Неделя серая была…

Что-то случилось с “Алтын Ордой”?


Сказать что прошлая неделя (с 6 по 11 августа) была бедна на информационные поводы нельзя, но газеты на государственном языке были на редкость бледны. Единственно, более-менее оперативно и подробно был освещен на страницах “Егемен Казакстан” пожар на военных складах в карагандинской области. Неделя была отмечена еще и тем, что почему-то в киосках пропала “Алтын Орда”, то ли актюбинский еженедельник не добрался до южной столицы (кстати, он и так опаздывает на пять дней-Прим.), то ли какие-то каникулы – непонятно… Зато шымкентского “Айгака” со всеми его витально-сексуальными приложениями было навалом: и старых номеров, и самого свежего. Из других газетных новостей можно указать на то, что ныне казахскоязычное приложение к “Деловое обозрение Республика” под названием “Казакстан” – теперь будет выходить отдельно. Таким образом, в семействе крупноформатных изданий на государственном языке, прибавление.


Многие газеты отметили 156-летие со дня рождения Ибрагима Кунанбаева, философа-поэта, который трагически предчувствовал, чрез какие трансформации придется пройти в грядущих веках последним евразийским кочевникам. Но сказать, что упоминание об этом событии в “Егемен Казакстан”, “Жас Алаш”, “Казакстан”-“Zaman” или “Казак адебиетi” тронули что-то в душе читателя, чрезвычайно затруднительно.


Егмен Казакстан” помимо ленты новостей (президент РК готовится посетить Германию) по традиции публиковал огромные статьи на самые разные темы – исторические (автор Зейнолла Кабдолов), проблемные (Ондасын Елюбай), пространно-публицистические (автор Алибек Аскаров). Галым Сулейменов закончил свои репортажи в “ЕК” с “борта” агитационного поезда “Мой Казахстан”. О межгосударственных связях Казахстана и Франции рассказала Акмарал Арыстанбекова, Посол РК в этой западноевропейской стране. Политический обозреватель Саясат Беисбай рассказал о малом форуме казахов в Баян Ульгее – центре казахской автономии в Монголии. Там собрались местные казахи, из РК, из Китая и России. Всех их объединяет одно — все они живут в предгорьях Алтая и на самом Алтае. Надо сказать, практически 2/5 газетной площади “ЕК” на неделе (а это четыре номера) заняли материалы так или иначе касавшихся восточно-казахстанского региона (алтайского). Но были вести и из других регионов. Малик Муканов, уроженец Северо-казахстанской области, например, поделился впечатлениями от совместного собрании “Русской общины” и “Украинского национально-культурного центра”, который прошло 17 июля в Петропавловске. Основу этих общественных организаций составляют люди пенсионного и предпенсионного возраста. В зале рассчитанном на двести человек собралось человек 60. И слава Богу, как замечает автор заметки. Ибо выступавший на собрании, некий Фарид Забиров, нес аудитории не просто околесицу, а самую что ни на есть антигосударственную речь. Выступавший критично отнесся к официальным оценкам молодежного выступления 1986 года, объявил, что до двадцатого года вообще такой нации, как казахская не было на земле и т.д. и т.п. Такого рода разговоры и собрания есть следствие отсутствия крепкой идеологической работы на местах, считает автор.


Пресс-секретарь Духовного управления мусульман Казахстана Онгар кажы Омирбек выступил со статьей, суть которой раскрыта уже в самом ее названии имеющей, кстати, залихватский характер: “Молдеке (уменьшительно-ироничное от мулла-Прим.ред.), готовьтесь к аттестации!..”.


