотерапевта, а зарплата дантиста позволяет человеку занять прочное место в среднем классе.


Учеба в немецких вузах платное, и для этого практически все студенты берут средства в банках в кредит (который, кстати, беспроцентный и его возвращать можно в течение нескольких лет после окончания учебы). Интересно и другое: в Германии нет вступительных экзаменов. После школы выпускник отправляет в интересующий его вуз свой аттестат (а может сразу в несколько заведений) и, если там устроят его оценки, будет вакантное место, то может рассчитывать на приглашение. Но мне говорили, что абитура у стране длиться не два месяца, как у нас, а год, и только после его окончания абитуриент имеет право поступить в вуз. Система обучения в высшей школе также демократична: студент может выбирать курсы по своему желанию (правда, есть и список обязательных, отказаться от которых нельзя). Если он не сможет сдать экзамен по какому-либо предмету, то его “хвост” может тянуться до конца учебы. За “хвосты” из вуза не отчисляют.


Ну, чем не кривое зеркало для нашей вузовской системы?


ВЕСЕЛИСЬ И ПОЙ ДУША. Я принял участие в празднике, который проходил в Штендале 23-25 июня. Город праздновал 475-летие получения статуса “Ролланда”, то есть символа, что здесь царствует закон и правопорядок, развивается торговля. Для справки: “Ролланд” – это статуя человека с мечом, который изготавливался из дерева или камня, и устанавливался в северных городах Германии. Для молодежи он был символом отваги, путешествий и гордости.


Нужно заметить, что немцы любят праздники. “Гудеть” три дня – это не каждый город выдержит (а чего это стоит бургомистру?). Для этого в город специально приехали популярные артисты и знаменитости, которые развлекали людей. Это были рок-певцы, исполнители народных танцев и песен, фокусники, юмористы-сатирики (их шутки мне показались плоскими). Все это происходило на трех площадках, расположенных в трех минутах друг от друга. Молодежь, которая хотела подрыгать конечностями, нашла себе место на скверике, где им отцы города устроили дискотеку. Под светомузыку на танцующих подростков из пожарной машины безостановочно лилась пена. Это была пена, похожая на мыльную, только она была более густая. Уже через несколько часов площадь была залита этим белым покровом. Молодежь буквально входила в раж, “купаясь” в ней. Я особого кайфа не получил, хотя, честно говоря, тряхнул стариной.


Так кто же такие эти немцы?


ЛИЦО – ЭТО СКРЫТАЯ КАРТИНА ДУШИ. Немцы всегда холодны. Может быть, это особый склад психологии, который вырабатывался столетиями. Помните, как фильме «Семнадцать мгновений весны» в характеристике эсэсовцев писалось “характер нордический” (то есть северный, хладнокровный). В любом магазине восточной земли вы услышите приветствие “Н’таг!” (это от сокращенного “гутен таг”), и если вы ничего не купите, он вежливо попрощается: “Ауфидерзейн!” или “Чус!”. Его улыбка – дежурная форма лица, маска, одеваемая на время, его обязывает улыбаться вам работа, а не настоящий интерес или любопытство. Но при всем этом его глаза холодны и безучастны. Порой меня это пугало, словно я видел каких-то зомби.


Спрашивая о здоровье, немец вряд ли в действительности им интересуется, ваше здоровье – это ваша проблема. У немца своих дел по горло, чтобы еще интересоваться чужими. Вообще, германцы не склонны к чувству коллективизма, на работе редки общие поседелки (сабантуи, вечеринки) между сослуживцами. Говорят, что в коллеге немец видит не партнера, а конкурента по службе, и поэтому о настоящей дружбе не может быть и речи.


Немцы мало интересуются другими странами, хотя любят ездить отдыхать за пределы страны. Телевидение в большинстве рассказывает о событиях в Дойчланде, чем о том, что творится в других государствах (за исключением, если в каких-то событиях замешаны граждане Германии). Описывая любую ситуацию, будь-то захват немцев в заложники на Филиппинах или авария самолета, летевшего в Ганновер, то обязатпельно вставляется мнение психолога, который рассказывает, как мне казалось, совсем ненужные моменты, мол, как тяжело там было немцам, какой стресс они испытывали, как тяжело будут залечиваться душевные раны, какие срывы возможны в будущем, сколько будет длиться лечение и т.п. и т.д. Для нас это и так ясно, и ничего нового специалист не откроет в своем высказывании (каждый из узбекистанцев сам может понять, что такое авиакатастрофа или быть заложником), но немцы любят темы и репортажи, где обязательно выступление психолога. Может, этим самым они еще раз примеряют свою “северную” рубашку.


