О персонах и личностях

Одно принципиальное соображение “просится” под рассказ о судьбе “кинутых” вкладчиков.


Многое, чересчур многое, просто катастрофически многое в нашем государстве зависит не от системы, а от персоны. Есть крепкий человек – есть надежно работающий бизнес-банк, убрали человека – вместе с ним в черную дыру-могилу ухнуло и его детище – Бизнес-банк.


Разве мало в Казахстане таких бизнес-проектов, надежность которых определяется надежностью персон, их возглавляющих? Да практически все! Все дело только в высоте “крыши”, но, в принципе, у самого рентабельного экспортного комплекса, у самого благополучного банка, не говоря уже о производствах и разных там бизнес-точках пониже, всегда есть тот персональный несущий стержень, выдерни который – и все повалится.


Если бы дело было именно в сильных бизнес-личностях – так такому положению можно было бы только радоваться! Счастлив тот народ, перспективно то государство, где экономика опирается на личную инициативу граждан, где личностей с инициативой, волей, характером и авторитетом – много! Но горе, когда дело держится не на личности, а именно на персоне.


В Казахстане рыночная экономика совмещена с “патронатно-клиентальной”, по определению профессора Масанова, системой управления. Есть “патрон”, то есть шеф, и его “клиент” – назначаемый им на должность чиновник. Каждый клиент одновременно патрон для нижестоящего, и так по всей вертикали. Причем пирамида собственно власти совмещена с бизнес-пирамидой — это одна патронатно-клиентальная система.


Такая система довольно устойчива, пока крепка ее вершина. Но, сами понимаете, только те пирамиды сохраняются во времени, которые опираются на прочные основания. Имя такому основанию давно известно – это правовое государство и гражданское общество.


Казалось бы, кто против! Но как не варятся в одном казане две головы, так не совмещается система “патрон-клиент” с верховенством Закона и равенством прав граждан.


Посмотрите, в кого отрикошетили выстрелы в Елтая Абенова: в массу так называемых “русскоязычных” вкладчиков. В большинстве это те, кого, извините, стряхнула с себя патронатно-клиентальная система, – и они “осыпались”, поскольку не были прикреплены к “своему” Бизнес-банку родоплеменными, земляческими или какими–то еще неформальными связями. По глубинной сути, кинутые вкладчики есть “отсевы” неправового и негражданского устройства всей нашей системы, однако во внешнем окрасе этого частного случая проступают пятна этнической и социальной поляризации сегодняшнего Казахстана. Вот и рассуждай после этого об экономической или ностальгической подоплеке миграции, унесшей за десять лет суверенитета больше 15 процентов населения!


Почему столь безуспешны попытки вкладчиков найти защиту в суде, в прокуратуре, в том же Нацбанке? Да по этой же патронатно-клиентальной причине. Ну нет в Казахстане такого Права, чтобы стояло выше Персоны, потому и нет среди уже бессчетно сменившихся Генеральных прокуроров и судей такого, чтобы начал служить Закону, а не какой-то очередной персонифицированной целесообразности.


И Григорий Марченко, при всей своей прославленной принципиальности, тоже есть всего лишь “клиент” в общей системе, служащий по ее правилам. Впрочем, в конкретном случае с банкротством Бизнес-банка такой “патрон”, как глава Нацбанка, и может, и должен решить вопрос к вящей славе надежности национального банковского бизнеса. На это, собственно говоря, и рассчитана наша публикация.


Но еще больше она рассчитана вот на какую заключительную мысль: чтобы систему персонифицированной власти и экономики преобразовать в систему работающего Закона, необходимы личностные поступки. И чем выше пост Персоны, тем больше общество ждет Личности. Подводить же правовое основание под нашу пирамиду – ой как пора!


Новости партнеров

Загрузка...