Казахские проблемы


Наконец-то главный официоз страны коснулся темы знаменитых слушаний по Казахстану в Конгрессе США, где “блистали” две команды – одна прокажегельдинская, другая провластная. В последней был Омирзак Айтбайулы, вице-президент фонда “Казак тiлi”, член-корреспондент Академии Наук РК. Это о нем видимо сказал известный оппозиционер Сергей Дуванов “Посылать в Конгресс США таких сырых в политическом смысле людей, как Квятковский и Перуашев (о других вообще разговора нет) по меньшей мере, неосторожно…”. Иными словами, команда противостоявшая той, в которую входил г-н Айтбаев видела своих противников только в лице Квятковского и Перуашева… По-иному вряд ли могло и быть. Но как бы то ни было, “ЕК” дал слово и “своим”. Академик сказал, что их делегация старалась изо всех сил донести до представителей “великой страны” правду о Казахстане. Любопытным выглядит и мотивация самого академика, подвигнувшего его на поездку в США: “Если американцы и в самом деле озабочены соблюдением прав человека, хотелось бы обсудить с ними тот факт, что за 70 лет казахи, живя на собственной земле, чуть было не лишились родного языка. Далее он заметил, что “Казак тiлi” много сил приложило к тому, чтобы был принят первый Закон о языках. До сих пор этот Закон является одним из самых либеральных и дает свободу не только казахскому языку. Войдя в раж, он, оказывается, пригласил нескольких конгрессменов на Курултай общества “Казак тiлi”. Они ответили, что подумают. А вдруг? Однако, сделав приглашение, по приезду домой, академик сильно задумался: “Государство нам не дает ни копейки. Что делать, теперь не знаю. Надеюсь, что у наших людей от власти и у ставших рабами своих богатств бизнесменов проснутся таки патриотические чувства. Вся надежда на них…”. Интересно, если конгрессмены приедут — это благотворно скажется на положении казахского языка? Вряд ли. Даже если американские конгрессмены проникнутся бедами казахского языка, пользы от их понимания будет маленькая. Ведь настоящее положение казахского языка – это проблема самих казахов. Впрочем, тут впору задаться вопросом: каких таких казахов? Оказывается, казахи делятся на три разновидности. Об этом пишут в “Жас Алаш” (07.08.01) и “Казак эдебиетi” (10.08.01).


“Жасалашевец” Омирзак Мукай в своей статье-эссе “Можно ли экс-казахов считать народом? дает нечто вроде классификации современных казахов. С присущей этому журналисту аллегоричностью и экспрессией он утверждает,


что это — “Не казахи отделились от экс-казахов, а эксы отделились от основного народа. Но народ еще цел и невелика для него потеря <…> Хотя всякого рода деления имеют место быть. Раньше делились на области, районы Сегодня на на жузы, роды. Мусульманин казах не дает дочь казаху христианину. Рыночная эпоха вылупила новую формацию – “новых казахов”. Но настоящие казахи – это те, кто скот пасет в ауле! Новые казахи живут в коттеджа и “пасут” в них собак… Пропасть между этими казахами с каждым днем становится все больше. Но и это деление не страшно, ибо это только социально-бытовые различия. А вот деление по языку и традициям, вере – это гораздо серьезнее. Тем более все больше работают в стране всяких зарубежных миссионеров и гуманитарных фондов с толстыми кошельками <…> Не зря один авторитетный человек сказал, что казахи поделились на собственно “казахов”, “новых казахов” и “экс-казахов” <…> Новый казах сидит в “мерседесе” своем, на сиденье которого расстелил родную кошму и доллары считает <…> считает по-английски, матерится по-казахско-русски, в быту пользуется казахским языком. Несмотря на это, Он в сто раз ближе к казахскости. А вот “экс-казахи” – это бывшие казахи, они ныне совсем не хотят быть казахами. Они – “живые мертвецы” <…> Они стучатся в двери Европы и России, а Европа и говрит им”Эй, широколицые, чего вы бежите от родины своей?”, а они ей в ответ – “А там демократии мало! Сам-то экс-казах верит, что там, куда он стремится демократиии очень много?..” В конце концов автор делает вывод, что космополитизм погубит нацию, разделяя ее. Поэтому с ним надо бороться не покладая сил и рук, ибо это явление набирает обороты.


Тему О.Мукая подхватывает некий Ислам Жеменей, с которым на страницах “Казак эдебиетi” беседует Амирхан Мендеке. По словам г-на Жеменея в Казахстане происходит “война без винтовок”, молодежь полностью подпала под влияние западной бездуховной масс-культуры. Все модное и престижное не имеет “казахского запаха”. Ситуация усугубляется тем, что “в обществе еще не сформировалась национальная элита, а есть просто группы “зиялы-кауым”. В первую группу входят одни иностранцы, т.е. иностранные инвесторы, которые влияют даже на самого президента. Они имеют неограниченные материальные ресурсы. Это очень опасная группа, поскольку ей нет дела до коренных интересов казахов, они преследуют только свои цели. Вторую группу образуют люди, имеющие доступ к властным рычагам, но они не знают казахского языка. Вместе с тем именно таким людям народ ни в коем случае не должен доверять, ибо она, как и первая группа полностью игнорирует казахские интересы. Третья группа состоит из казахскоязычных деятелей, они знают и по-русски. Они любят свой народ, но не против того, что их дети учатся на русском языке, поскольку они всегда видели, что на коне всегда русскоязычные. Четвертая группа состоит из аксакалов, которые вернулись на землю предков из-за границы. У этих нет русского языка, они материально беспомощны. Вот таково наше нынешнее состояние, весьма неважнецкое <…> Мы все (казахи т.е.) можем быть самыми разными, но родину любить мы все обязаны одинаково крепко…”.

Новости партнеров

Загрузка...