Несмотря на все, немцы стремятся быть уверенным во всех случаях и поворотах жизни. Их трудно смутить или удивить, они ко всему готовы, понятие стыда у них относительное. По телевизору я однажды увидел сюжет, как 59-летняя женщина, сидящая на сцене перед зрителями без какого-либо белья, рассказывала, мол, как ей хорошо живется с 24-х летним парнем, отвечала на разные каверзные вопросы и охотно делилась секретами своей интимной жизни. Кстати, блестать перед телекамерами в минимуме одежды – это в русле немецкого “имиджа”. Если немцы говорят о сексе, эротике, проблемах взаимоотношений между полами, то это не означает, что они “горячие” в чувствах. Это имидж быть раскованным.


Проблема секса актуальна в жизни немца, и телевидение стремится показать в день несколько сюжетов, связанных с этим. Есть целые передачи, где только и твердят “про это”, например, о нудистах или трансветистах. Причем, люди сами стремятся выйти на экран и поведать миру о своих сексуальных проблемах и переживаниях. Однажды по TV показывали передачу об одном парне, обладающем 34-сантиметровым детородным органом. “Несчастный” не только подробно его демонстрировал со всех сторон в течение получаса, но и рассказывал, как ему трудно бывает с женщинами: мол, они летят к нему как бабочки на свет, едва узрев это чудо природы, но после первого раза сразу покидают.


Другая женщина хвасталась, какие у нее большие, аж в 20 кг груди. Демонстрируя их, она попутно сообщала, какой бизнес на них сделала. Это также последствия “нордического” раскрепощения. Кстати, профессия порноактера нисколько не презираема. Наоборот, некоторые молодые (и пожилые) люди мечтают сделать карьеру на этом поприще, а порнобизнес не имеет “запаха” (эта отрасль занимает ведущее место в экономике после автомобилестроения и химии). Да, быть порноактером – значит, быть спортсменом, следить за своим здоровьем и внешним обликом, отказываться от многих привычек. Делать “это” в течение нескольких дублей и порой по несколько раз в день может только спортсмен. Психологически нелегко выдерживать эту работу, — признавался по TV один из популярных порноактеров, — под светом юпитеров, взглядов режиссера, кинооператора, гримера, осветителя, звукооператора, костюмера, статистов приходится “работать”, не покладая… сами знаете чем.


Поэтому не удивляйтесь, когда в солидной газете пестрят объявления сексуального характера. Это тоже политика. Говорят, что из-за низкой рождаемости и быстрого старения общества правительство вынуждено “стимулировать” таким образом поведение людей, чтобы стабилизировать демографическое положение в стране.


МИР, ДРУЖБА… ЖВАЧКА? Проблема расизма в Германии существует. С одной стороны, много интернациональных браков, я сам видел семьи, в которых присутствует весь цвет человечества, но с другой — иногда проявляются националистические чувства к представителям иного этноса. Особенно агрессивны в этом отношении неонацисты. Эти парни долго не разбираются и готовы лезть в драку с греками, итальянцами, французами, африканцами, турками, албанцами, поляками, и даже со своими немцами, но вышедшими из СНГ. Последние, кстати, никогда не молчат и сами любят давать отпор (я читал о таких столкновениях, когда “руссаки” – именно так называют советских немцев — обращают в бегство новоявленных фашистов).


Но выходцу из другой страны очень тяжело. Ему трудно подтвердить свой диплом, сдать экзамен – и это все лишь потому, что он иной национальности. Между тем, существуют различия между самими немцами: западные не “переваривают” восточных, а последние не любят эсэнговских. Причина в том, что, мол, восточники из-за СССР жили хреново, тогда как западники пили кока-колу и жрали гамбургеры.


Я пытался объяснить своим знакомым, что из всего социалистического лагеря именно в ГДР жили лучше всех, и вам грех на нас жаловаться. Конечно, восточникам было обидно, когда после объединения их дипломы стали недействительны и им пришлось заново учиться. Многие не сумели сдать экзамены. Я видел бывших врачей, которые до этого много лет работали по специальности, а сейчас сидят на пособии по безработице. Я разговаривал с майором армии ГДР, которому предложили или стать сержантом, или уволиться с военной службы. Он выбрал последнее, поскольку был слишком гордым. Кстати, многие гэдээровцы с теплотой вспоминали прежние времена, но, с другой стороны, не хотели к ним возвращаться. Старые люди были разочарованы итогами объединения, они ожидали иного исхода. Поэтому свою злость они срывали на переселенцах, эмигрантах.


