Не так страшен черт, как его малюют? Или всегда ли право большинство?

В горниле казахстанского общественного мнения с недавних пор оказалась новая тема, которая все больше и больше приковывает к себе всеобщее внимание. И это неудивительно, поскольку, скажем, в отличие от легализации теневых капиталов, которая касалась узкого круга людей, тема, о которой речь пойдет ниже, касается буквально всех казахстанцев. Учитывая, что суть проблемы напрямую связана с состоянием окружающей среды и, соответственно, здоровьем человека, то она просто обречена теперь быть в центре внимания…


Сегодняшний Казахстан в плане радиоэкологической обстановки представляет собой донельзя загрязненную территорию. Более осведомлены об этом депутаты парламента, перед которыми сравнительно недавно выступал президент НАК “Казатомпром” Мухтар Джакишев. Кстати, доклад, прочитанный шефом “Казатомпрома” в стенах парламента, плюс идея группы депутатов, чтобы в законодательном порядке разрешить ввоз низкоактивных отходов и за счет их захоронения выручить большие средства для улучшения радиоэкологической ситуации, собственно, и возбудили интерес к “атомной” теме. Точнее будет сказать, к теме захоронения “чужих” отходов.


В газетах сразу появились опросы на эту тему. Современый человек, ставший заложником им же, по сути дела, созданной цивилизации, так же страшится радиации, как наш древний предок безотчетно боялся ночи… Одной из самых устойчивых фобий за последние лет 40-50 является именно радиофобия: “Наши гордые степи превратят в помойку! Я не хочу жить в отравленной стране!” (из опроса еженедельника “ДН” 29.06.01). Но Казахстан уже давно отравленная страна, а с накопившейся отравой что-то необходимо делать. Но только не сидеть и не ждать, что радиация сама собой развеется… Известно, люди делятся на посвященных и… обывателей. На взрослых и молодых. Кстати, судя по опросу того же “ДН”, молодежь с порога отметает все, что связано с радиацией: “Говорят, что доза радиации приводит к импотенции. Я хочу вкусить все радости жизни”. Массовые стереотипы вещь объективная и она всегда имеет место быть. Другой разговор, можно ли полностью руководствоваться только такими эмоциями. Общий тон и смысл таких заявлений, увы, не решает проблему ни на йоту. Давно замечено — легче всего судить о том, о чем имеешь смутное представление. Но взаимоотношения человека с атомом — это не футбол, в котором все разбираются. В данном случае про природу радиации, про то, где и как применяется “мирный” и “немирный” атом, знает достаточно узкая прослойка – атомщики-практики, физики, ученые-теоретики смежных с физикой областей, узкие специалисты медицины и, пожалуй, все. На вопрос депутатов, каким образом человек сможет “получить дозу радиации” в месте, где, возможно, будут захоронены радиоактивные отходы, глава атомного ведомства М.Джакишев ответил в том смысле, что человеку для этого надо выехать в мангышлакскую степь, копать землю метров на 200 вглубь, затем каким-то образом разрезать металлические бочки, а затем начать… поедать (!) их содержимое – спрессованные для захоронения резиновые перчатки, комбинезоны, халаты, словом, все то, что загрязнилось при контакте с урановым производством или использовалось на АЭС… Почему для того, чтобы получить дозу, это надо “кушать”? Потому что проблемы у этого человека начнутся только в том случае, если все это попадет внутрь. Либо ему надо полежать на этих бочках месяц, полгода, год. Тогда он точно подорвет свое здоровье. Найдутся ли такие экстремальные индивиды, собирающиеся доказать на таком вот примере вредность радиоактивных отходов?


Пока парламентарии на каникулах, общественное мнение стараются склонить в пользу вышеназванной идеи уже сами казахстанские атомщики. Президент НАК М.Джакишев становится героем публикаций, дает интервью, словом, достаточно активно разъясняет суть проекта и призывает соотечественников его поддержать. О всенародной поддержке рано говорить, но если отталкиваться от мнений, которые высказываются на страница прессы, надо признать, что неодолимого неприятия этой идеи не существует. Независимой исследовательской компанией “КОМКОН-2 Евразия” проведен телефонный опрос жителей Алматы по проблеме захоронения радиоактивных и токсичных отходов из других стран на территории Казахстана. В опросе участвовало 200 человек в возрасте от 18 лет и старше. Результаты исследования показали, что подавляющее большинство респондентов (179 человек) высказались против захоронения радиоактивных отходов. По поводу того, должно ли население республики знать о проводимых и планируемых захоронениях 90% высказались утвердительно. Как показало исследование, 26,5% респондентов согласны с возможностью захоронений, если они будут производиться на платной основе и эти деньги потом пойдут на мероприятия по снижению уже имеющейся радиации. 63% по-прежнему не согласны пересмотреть свои позиции, а 10,5% затруднились дать ответ. На вопрос, на что будут использоваться средства, вырученные от захоронений, 68% опрошенных уверены, что они будут разворованы, 18,5% утверждают, что деньги пойдут на другие цели, не связанные с экологией, 9,5% верят, что они будут направлены на мероприятия по улучшению экологии. И только 4% респондентов надеются, что средства пойдут на оказание помощи населению, проживающему в районах захоронения. К данному соцопросу остается добавить только одно – вектор, заданный на прозрачность всего, что связано с темой захоронения, уже задан. Что касается того, чтобы оказывать помощь местному населению в районе могильника, то там, где планируется захоронение низкоактивных отходов никто не живет, поскольку речь идет о территории, где ранее уже добывался выскоактивный материал – уран. Находящийся в глубинах земли уран дает на поверхности естественный природный фон. Будучи только извлеченным, а затем обогащенным и поработав в реакторе, он становится источником высокоактивного излучения. А та низкоактивная масса, которая запечатана и спрессована в бочках и будет накрыта слоем морской глины в том же самом месте, где было добыто урановое сырье, по утверждениям специалистов, через 30-50 лет будет иметь естественный фон… Но суть проекта в том, что полученные миллиарды долларов будут работать не на какой-то отдельный регион, а на всех казахстанцев, чья страна и есть на сегодняшний день самая настоящая неприбранная помойка. Причем в нашем случае мы говорим только о радиоактивной составной казахстанской помойки. А ведь есть еще масса других токсичных отходов химического характера и они тоже представляют огромную проблему. Чтобы их утилизовать, захоронить и тем самым обезопасить население от контакта с ними тоже требуется целый комплекс мер научно-технического, финансово-экономического характера. И пока мало найдется людей, которые в состоянии вычислить параметры этой угрозы и насколько далеко мы зашли с такого рода отходами… Пока же более или менее ясна картина только с радиоэкологической ситуацией.