Мои родственники, которые приехали сюда восемь лет назад говорили, что в ГДР к ним относились терпимее, чем в ФРГ. Там в школах учителя, узнав, что ученик из восточной земли, стремится в удобном случае задеть или унизить его, говоря, мол, “остники” (от немецкого “восток”) глупые и недалекие люди. Конечно, это не по душе многим германцам. У переселенцев даже есть поговорка: “Хорошо там, где нас нет, а когда мы приезжаем туда, то рай отодвигается на такое же расстояние”. Поэтому у них часто бывает подавленное настроение и они чаще ощущают тоску по стране, откуда уехали.


Может быть, причины всех расовых противоречий лежат именно в сложной социальной жизни немцев?


У ПРИРОДЫ НЕТ ПЛОХОЙ ПОГОДЫ. Каждый теплый день в Германии – благодать, ибо холодных дней здесь больше. Погода так быстро меняется, что не знаешь, чего ожидать через час: холода или тепла. Поэтому немцы стремятся полностью воспользоваться солнцем, водой и травой в качестве естественного отдыха. В среднем температура даже летом не поднимается выше 25 градусов, хотя бывает и более теплые времена. Например, я прилетел во Франкфурт 19 июня и тогда температура стояла около 35-40 градусов тепла, но уже через неделю погода резко испортилась, пошли дожди, повысилась влажность, дул сильный ветер, люди вновь надели теплые костюмы, туфли на толстой подошве. Если днем градусник показывал 16 градусов по Цельсию, то ночью температура опускалась до 10.


Впрочем, немцы не унывают. Проблему они решают двумя способами: или идут в солярий и там принимают кварцевые ванны, или садятся в машины и едут в солнечную Испанию, Грецию, Турцию, где загар можно получить естественным путем. Кстати, отдых за границей для немцев значительно дешевле, чем у себя на родине. Может, поэтому германцы – самая путешествующая нация в мире (основной поставщик туристов на мировом рынке туризма).


РАЗНИЦА ПОЗНАЕТСЯ В СРАВНЕНИИ. Как люди живут в разных частях страны можно понять, лишь посетив разные земли и пожив там хотя бы немного. А разница между восточными (территория бывшего ГДР) и западными (ФРГ) существует. Когда стена, разделявшая практически одну страну, рухнула, восточные немцы ринулись осваивать доселе запретную для них землю обетованную. Многие из них впервые увидели бананы, и стали ящиками скупать экзотические плоды. После этого “западники” стали их насмешливо (иногда презрительно) называть обезьянами. Кстати, это прозвище надолго приклеилась к бывшим гэдээровцам.


Хотя ФРГ сейчас вкладывает в восточные земли очень много средств (по разным оценкам общая сумма достигла триллиона дойчемарок), однако уровень жизни сравнять с западными не удалось. Скажем, безработица в ГДР в два раза выше, а зарплата – во столько раз ниже. Так, в Германии сегодня насчитывается около 3,85 млн. безработных. Каждый пятый из них – житель земли Северный Рейн-Вестфалия. Промышленный рабочий на востоке страны получает за час в среднем 35,5 марок, его коллега на западе – 53,7 марок.


Для справки: Новые земли в 2001 году могут рассчитывать на поддержку из федерального бюджета. Только на улучшение ситуации на рынке труда будет направлено 22 млрд. марок. На цели научных исследований и развитие выделяется 3 млрд., а для расширения инфраструктуры – 17 млрд. марок.


БОМЖЕМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ, НО ДЕНЬГИ ПОЛУЧАТЬ ОБЯЗАН. Социальная защита в Германии самая эффективная во всей Европе, а то и в мире. Вы не поверите, но даже последний бомж имеет поддержку у государства. Если он гражданин страны, то он может рассчитывать на бесплатную медицинскую страховку, жилье и средства на питание и одежду. Бывают т такие люди, которые не желают жить в квартирах, которые им предоставляет “социал” (правительственная организация, оказывающая защиту малоимущим и нищим) и предпочитают помойки. Тогда им ежедневно в “социале” выдают по 30 марок на еду (если дадут больше, то те их просто прогуляют). Почему государство идет на это? Потому что голодный человек опасен обществу, он может пойти на преступление. Это может принести моральный и материальный ущерб плюс затраты на арест, содержание преступника. Лучше ему давать деньги и быть спокойным.


Для справки: За последние десять лет сумма частных вкладов в Германии удвоилась и достигла 7 трлн. Марок. 75% граждан увеличили свое состояние за счет экономии заработанных ими денежных средств. Примерно четверть заработали свои деньги на акциях, курс которых с 1990 года утроился. Кроме того, немцы владеют материальным имуществом в размере 8,8 трлн. марок.


В МИРЕ ЖИВОТНЫХ. Любой любитель живности (будь-то насекомые или птички, рыбки или зверюшки) может приобрести понравившийся ему вид организма в зоомагазине. А там все бывает, за исключением слона или тигра. Говорят, что в Германию контрабандно ввозят животных, внесенных в Красную книгу и экспорт-импорт которых запрещен. Это касается обезьян крокодилов, редких змей, черепах, пауков, каких-то рыб, попугаев, находящихся на грани исчезновения. Специальный санитарный контроль строго следит за этим. Нарушителей ожидает крупный штраф и тюремная камера.


Другое дело – зоомагазин. Там вполне легально вам предложат всевозможных рыбок, моллюсков, пауков, змей, а также крыс, хорьков, хомяков, зайцев и прочих прыгающих, плавающих, летающих, ползающих, бегающих меньших “братьев”. Здесь же можно приобрести питание для любимца. Причем это не только корм из порошка или сухих веществ (типа “Педигрипала” или дафний), но живые организмы, например, кузнечиков для пауков и тарантул, червяков для рыб, лягушек для змей. Кроме того магазин предлагает красиво и остроумно отделанные клетки, аквариумы, террариумы, приборы, поддерживающие условия жизни (теплогенераторы, лампы, воздухонасытители , водоочистители) и, как ни странно, игрушки для животных. Не смейтесь, звери тоже любят играться. Я с удивлением вертел в руках резиновую кость для собаки, заводных прыгающих лягушек для кошек.


Зоомагазин иногда предлагает товары и для охоты и рыбалки. Конечно, оружия и капканов вы здесь не найдете, зато удочки, сетки, крючки, всяких штучек для ловли рыб (пластмассовые и резиновые мухи, червяки) – этого здесь навалом.


Зверей в Германии можно увидеть не только в зоопарках и зоомагазинах, их вполне много и на дикой природе. Особенно часто сталкиваются с ними водители. В этом я убеждался, когда ночью возвращался на машине домой откуда-нибудь. Лоси, кабаны, зайцы, лисы выходят на дорогу, и их глаза буквально горят, отраженные светом автомобильных фар. В этот момент необходимо быть начеку, поскольку зверь может броситься под колеса. Избежать столкновения в этом случае невозможно, поскольку на дорогах нельзя ездить со скоростью меньше 100 километров в час. Единственно, что предлагают специалисты, крепко держать руль, чтобы не слететь в кювет или не врезаться во встречную машину. От удара часто бывают серьезные повреждения машины, но это компенсируется страховкой. Другое дело – животное жалко. Поэтому в наиболее опасных участках дороги устанавливают знаки, что здесь чаще всего бывают звери и нужно проявлять особое внимание.


Моя сестра, которая работает ассистентом врача-дантиста, рассказывала, что у пациента не принято спрашивать, как у него дела, как дома, как чувствуют себя его дети. Тема разговоров обычно ограничивается жизнью домашних животных. “Как ваша кошечка поживает, не родила ли? Не кастрировали вы свою собаку?” – смеясь, поведала она мне о сути этих бесед. Так что там собака – действительно друг человека.


КТО НЕ БЫЛ В СТОЛИЦЕ, ТОТ НЕ ВИДЕЛ СТРАНЫ. В Берлине я был два раза, причем если в первый раз я сюда прибыл для участия на Параде любви, то второй раз поглазеть на достопримечательности города и поэтому оставил машину дома. Столица поразила меня огромным скоплением людей, даже в Москве я не видел такой плотности. В Берлине, казалось, на один квадратный метр приходится по пять человек. Причем сами коренные жители терялись в “разношерстной” интернациональной среде: здесь были кроме немцев и турки, и славяне, и африканцы, и китайцы. Со всех сторон до меня долетала французская, испанская, русская, турецкая, английская речь. Так что в городе трудно заблудиться, так как можно встретить человека, говорящего на твоем родном языке.


Для начала я решил залезть на телевышку на Александр-пляц. Это обошлось мне в 10 марок, зато с высоты я увидел всю столицу. Зрелище неописуемо. Бунденстаг посетить я не смог, потому что сюда стояла такая длинная очередь, что нужно было простоять не менее трех часов, прежде чем попасть внутрь здания. Такого количества лишнего времени у меня не было. Пришлось только полюбоваться им издалека. Зато я сфотографировался возле мировых часов, где показывалось время во всех частях света, кстати, там был и Ташкент (но в реальности сдвиг составлял четыре часа, а не три, как указывалось на этих часах).


Не буду рассказывать о своих походах по городу, это утомительно и не столь интересно, как увидеть все самому. Как говориться, лучше один раз поглядеть в телескоп, чем сто раз послушать про Луну.


Новости партнеров

Загрузка...