Судя по его выступлениям в “Экспресс К” (12.07.01) и серии статей в “Республика 2000 в XXI веке”, наиболее ярким и непримиримым противников новой идеи стал ученый радиоэколог Рысбек Ибраев. Причем приводимые им факты о том, как влияет на экологию радиация, прежде всего исходящая от тех подчас открытых источников (вроде старых хвостохранилищ урановых рудников), нисколько не расходится с данными, приводимыми М.Джакишевым. Да, радиация распространяется пылью, поднимается ветром, да , нужна рекультивация. Скорее всего, он тоже ориентируется прежде всего на данные “Волков геология”, которая имеет самую полную картину. Но если учесть, что в середине девяностых тогдашний вице-премьер В.Метте подписал документ, в соответствии с которым прекратилось финансирование этой геологоразведочной структуры, а она, в свою очередь, не успела изучить весь Казахстан. Таким образом, получается, что ни М.Джакишев, ни кто-либо другой не может сказать, что мы в курсе абсолютно всего, что сейчас в этом плане представляет собой Казахстан. Хотя и имеющейся картины, и данных вполне достаточно, чтобы бить в колокола тревоги… Кстати, чтобы провести полную и окончательную экспертизу на предмет радиоэколгической ситуации при наличии необходимых средств потребуется всего лишь год интенсивной работы. И специалисты той же “Волков геология” могли бы продолжить свои незаконченные исследования. Но опять же все упирается в вопрос финансовой обеспеченности. Возвращаясь же к мнению г-на Ибраева заметим, что описывая ситуацию, уважаемый радиоэколог настолько запутывает аудиторию. Мы уже отметили профессионализм и компетентность Р.Ибраева, но, читая его статьи, которые просто поражают обилием фактов, начинаешь себя ловить на том, что слишком много пафоса и некоей заданности. В одну кучу валится некомпетенность и халатность россиян на военных полигонах, расположенных на территории Казахстана, некие тайные захоронения на территории Казахстана высоактивных отходов с российских АЭС (?!), уменьшение количества строительств атомных электростанций по всему миру после Чернобыльской катастрофы, невозможность отследить, идет ли миграция радиактивных частиц из шахт Семипалатинского полигона по подземным водным артериям… Но при чем тут М.Джакишев и специалисты его ведомства, которые до кучи объявлены вредителями и “мафиозной группой”? И это аргументы ученого? Например, журналист А.Умаров из “MN Новости недели” совершенно объективно отмечает: “Шум вокруг проекта захоронения ядерных отходов в Казахстане соответствует интересам как “Казатомпрома”, так и экологов. Последние просто хотят получить очередной грант на проведение каких-либо природоохранных исследований, атомщики – привлечь дополнительные средства в родное предприятие. Главное, чтобы в выигрыше осталось население нашей многострадальной страны. пока что доводы “Казатомпрома” выглядят гораздо убедительнее обращения экологов. Как говорится, процесс пошел”. Но что сейчас важнее для Казахстана: исследования экологов или все-таки решение проблемы рекультивации? “Казатомпром”, чьим структурным подразделением значится “Волков геология”, обладает определенными данными, от которых волосы встают дыбом и без чтения страшилок Р.Ибраева. На базе этих данных и изучения мирового опыта в этой отрасли возникло возможно спорное, но зато вполне реальное предложение о том, как решить стоящую во весь рост проблему. А дело КНБ, МИД, Минобороны выяснить, почему у нас уже, как утверждает Р.Ибраев, хоронятся ядерные отходы, причем, высокоактивные, для хранения которых, как утверждает уже М.Джакишев, у нас, в Казахстане, нет ни места, ни технологий… Дай Бог Казахстану нормально захоронить свои собственные высокоактивные отходы, не говоря уже о чужих. Поэтому, раз у нас сформировалось общественное мнение, имеются две точки зрения, необходимо трезво, не отвлекаясь на популизм, решать эту проблему…


По материалам печати подготовил Равиль Усманов

Новости партнеров

Загрузка...